Кино по-взрослому

Тема недели
Москва, 05.06.2006
«Эксперт Северо-Запад» №21 (274)
Начинающееся техническое перевооружение выведет российский кинематограф на качественно новый уровень конкурентоспособности

Последние два месяца ознаменовались сразу двумя громкими событиями в жизни петербургского кинопроизводства. Оба связаны с планами строительства в городе киностудий, оснащенных по последнему слову техники. Организатором и инвестором первого проекта выступил банк «Глобэкс», второго – АФК «Система». Вложения в обоих случаях исчисляются десятками миллионов долларов. Плановая производительность строящейся киностудии «Сварог» (проект банка «Глобэкс») составляет 100 фильмов в год, киностудия АФК «Система» (проектом управляет люксембургская продюсерская компания Thema Production, на 75% принадлежащая АФК) рассчитана на одновременную съемку шести картин.

По имеющимся сведениям, планы создания технической базы для производства кино есть также у ТРК «Петербург», которая к осени должна выйти на федеральный телевизионный рынок. Таким образом, в ближайшее время в Санкт-Петербурге будет минимум четыре (включая «Ленфильм») крупных кинофабрики, что существенно усилит конкуренцию.

Сейчас в Петербурге работают порядка 30 киностудий. Приход новых крупных игроков, несомненно, стимулирует обновление их инженерно-технической базы. Собственно, в некоторых компаниях процесс модернизации уже идет. В частности, руководство «Ленфильма» еще в прошлом году озвучило программу поэтапного переоснащения производственной базы, на которое планируется потратить около 70 млн долларов.

Триумфальное «мыло»

Рынок современной российской кинопродукции состоит из двух почти не пересекающихся секторов. Первый – это кино для больших экранов. В последние годы этот сегмент демонстрирует уверенный рост. По данным Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, ежегодно в стране снимается порядка 130 полнометражных художественных фильмов – по производительности российский кинематограф приближается к советскому. При этом отечественная продукция уверенно теснит на внутреннем рынке зарубежные фильмы. «Если года три-четыре назад доля отечественного кино в прокате не превышала 3-5%, то теперь на него приходится больше 15%», – утверждает генеральный директор киностудии «Ленфильм» Андрей Зерцалов. А к концу 2006 года, по прогнозам экспертов, российские фильмы будут составлять уже не менее 30% суммарного сбора кинотеатров.

Однако основным направлением деятельности большинства российских кинокомпаний остается производство продукции для телевидения, главным образом сериалов. «Для телевидения в России ежегодно производится около 3 тыс. часов кино, а для больших экранов – около 200 часов», – говорит генеральный директор кинокомпании СТВ Сергей Сельянов. Для многих российских продюсеров выпуск телесериалов является одним из основных способов финансирования большого кино. Так, известный петербургский продюсер и кинокомпозитор Андрей Сигле владеет двумя киностудиями – Proline-Film и АСДС. Первая специализируется на производстве большого кино (одна из последних работ студии – картина Александра Сокурова «Солнце»), вторая занимается телесериалами.

Дешево и сердито

Причин торжества телевизионной продукции несколько. Первая состоит в том, что медиа-бизнес развивается значительно быстрее, чем восстанавливается разрушенная в 1990-е годы индустрия кинопоказа. «Сериалы – это вид бизнеса, не связанный напрямую с доходами населения, – объясняет генеральный директор кинокомпании „Сварог Фильм“ (будет управлять киностудией, которую строит банк „Глобэкс“) Николай Суслов. – Этот бизнес связан с величиной рекламных бюджетов российских компаний». Понятно, что доходы рекламодателей растут значительно быстрее, чем платежеспособность населения. А показать зрителю фильм за счет продажи эфирного времени под рекламу намного проще, чем заставить его купить билет в кинотеатр.

Вторая причина преобладания телевизионных проектов – менее рискованный, чем в большом кино, механизм возврата инвестиций. «Производители сериалов, как правило, имеют предварительные договоры с телеканалами, которые в большинстве случаев еще и финансируют эти проекты, – комментирует Андрей Сигле. – При этом существует заранее определенная стоимость покупки готового продукта телеканалом. В большом кино коммерческие результаты непредсказуемы: в тот же „Титаник“ вложили 190 млн долларов, а получили 2 млрд. Но всегда существует риск, что проект окажется провальным. Только эротическое и порнографическое кино может работать с 93-процентной рентабельностью. Меньше творческих размышлений – меньше рисков».

Наконец, третьим аргументом в пользу телевизионной продукции является сравнительно низкая себестоимость ее производства. «Бюджет добротного российского фильма сегодня составляет не меньше 1 млн долларов, – отмечает Николай Суслов. – Это – за полтора часа экранного времени. Производство одной серии (52 минуты) даже самого дорогого сериала обойдется кинокомпании в 200 тыс. долларов. Значит, полтора часа будут стоить 280-300 тыс. долларов».

Места хватит всем

Проблема снижения себестоимости кинопроизводства заслуживает особого разговора. Стремление сократить затраты привело к тому, что многие продюсерские компании обзавелись собственной технической базой. Отчасти это противоречит мировой практике: в большинстве стран мира продюсерский бизнес существует отдельно от предоставления услуг по техническому обеспечению съемок.

Впрочем, и в России почти нет компаний, способных самостоятельно осуществлять весь комплекс операций по подготовке картины. Значительную часть услуг продюсерским компаниям приходится покупать у сторонних поставщиков, что вызывает неудобства. Три десятка петербургских киностудий обладают определенными мощностями и способны оказывать отдельные услуги по техническому сопровождению проектов. Но ни одна не может обеспечить полный цикл услуг, поэтому продюсерам приходится работать с несколькими партнерами одновременно. В такой ситуации стремление крупных игроков создать полноценную собственную базу выглядит вполне логично.

Полное вытеснение с рынка ныне работающим петербургским киностудиям не грозит. Мировая практика показывает, что ниша для компаний, занимающихся предоставлением технических услуг, найдется. В частности, голливудская модель предполагает наличие большого числа узкоспециализированных компаний, каждая из которых отвечает за отдельный участок работы – монтаж, спецэффекты и т.д. Ужесточение требований рынка только повысит технический уровень кино, а высокого уровня, как показывает практика того же Голливуда, можно достичь только за счет узкой специализации.

Эфир слишком «замылен»

Отдельный вопрос – какого рода продукцию будут выпускать на этих мощностях. Иными словами, насколько целесообразно ориентироваться на телевизионный рынок в средне- и долгосрочной перспективе? Ряд обстоятельств указывает на то, что со временем описанные выше преимущества работы в этом сегменте могут стать не столь однозначными, как сегодня.

Емкость этого сегмента ограничена количеством эфирного времени, которое телеканалы способны выделять под сериалы. Избыток предложения приведет к еще большему ужесточению конкуренции между кинокомпаниями (в телевизионном сегменте она сегодня уже достаточно велика) и, как следствие, к снижению их доходов. Впрочем, АФК «Система» отчасти может решить данную проблему за счет собственных медийных активов. Компания «Система Масс-Медиа», дочерняя структура АФК, недавно завершила ряд сделок по приобретению крупных операторов кабельного телевидения в нескольких регионах. Не исключено, что одним из направлений деятельности новой студии будет производство контента для собственных медиаресурсов.

Однако проблема, с которой в перспективе могут столкнуться игроки сериального рынка, связана не только с ограниченностью медиаресурсов – сами сериалы (в особенности «мыльные оперы») со временем могут занять более скромное место в эфире. «Нигде в мире мыльные оперы не стоят в прайм-тайме, – рассуждает Андрей Сигле. – Их показывают с 15.00 до 16.00, когда у телевизоров сидят домохозяйки. И в нашей стране популярность такой продукции – временная».

Если сериалы действительно перестанут занимать ведущие позиции в телерейтингах, требования к качеству кинопродукции автоматически возрастут. Причем наверняка это коснется не только «сериального», но и большого кино. Генеральный директор и продюсер кинокомпании KSK Films Олег Стрелец полагает даже, что со временем разница между сериалами и большим кино нивелируется, как с технической, так и с драматургической точки зрения. Не гонится за количеством в ущерб качеству и «Сварог». «Мы считаем для себя целесообразным снимать один полнометражный фильм в год», – говорит Николай Суслов.

Интересны ли мы иностранцам?

Часто обсуждаемый вариант дальнейшего развития отечественного кино – производство фильмов для западного зрителя. В последнее время определенное количество российских фильмов попадает в западный прокат и даже имеет там некоторый успех. Как объясняет Андрей Сигле, этот успех во многом объясняется значительно более развитым, чем в России, рынком кинопоказа. «Западные кинотеатры умеют сегментировать аудиторию, поэтому любая сколько-нибудь достойная картина имеет шанс найти своего зрителя, – продолжает Сигле. – Например, наши фильмы (в основном авторский кинематограф) в нынешнем отечественном прокате не приносят ничего, а на Западе они иногда приносят больше, чем иные российские блокбастеры».

Вопрос лишь в том, насколько этот успех значителен с коммерческой точки зрения. Российское кино на Западе представляется достаточно специфичным и может заинтересовать лишь небольшую часть публики, поэтому о большом коммерческом успехе говорить не приходится. «Мы пока не очень понимаем запросы западного зрителя, – говорит Сергей Сельянов. – „Кукушка“, например, имела феноменальный успех в Швейцарии, обогнав „Звездные войны“ по сборам на копию. Почему – непонятно».

Существует и еще одна возможность выхода на западные рынки – производство иностранного кино на российские деньги. По такой схеме работает Thema Production (интервью с Михаилом Дунаевым – «Эксперт» №20 от 29 мая 2006 года). В проектах этой компании заняты иностранные актеры, сценаристы и режиссеры, а фильмы снимаются на европейских языках. Как отмечают наши собеседники, для такой продукции существует определенный рынок сбыта. «Нельзя же все время снимать блокбастеры, – подчеркивает Олег Стрелец. – У американцев есть такое понятие, как фильмы категории „В“. Такая продукция не относится к шедеврам, но приносит немалую часть кассы».

После нефти, водки и спичек

Тем не менее для большинства российских кинокомпаний наиболее перспективное направление – производство кино для внутреннего рынка. Заметим, что никакой национальной специфики в этом нет, поскольку большая часть европейских стран производит кино исключительно для внутреннего потребления. Не являются исключением и США: далеко не вся продукция Голливуда (более 500 картин в год) попадает на мировой рынок. Для «внутреннего пользования» работает и самый крупный по производительности кинематограф мира – индийский, ежегодно выпускающий порядка 800 фильмов. Россия, как и Индия, имеет неоспоримое преимущество перед многими другими кинодержавами: число потенциальных посетителей российских кинотеатров – 140 млн человек.

Есть и другие аргументы в пользу ориентации кинопроизводителей на отечественного зрителя. Во-первых, в России наблюдается рост числа кинотеатров, что способствует снижению рисков производителей кино. По данным исследования, проведенного компанией «Невафильм», только за 2005 год количество современных кинозалов в стране увеличилось на 239 (почти на 30%). Во-вторых, в сегменте большого кино пока отсутствует серьезная конкуренция. «Сегодня спрос на отечественное кино удовлетворен менее чем на 20-30%, – говорит Николай Суслов. – При этом наши фильмы собирают в разы больше, чем заграничные блокбастеры». Наконец, последний аргумент приводит Андрей Зерцалов: «В советское время кинематография по объему прибыли была на четвертом месте среди отраслей народного хозяйства – после нефти, водки и спичек. При средней стоимости билета 8 копеек художественные фильмы окупали хроникальное и документальное кино, которое доходов не приносило».

Магнит для арендатора

Одна из идей, лежащих в основе новых проектов, состоит в том, чтобы сдавать производственные мощности в аренду. Главными арендаторами, судя по всему, должны стать московские кинокомпании, на которые приходится львиная доля снимаемых в стране фильмов. Если раньше подавляющая часть тех же сериалов снималась в Петербурге, то сегодня съемочный процесс частично переместился в Москву, а частично – в Киев и Минск. Сейчас, по оценке Андрея Зерцалова, в городе на Неве производится не более 30-40% российского кино.

Причин тому две. Во-первых, в Москве за последние годы сформировалась мощная инфраструктура кинопроизводства, а петербургская техническая база (в частности, на «Ленфильме», где снимается большинство осуществляемых в городе проектов) постепенно приходила в упадок. Во-вторых, услуги петербургских киностудий стоят дороже, чем у конкурентов в Белоруссии и на Украине. Появление новых киностудий, по замыслу их владельцев, повысит конкурентоспособность Петербурга и стимулирует приток клиентов. «Снимая кино в Питере, кинокомпания может существенно сократить свои затраты», – говорит Николай Суслов.

Однако дешевизна Петербурга очевидна не для всех. «Себестоимость кинопроизводства в Петербурге ненамного ниже, чем в Москве, – считает Сергей Сельянов. – Мы снимаем в Москве примерно половину своих фильмов». На один из факторов, говорящих не в пользу Петербурга, указывает генеральный директор компании «Невафильм» Олег Березин: «Возможности удешевления съемок за счет их переноса в Петербург не бесспорны, главным образом – с точки зрения затрат на персонал. Из-за дефицита кадров в Петербурге разница между московскими и питерскими гонорарами не слишком существенна».

Не вполне обоснованными кажутся надежды и на другую группу клиентов – западные кинокомпании. В принципе, аутсорсинг в кинобизнесе давно стал обычной практикой, поскольку западные мейджоры заинтересованы в удешевлении производства не меньше российских продюсеров. Петербург в свое время пользовался большим интересом у западных кинокомпаний. Однако за период разрухи, царившей в российском кино в 1990-е годы, иностранцы успели обосноваться на киностудиях Восточной Европы. Как считает Сергей Сельянов, отвоевать утраченные позиции теперь будет непросто: «Во-первых, стоимость производства кино в Петербурге достаточно высока, мы не можем конкурировать с Восточной Европой по цене; во-вторых, у нас слишком дорого обходится проживание в гостиницах».

Нарастить мускулы

События, происходящие на петербургском рынке производства кинопродукции, развиваются в русле общероссийской тенденции. Появление мощных кинофабрик должно повысить конкурентоспособность отечественного кино в целом – как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Сегодня конкурентоспособность обеспечивается главным образом благоприятной рыночной конъюнктурой – почти ажиотажным спросом на российское кино. Прогнозировать, что он останется таковым навсегда, сложно. Но для наращивания мускулов грех не воспользоваться моментом.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама