Всюду клин

Российские энергомашиностроители не в состоянии справиться с объемом заказов на оборудование, которое потребуется энергетическим компаниям для обновления генерирующих мощностей внутри страны в ближайшие годы

Поскольку в стране возникла острая потребность в обновлении генерирующих мощностей, большинство российских машиностроительных предприятий, выпускающих энергетическое оборудование (газовые и паровые турбины, поршневые машины, котлы, генераторы, ядерные реакторы и т.д.), получают неплохие шансы выйти из кризисного состояния. Еще пять-семь лет назад этот сектор промышленности стоял на грани жизни и смерти. Только благодаря экспортным заказам и оживающему спросу со стороны других отраслей экономики удалось вдохнуть жизнь в оставшиеся на плаву заводы. Как заявил глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс, в ближайшие пять лет энергокомпании планируют ввести как минимум 22 тыс. МВт новой генерации. Для энергомашиностроителей это означает необходимость увеличения выпуска продукции в несколько раз. На самом деле имеющиеся резервы заводов позволяют увеличить производство в среднем лишь на 10-30%.

Из последних сил

Российских энергомашиностроителей в зависимости от мощности выпускаемого оборудования можно разделить на три группы: игроками на рынке большой мощности выступают "Силовые машины" (СМ) и Объединенные машиностроительные заводы (ОМЗ), средней НПО "Элсиб", "Красный котельщик", Уральский турбинный завод, малой "Энергомашкорпорация" (ЭМК), НПО "Сатурн".

Сегодня 80% продукции крупного энергомашиностроения в России производится по экспортным контрактам для Китая, Индии, Ирана. По мнению экспертов, сохранить присутствие на мировом рынке (годовой емкостью порядка 70 млрд долларов) россиянам позволили лишь тендеры с западными производителями. Существенную поддержку в реализации экспортных контрактов оказала государственная инжиниринговая компания "Технопромэкспорт" (ТПЭ), выступающая генподрядчиком по зарубежным проектам. По словам аналитика Advanced Research Елены Шашкиной, ТПЭ способна выполнять строительство станций "под ключ" и, если взять ее референц-лист (специфика и количество прошлых проектов), не уступает мировым лидерам.

Рынок крупного энергомашиностроения является глобальным, поэтому основную конкуренцию отечественным компаниям на мировых тендерах всегда составляют одни и те же гиганты General Eleсtriс, Siemens, Mitsubishi, АВВ. Эти компании готовы давать заказчику долгосрочные товарные кредиты на любые суммы, а западные банки гарантировать исполнение контрактов. Россияне ни того ни другого обеспечить не могут. По этой причине российская доля мирового рынка энергооборудования сокращается, несмотря на нашу готовность торговать дешевле. В настоящее время российские производители энергооборудования контролируют около 3% мирового рынка (против 12% в начале 1990-х годов).

Конкуренция на внутрироссийском рынке (емкость 1 млрд долларов в год) имеет некоторые особенности. До последнего времени в секторе большой и средней энергетики можно было говорить о монопольном положении отечественных игроков. Конкурентная борьба здесь только разгорается. Однако уже сегодня очевидно, что с приходом на рынок зарубежных компаний в составе СП и представительств наши производители оказались не готовы к серьезной конкуренции на рыночных условиях, а лоббистские методы удержания позиций срабатывают все реже и реже, считает генеральный директор инжиниринговой фирмы "А.Д.Д." Владислав Норкин. В области малой энергетики, наоборот, российских и зарубежных производителей много и между ними давно идет жесткая конкуренция по цене, качеству, надежности. Рост рынка оборудования малой мощности составляет минимум 30-50% в год, и эта динамика сохранится, пока системно не решатся проблемы дефицита мощностей и износа сетевого хозяйства в большой энергетике.

Запрограммированное отставание

Постперестроечный период не прошел без следа для отечественного энергомаша. Сокращение внутреннего спроса на оборудование привело к хроническому недоинвестированию в производство и снижению его технического уровня. Когда отчисления на НИОКР упали практически до нуля, увеличилось отставание от мировых лидеров в части разработки современного энергетического оборудования. "Российские энергомашиностроители пока не имеют развитых технологий по парогазовым установкам и атомным реакторам мощностью 1500 МВт", считает Елена Шашкина. Действительно, по данным РАО ЕЭС, сегодня кпд отечественных теплоэлектростанций на газе в среднем составляет 38,5%, а их зарубежных аналогов 44,5%, кпд передовых образцов ПГУ в России не превышает 52%, а западные аналоги уже достигли 58-60%.

По словам заместителя генерального директора по технической политике, технического директора ОАО "Силовые машины" Юрия Петрени, ПГУ мощностью до 200 МВт в России делать умеют. Что касается более мощных установок, то тут действительно есть проблемы: "Догнать западные страны по этой продукции сложно, это потребует огромных денег. Выход в получении за рубежом лицензии на производство и организацию сотрудничества с иностранным партнером".

С коллегой согласен главный инженер строящейся в Петербурге Юго-Западной ТЭЦ Анатолий Чугин: "Газовые турбины для ЮЗ ТЭЦ будем приобретать за рубежом, поскольку турбин необходимой нам мощности отечественные машиностроители не производят". По мнению Чугина, главная задача для отечественных энергомашиностроителей состоит в улучшении технических и эксплуатационных характеристик оборудования, а также качества обслуживания установок не только в гарантийный, но и постгарантийный период.

Отложенный энергобум

В конце 1980-х в СССР ежегодно вводилось в строй около 10-12 тыс. МВт новых мощностей, а за последнее десятилетие не более 3 тыс. МВт. Последними из завершенных крупных проектов стали Сочинская и Калининградская ТЭЦ-2, до этого Северо-Западная ТЭЦ в Петербурге. По данным Advanced Research, возраст оборудования электростанций превышает 30 лет, износ зашкалил за 70%. Сегодня можно говорить, что энергетика стала тормозом в развитии экономики страны: достаточно вспомнить зимние ограничения в потреблении электричества и тепла, с которыми с завидной регулярностью сталкиваются промышленность и население. На состоявшейся в начале июня встрече президента Владимира Путина с Анатолием Чубайсом, а также рядом министров президент заявил о недопустимости нынешней ситуации, когда РАО не в состоянии выполнить заявки от участников экономической деятельности на 50 млрд кВт/ч электроэнергии.

Получив "ускорение" сверху, правительство поспешило одобрить беспрецедентную инвестиционную программу для тепловой электроэнергетики на период до 2010 года, в основе которой лежит прогноз энергопотребления, сформированный РАО ЕЭС. Программа предусматривает утроение объемов ввода энергомощностей по сравнению с предыдущей пятилеткой. Причем в 2010 году предполагается ввести в шесть раз больше мощностей, чем в 2006-м. Согласно плану, в 2010-2015 годах инвестиции увеличатся еще на 50%. Средства планируют привлечь путем размещения на фондовом рынке акций (дополнительных эмиссий) генерирующих компаний (ТГК и ОГК) и, возможно, за счет продажи долей в них стратегическим инвесторам (блокирующие пакеты акций останутся у РАО до ее ликвидации). По словам Анатолия Чубайса, полученные таким способом средства позволят энергокомпании ввести как минимум 22 тыс. МВт новой генерации в ближайшие пять лет.

На Северо-Западе основными потребителями оборудования выступают ТГК-1 и ОГК-6, а также концерн "Росэнергоатом". На ТГК-1 запланирована инвестпрограмма до 2015 года в размере 4,6 млрд долларов. В этом году руководство компании выберет генерального подрядчика на реконструкцию 20 из 45 своих ГЭС (на сумму до 1 млрд долларов). А "Росэнергоатом" близок к началу строительства в Ленинградской области замещающих мощностей Ленинградской АЭС. Новые реакторы с формальной точки зрения не увеличат производство электроэнергии, но и не допустят его резкого сокращения через 15 лет, когда существующие реакторы выработают свой ресурс и будут выведены из эксплуатации. По словам заместителя директора ФГУП "СПб АЭП" ("Атомэнергопроект") Анатолия Молчанова, петербургские компании "Ижорские заводы", Ленинградский металлический завод (ЛМЗ), "Электросила", Кировский завод получат заказы в объеме 500 млн долларов на изготовление оборудования для головного энергоблока.

Лучше меньше, да вернее

Верится с трудом, что озвученные инвестпланы будут выполнены полностью. Проблемы возникнут как с деньгами (вряд ли инвесторы бросятся скупать акции в необходимых энергетикам объемах), так и с производством оборудования в нужных количествах и в желаемые сроки. Скорее всего, по недоброй традиции все растянется во времени и уменьшится в объемах.

Весьма симптоматичной в этом смысле является ситуация с инвестпрограммой по атомной энергетике. Хотя она была озвучена еще в ноябре прошлого года, до сих пор лишь обсуждается, ни одного договора не подписано. Глава "Росатома" Сергей Кириенко обещает выделить в 2007 году целых 18 млрд рублей на всю отрасль. Серьезными эти деньги не назовешь, их не хватит для строительства даже одного реактора-миллионника, стоимость которого превышает 1 млрд долларов.

Тем не менее очевидно, что какие-то заказы у энергомашиностроителей все-таки будут. Соответственно, по прогнозам Минпромэнерго, емкость рынка энергетического машиностроения страны в ближайшие два-три года возрастет в несколько раз до 4-5 млрд долларов в год. Загружаться станут в первую очередь отечественные предприятия минимум по двум причинам. Во-первых, российская продукция обойдется дешевле, как при покупке, так и при сервисном обслуживании. Для РАО ЕЭС и концерна "Росэнергоатом", не располагающих финансами, соизмеримыми с масштабами стоящих перед ними задач, этот фактор может сыграть решающую роль.

Что касается оборудования, которое отечественные машиностроители не в состоянии сейчас изготавливать на современном уровне (ПГУ, газовые турбины большой мощности), то поначалу, безусловно, его придется закупать за границей. Параллельно будет налаживаться производство этого оборудования внутри страны. Соответствующие шаги уже предпринимаются. Как заявил недавно Анатолий Чубайс, на ЛМЗ создается отдельное подразделение, которое будет осваивать производство газовых турбин вместе с Siemens. Но из-за длительности цикла производства первые большие турбины поступят заказчикам не ранее чем через два года.

Вторая причина, по которой приоритет будет отдаваться российским производителям, необходимость обеспечивать энергетическую самостоятельность страны. Национальное энергомашиностроение важно и как инструмент геополитического влияния на другие государства. Не случайно накануне большого перевооружения энергетики предпринимаются шаги по созданию окологосударственной компании "Атомэнергомаш". В нее войдут не только ОМЗ и СМ (крупные пакеты акций этих компаний уже принадлежат РАО и Газпромбанку), но со временем, вероятно, и НПО "Элсиб", "ЭМА-Альянс" и ЭМК. Уступка акций в пользу "Атомэнергомаша" может стать основным условием получения этими компаниями серийных контрактов. Таким образом, по мнению экспертов, может быть создана компания, способная строить станции любой мощности и на любом топливе (газ, уголь, уран, гидроэнергия) по примеру мировых конкурентов. Государство интересуют производители энергетического оборудования большой и частично средней мощности, так как именно в этом секторе в дальнейшем будут генерироваться основные финансовые потоки по внутренним и экспортным контрактам. По логике вещей, часть акций будущего мегахолдинга (контроль над компанией наверняка останется за государством) должна быть продана зарубежным инвесторам с целью привлечения современных технологий: для России это путь продуманной модернизации мощностей, для иностранцев гарантированный выход на российский рынок.

Любые деньги за завод

Очевидно, что российским энергомашиностроителям не удастся увеличить объемы производства в разы в ближайшие три года, как этого требует РАО. По некоторым позициям их мощности и так уже загружены под завязку, но, с другой стороны, никто из производителей не отказывается от новых экспортных контрактов, считая ориентацию на внешний рынок делом менее рискованным. Для выполнения заказов РАО в желаемые сроки надо за короткое время увеличить мощность заводов. Однако это непросто. "Производство паровых турбин на Силовых машинах пока еще имеет потенциал роста, но не более чем на 20-40%. А вот производство гидротурбин практически полностью загружено, поэтому для дальнейшего наращивания их выпуска потребуются крупные инвестиции, говорит Юрий Петреня. Мы можем серьезно увеличить только производство газовых турбин. Выпуск ГТЭ-160 (160 МВт) можно довести до четырех в год, а сегодня выпускается одна такая турбина". По оценкам экспертов, единственный производитель ядерных реакторов в стране "Ижорские заводы" способен за счет имеющегося резерва обеспечить изготовление двух реакторов-миллионников в год. Определенный ресурс имеется у производителей котельного оборудования. По словам Юрия Петрени, в целом резерв мощностей отечественных энергомашиностроителей даст рост на десятки процентов, но никак не в разы, как это может потребоваться в ближайшее время.

Опрошенные нами эксперты отмечают, что для того чтобы радикально повысить выпуск энергооборудования, необходимо развивать новые производства, а это уже совсем другие деньги, другой уровень металлургического и кадрового обеспечения. Привлечь средства для наращивания объемов производства энергооборудования, в принципе, возможно. Однако нет никаких гарантий, что это заинтересует будущего совладельца "Атомэнергомаша" "Газпром", перед которым стоит проблема инвестиций в дорогостоящие проекты, связанные с его основной деятельностью. Инвестирование в заводы для него означает сокращение вложений в собственное развитие, которых и так не хватает.

Впрочем, в стране достаточно других компаний, готовых инвестировать в энергетическое машиностроение. Интерес к этой сфере проявляют алюминиевые магнаты владелец "СУАЛа" Виктор Вексельберг и владелец "Русала" Олег Дерипаска. В рамках совместных предприятий инвесторами могут выступать иностранные производители. Российские металлургические гиганты, входящие в полосу стагнации на мировом рынке, будут только рады появлению новых потребителей своей продукции внутри страны.

Между тем ключевой проблемой, по мнению экспертов, станет кадровая обеспечение предприятий специалистами, обладающими единым технологическим знанием и культурой производства, что необходимо для выпуска сложной продукции современного уровня. Уже не первый год петербургская промышленность задыхается от нехватки инженеров и рабочих на действующих предприятиях. Вряд ли кадровый вопрос складывается иначе в других центрах энергомашиностроения в Москве, Перми, Таганроге.

Судя по всему, российской энергетике придется еще долго выступать в роли тормоза всей отечественной экономики. Многолетний период нехватки средств, которые необходимо было вкладывать в обновление генерирующего оборудования, сменяется периодом дефицита производственных мощностей для изготовления этого оборудования. В такой ситуации дело может дойти даже до импорта электроэнергии.

Санкт-Петербург