Памяти Сергея Агеева

5 июня 2006, 00:00
  Северо-Запад

Сергей трагически ушел из жизни 1 мая 2006 года. Старейший работник издательского дома «Эксперт» в Санкт-Петербурге, он пользовался любовью близких и коллег. Однако, с грустью и волнением составляя эти прощальные слова, мы думаем не cтолько об этой любви – чувстве безальтернативном по отношению к такому прелестному, доброму, великодушному человеку, каким был Сергей, сколько о профессиональном признании, которого он заслуживал, но внешних атрибутов которого принципиально избегал. Теперь, когда он ушел, следует назвать вещи своими именами.

Место Сергея в петербургской деловой журналистике было совершенно особенное. Сама его должность в журнале – редактор-консультант – не укладывалась в обыкновенные редакционные практики, но, и это теперь особенно ясно, очень точно описывала его ключевую компетенцию. Политехник по образованию, обладатель редкой памяти, Сергей был уникальным для постсоветского времени эрудитом в «скучных» областях и отраслях – тяжелой промышленности, транспорте, энергетике. Его несравненная эрудиция – не просто склад тех или иных сведений, нужных для работы, скорее это была богатая и открытая для всех коллекция картин развития рыночной экономики на Северо-Западе, на которой, как на любой коллекции, лежал отпечаток личности собирателя. Многое рациональное, что было в журнале  «Эксперт Северо-Запад» за семь лет его существования, обязано своим появлением именно Сергею.

Его достоинства вовсе не сводились к собственно экспертным. Сергей запомнится нам как прекрасный журналист, причем журналист, который развивался сам и помогал вырастать другим. Он охотно воспитывал молодых и, что не менее важно, уже совсем не юных сотрудников. Большинство из нас, его коллег, испытывали его сильное и плодотворное влияние.

Он культивировал в себе, может быть, лучшее, что есть в людях советских поколений, – острое чувство справедливости. Страстный критик российского неустройства, Сергей был не менее страстным патриотом своей страны и родного города. Кстати, его связь с ленинградской культурой – а Сергей любил, когда его называли ленинградцем, – была глубока. Внешне скромный, но знавший себе цену, он с удовольствием играл в органичную для лучших представителей ленинградской интеллигенции игру на занижение, а не зывышение жанра.

Но, пожалуй, главное в Сергее, основа его профессиональных достижений – это, так сказать, открытый код, убежденная беспартийность, лояльность факту и здравому смыслу. Он был поклонник неожиданных гипотез, одновременно страстный спорщик и командный игрок. Не было лучшего товарища в изучении бесчисленных «белых пятен» петербургской и, шире, северо-западной политэкономии, чем Сергей.

Сергей Агеев в нашей памяти – это воля к познанию, это осмысленный и прочувствованный житейский и управленческий опыт, тренированная любознательность журналиста, это готовность развиваться, это победа над стереотипами внутри себя – уникальное для петербургской журналистики сочетание. Оно, увы, не может быть повторено. Сегодня нам горько сознавать, что многие редакционные замыслы уже не осуществятся в том качестве, которое мог им придать только Сергей. Наш регион, наш город потеряли искушенного, мужественного, энергичного, доброжелательного эксперта-исследователя, в котором они именно сейчас так нуждаются. Он нес в себе и сообщал коллегам парадоксальное и продуктивное сочетание скепсиса и энтузиазма. Смерть Сергея – без преувеличения большая утрата.

Светлая ему память.