Рождение Геракла

17 апреля 2006, 00:00
  Северо-Запад

Редакционная статья

Ситуация с земельными участками в России очень напоминает массовую приватизацию предприятий в первой половине 1990-х годов. Как и тогда, государство выглядит никудышным собственником – ни эффективно управлять своим имуществом, ни даже грамотно продать его оно не в состоянии. Спасает только стратегическая политическая установка власти на приватизацию – госимущество должно переходить в частные руки. А если не получается цивилизованно, то все средства хороши. Потому что в противном случае наступит коллапс экономики.

Во времена приватизации предприятий чиновники в кулуарах признавали, что если все делать в строгом соответствии с законом, то необходимых экономике темпов разгосударствления достичь не удастся. И потому всячески стимулировали процесс, в том числе закрывая глаза на покупку акций руководителями предприятия за счет его же прибыли, что закон запрещал. Аналогичными соображениями (а также желанием остановить разворовывание госпредприятий директорами) мотивировались и «залоговые аукционы», весьма сомнительные с точки зрения закона. Зато, как говорят теперь некоторые политики, бывшие тогда у власти, удалось создать критическую массу частной собственности, благодаря которой страна устояла в кризисе 1998 года.

Так же происходит сейчас и с землей – если бы не спекулянты, скупившие в свое время участки (или права на их освоение) в центральных районах городов, то массовое жилищное (да и коммерческое, по-видимому) строительство уже давно бы захлебнулось. Потому что власти не могут организовать эффективную торговлю землей: продавать «неупакованные» (не обеспеченные полным набором документов) участки им запрещает федеральный закон, а «упаковать» землю в необходимом рынку количестве чиновники не в состоянии.

Например, даже те крохи, которые сейчас выставляют на торги власти Петербурга, бизнес брать не хочет из-за больших рисков – цены высокие, сроки выполнения инвестиционных условий короткие, а гарантий, что удастся вовремя подключить построенные объекты к источникам электроэнергии, нет (по оценкам девелоперов, «Ленэнерго» не успеет построить головные источники). Именно этими аргументами строители объясняют фактический провал первых после длительного перерыва апрельских торгов Фонда имущества Санкт-Петербурга, на которых было продано только три «упакованных» участка из шестнадцати. Заметим, что в других городах Северо-Запада ситуация не лучше: в Череповце, например, где система земельных торгов аналогична петербургской, за весь последний год также продано всего 17 участков. В большинстве же других городов земельные торги под массовую застройку до сих пор не проводятся (в некоторых только начинаются): чиновники так и не разработали соответствующие процедуры.

Строительный бизнес в Петербурге в значительной степени живет теми участками, которые удалось отхватить спекулянтам в последние месяцы губернаторства Владимира Яковлева. Именно эти земли, зачастую полученные на сомнительных с точки зрения закона основаниях, а также запасы пятен самих строителей (тоже, впрочем, «заморозивших» свои участки полузаконными методами) да земельные излишки промышленных предприятий создали критическую массу примерно из тысячи участков, позволяющую сейчас, когда конъюнктура на рынке помещений вновь стала благоприятной, удерживать строительный рынок от кризиса. Если бы не этот хаотичный вторичный рынок, то 131 участка, проданного городом за все время торгов, явно бы не хватило. Что бы тогда стало с ценами на недвижимость, можно только догадываться.

Искать виноватых в искривлении российских реформ, по большому счету, бессмысленно. Период становления современной экономики во всех странах изобиловал злоупотреблениями. Наивно было надеяться, что Россия избежит общей судьбы, тем более имея советское наследие. Рождение земельного рынка, как, впрочем, и частных предприятий, не могло произойти без травмы: у россиян – как во власти, так и в бизнесе – не было для этого ни необходимого опыта, ни умения, ни традиции должного уважения к закону. Но, слава богу, оказалось достаточно предприимчивости, которая всех нас и выручает в критические моменты.