Движение на север

Несмотря на все опасения, связанные с экологией, Норвегия готова для развития своих малонаселенных территорий частично снять запреты на добычу углеводородов на морском шельфе

Пришедшее к власти в октябре прошлого года правительство Норвегии провозгласило главной целью своей политики развитие северных регионов страны. Причина – долгосрочные прогнозы снижения добычи в нефтяной «житнице» страны, Северном море, и значительный отток населения из трех северных губерний. Лидеры правящей левоцентристской коалиции договорились о необходимости разработки комплексного плана развития северных районов, ядром которого должна была стать разведка и добыча нефти и газа в норвежской части Баренцева моря. После долгих и горячих дискуссий политические соглашения трансформировались в правительственный план развития, который будет представлен на утверждение в парламент. Однако уже сейчас ясно, что без взаимовыгодного сотрудничества с Россией реализовать этот план непросто.

Добыча падает

Газета Aftenposten 20 марта опубликовала статью «Мы добываем меньше нефти и газа», основанную на последней сводке Центрального статистического управления (ЦСУ) Норвегии. Как следует из данных ЦСУ, в прошлом году добыча нефти и газа на норвежском шельфе снизилась второй раз в истории. «В 2005 году добыча нефти и газа упала на 2,6%. Только один раз имело место такое же снижение добычи. Это произошло в 1998 году, тогда спад был примерно аналогичен прошлогоднему. Добыча природного газа в прошлом году несколько возросла, однако снижение добычи нефти было еще большим», – писала газета.

В 2005 году было добыто 257,2 млн стандартных кубических метров в нефтяном эквиваленте, а в 2004-м достигнут исторический максимум, составивший 264 млн, пишет далее Aftenposten. Норвежский Директорат нефти ожидает, что в этом году добыча нефти и газа снизится примерно на тот же уровень, а затем начнет расти и достигнет максимума к 2008 году. Директорат нефти считает возможным обеспечить показатели рекордных 1970-х годов, но добыча должна переместиться в Баренцево море. Однако для этого потребуется решение проблемы спорных территорий с Россией либо более тесная интеграция норвежских энергетических компаний с российскими коллегами.

Круги на воде

В начале января в Осло прошло мероприятие, которое с некоторой натяжкой можно назвать собранием партийно-хозяйственного актива Норвегии. Ведущие политики, капитаны бизнеса, эксперты и журналисты собрались на ежегодную конференцию Союза промышленников и предпринимателей Норвегии (Nжringslivets Hovedorganisasjon). Конференция, получившая название «Северное направление» (Oppdrag nord), ставила целью рассмотрение в едином ключе вопросов внешней политики, освоения ресурсов и развития народного хозяйства.

Выступавший на конференции посол России в Норвегии Александр Панов ясно дал понять, что наша страна рассматривает Норвегию как стратегического партнера на Севере, тем самым дипломат подтвердил тезис, впервые высказанный президентом Путиным летом прошлого года. Посол не обошел проблему отсутствия договора о морской границе в Баренцевом море. «Территориальные разногласия между Норвегией и Россией – наиболее трудный участок наших отношений, но интенсивные переговоры продолжаются. Мы продвигаемся вперед очень быстро», – отметил Панов.

Мнение российского дипломата разделил директор Норвежского института внешнеполитических исследований (NUPI) Сверре Лодгор. «У России и Норвегии различные представления о том, где должна проходить морская граница», – отметил Лодгор, который предложил в качестве альтернативы определить линии сотрудничества. «Мы должны искать возможности гармоничного сосуществования для всей акватории», – рекомендовал Лодгор, особенно выделив вопросы сохранения окружающей среды.

Схожие предложения были выдвинуты на конференции представителем известной консалтинговой компании ECON: в докладе «2025 год – круги на воде» (2025 – Ringer i vannet) Норвегии предлагается в ближайшие 20 лет принять несколько очень важных внешнеполитических решений. Среди прочего ECON советует превратить акваторию, являющуюся предметом спора между двумя странами, в общую норвежско-российскую зону. В качестве прецедента приводится известное соглашение о рыболовной «серой» зоне. «Кругами на воде» в докладе ECON образно назван синергетический эффект от начала разработки энергоресурсов в Баренцевом море и прихода в Северную Норвегию нефтяных капиталов и технологий.

Арктический лидер

Норвежский министр иностранных дел Юнас Гар Стёре высказал сомнение в реальности создания «общих зон», но заявил, что верит в возможность выработки некоего «свода правил» (code of conduct, как выразился Стёре), регламентирующего добычу нефти и газа: «Я верю в договоренности на основе свода правил. Общие правила будут затрагивать не только добычу углеводородов, но и регламентировать охрану окружающей среды и транспортные потоки». Стёре подчеркнул, что Норвегия должна занять лидирующие позиции среди стран, активно присутствующих в северных регионах.

Правительство Норвегии не выбирает между нефтью и рыбой, окружающей средой и развитием промышленности

На конференции «Северное направление» в завершающем докладе под названием «Северные регионы – море возможностей» премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг определил важнейшие направления развития народного хозяйства Северной Норвегии, поставив на первое место рыболовство. Другие направления – энергетика, хозяйственная деятельность, интересы коренного населения, развитие экономики знаний. Столтенберг подчеркнул важность норвежского подхода к установлению рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена и заверил собрание в дальнейшем укреплении сил береговой охраны.

Отметив необходимость налаживания энергетического диалога с Россией, премьер-министр обещал оказать политическую поддержку обеим норвежским нефтегазовым компаниям – Statoil и Norsk Hydro, с тем чтобы они стали участниками разработки Штокмановского месторождения. Кроме того, Столтенберг выразил желание политического руководства усиливать норвежское присутствие в Баренцевом море и тем самым продемонстрировал отсутствие разногласий между участниками правительственной коалиции в вопросе добычи углеводородов в «море возможностей».

Не оптимистичен ли сценарий?

Сценарий компании ECON может оказаться чересчур оптимистичным, в случае если выяснится, что предсказания будущего нефтяного бума несостоятельны. 24 марта газета норвежских деловых кругов Dagens Nжringsliv опубликовала статью под красноречивым заголовком «Нефтяной оптимизм преувеличен». «Ученые выплеснули ушат холодной воды на тех, кто предсказывал нефтяной бум на Севере, – писала газета. – Оптимистические прогнозы развития северных регионов, основанные на будущей добыче нефти и газа, оказались сильно преувеличенными». Как писала газета, такое мнение высказали исследователи из Полярного института (Polarinstituttet) и университета города Трумсё.

В то же время правительственный план развития северных районов страны немыслим без масштабных нефтегазовых проектов, поскольку отрасль должна стать тем локомотивом, который обеспечит экономический подъем региона. Достичь единства в вопросе разработки плана развития Баренцева моря членам правительства удалось только после долгих и напряженных дискуссий. Самые жаркие дебаты происходили между представителями Рабочей партии, составляющей большинство в правительстве, и Социалистической левой партии, считающейся активной защитницей окружающей среды.

Как следовало из статьи «Нефть в Баренцевом море – где нюансы?», опубликованной 19 марта газетой Aftenposten, в дискуссиях, посвященных баренцевоморскому плану развития, высказывались два крайних мнения. Социалисты и представители природоохранных организаций считают, что Баренцево море является недостаточно изученным и существует огромный риск нанести непоправимый урон его экосистеме из-за масштабной добычи нефти и газа на шельфе. Их оппоненты из числа лейбористов, напротив, полагали, что последствия от добычи углеводородов в Баренцевом море не будут отличаться от тех, что имели место в Северном море.

Эти мнения привели к излишней поляризации точек зрения, писала газета. Те знания об экологической системе Баренцева моря, которыми располагают исследователи, позволяют им утверждать, что последствия настоящей и будущей производственной деятельности будут более разнообразны.

Презентация плана

«Не секрет, что внутри правительства не было согласия относительно развития нефтяной отрасли на Севере. Поэтому мне особенно приятно представить сегодня компромиссный план, который поддержан всеми членами кабинета», – заявила на презентации правительственного плана, состоявшейся 31 марта, руководитель Министерства охраны окружающей среды Хелен Бьёрной. «Вечного запрета на разработку минеральных ресурсов вблизи побережья Лофотенских островов и островов Вестеролен не будет. После напряженной межпартийной борьбы правительство представило план, который дает возможность нефтяным компаниям начать свою деятельность в Северной Норвегии», – писала в статье «Правительство представило план развития нефтяной отрасли» газета Dagens Nжringsliv.

«Мы не выбираем между рыбой и нефтью, окружающей средой и нефтедобычей. Мы продолжаем давнюю традицию, когда они могут развиваться бок о бок. Всегда требуется находить баланс, и на этот раз такой баланс найден», – заявил на представлении правительственного плана Йенс Столтенберг. Социалистам и защитникам окружающей среды не удалось добиться от правительства наложения вечного запрета на разработку нефти и газа вблизи побережья Лофотенских островов и островов Вестеролен. Акватория Нурланн VI (водный ареал вокруг Лофотенских островов) по-прежнему остается закрытой для нефтеразведки и добычи. Однако акватория Нурланн VII, простирающаяся к северу от побережья Вестеролена, будет закрыта для нефтяных компаний только на время работы сегодняшнего Стортинга, то есть до новых парламентских выборов.

Как считают эксперты, это решение было принято из-за того, что в ареалах Нурланн VII и Трумс II еще не проводилась предварительная разведка нефти и газа, поэтому нет достоверных данных о наличии здесь залежей полезных ископаемых. В связи с этим правительство хочет повременить с началом масштабных изыскательских работ. Хелен Бьёрной заявила, что до начала добычи углеводородов в этих акваториях необходимо будет произвести сейсмическую разведку, но правительство не считает возможным начинать работу до 2010 года. «Мы должны собрать необходимую информацию и только после этого оценить ситуацию. Решение относительно этих акваторий будет принято в 2010 году», – подчеркнула министр.

Временно запретные зоны

Ни для кого не стало неожиданностью, что дискуссия о закрытых для нефтедобычи зонах закончилась запретом на какую-либо деятельность в акватории, расположенной ближе 35 км от побережья Финнмарка. Вдобавок правительство собирается отодвинуть границу разрешенной для нефтедобычи зоны с 35 до 50 км от побережья. Эти акватории будут являться заповедными вплоть до разработки нового плана развития нефтяной отрасли, намеченного на 2010 год. Запрет не коснется уже выданных разрешений и тех месторождений, где возможен дальнейший рост добычи. Работы, идущие сейчас на месторождении Голиаф, расположенном примерно в 50 км от побережья, не будут ограничены. В акваториях, находящихся на расстоянии от 50 до 65 км от берега, будет запрещено вести разведку и добычу углеводородов только в летние месяцы.

В акватории шириной 65 км вокруг острова Медвежий будет запрещено вести любые работы, связанные с добычей углеводородов. Территория природного заповедника вокруг острова расширяется до 12 морских миль, то есть до границы территориальных вод. В акватории шириной 35 км вдоль побережья Трумса и Финнмарка до границы с Россией вести добычу и разведку нефти также запрещается. В зоне от 35 до 50 км от берега запрещено разрабатывать новые месторождения. Однако здесь действует исключение: можно продолжать разведку и последующую добычу при наличии полученных ранее разрешений, то есть в предоставленных правительством 19 концессиях. Вопрос о том, будет ли разрешена разработка новых месторождений углеводородов в этой зоне, отложен до 2010 года. На территории от 50 до 65 км от побережья запрещено производить сейсмическую разведку минеральных ресурсов в период с 1 марта по 31 августа.

Акватории южной части Баренцева моря, которые не попали в список ограниченных для нефтедобычи ареалов, доступны для разведки и не требуют получения специальных лицензий, при условии что производственная деятельность не нанесет им экологического ущерба. План развития нефтедобычи должен постоянно уточняться и совершенствоваться. Его первая корректировка, как отмечалось, намечена на 2010 год.

Всего лишь отсрочка

Представители Союза промышленников и предпринимателей, а также Национального объединения работников нефтяной промышленности остались разочарованы правительственным планом. Они считают, что под давлением социалистов Йенс Столтенберг был вынужден согласиться на излишне жесткие ограничения. «Правительство тормозит развитие промышленности на Севере. Нам недостает такого взгляда на проблему, который позволил бы сделать официальную политику пригодной для всей Северной Норвегии», – заявил один из руководителей Норвежского союза промышленников и предпринимателей Финн Бергесен.

Однако даже самые заинтересованные в активизации нефтедобычи лица признают, что сделан значительный шаг вперед. «Самое лучшее, что есть в этом плане, – из употребления будет выведено само понятие „зоны, свободные от нефтедобычи“. Это сигнал тем на Севере, кто видит перспективы нефтяной отрасли: они теперь понимают, что это всего лишь отсрочка», – считает административный директор Национального объединения работников нефтяной промышленности Пер Терье Волл.

Санкт-Петербург

Взгляд оптимистов

Сценарии развития Северной Норвегии, разработанные компанией ECON к 2025 году

• Баренцево море станет важнейшим газовым регионом Европы.

• Северная Норвегия займет лидирующие позиции в хозяйственной жизни страны, будут созданы новые рабочие места.

• Население этой части страны будет обладать уникальными знаниями.

• Произойдет значительный приток трудовых ресурсов как из других частей Норвегии, так и из-за границы.

• Денежные потоки развернутся от юга к северу – сейчас нефтяные деньги текут в обратном направлении.

• Газ станет главным источником энергии в регионе.

• За счет жестких мер по охране окружающей среды и борьбы с незаконным промыслом получит новое развитие рыбодобывающая отрасль.