Новые постепеновцы

Тема недели
Москва, 25.09.2006
«Эксперт Северо-Запад» №35 (289)

Участник одной из многочисленных в последнее время публичных дискуссий о борьбе с контрафактной продукцией вспомнил забавнейший анекдот. После ХХ съезда партии первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Фрол Романович Козлов приехал на Кировский завод. Там в партбюро увидел портрет Сталина. Посмотрел и говорит: «Снять!» А потом подумал и добавил: «Постепенно». Логика борьбы с контрафактом, по крайней мере на рынке аудио- и видеопродукции, которую выбрали питерские власти, вполне соответствует мудрому решению Фрола Романовича.  

В качестве главной ударной силы Смольный избрал созданное по его инициативе некоммерческое партнерство «ОКО». НП «ОКО» фактически претендует на статус саморегулируемой организации (СРО). Главная общественная функция СРО (если следовать формулировке соответствующего законопроекта, который уже много лет пылится в Госдуме) в том, что они берут на себя ответственность перед государством и обществом обеспечить достойную и честную конкуренцию в своей сфере рынка, полностью исключив возможность махинаций и выпуска недоброкачественных товаров и услуг. Но принципиально важно то, что правила СРО распространяются только на его членов – в этом заключается сам смысл понятия «саморегулируемая организация».

ПН «ОКО» пытается «регулировать» всех участников рынка, даже тех, кто не входит в ее состав, причем, как говорят, действует силовыми методами. По свидетельству представителей компании «505», ее магазины поставлены под физический контроль частного охранного предприятия «Магистраль», связанного с одним из учредителей «ОКО». К тому же «добровольные учетные марки», свидетельствующие о легальности продаваемых дисков, выдает не само НП, а несколько оптовиков, также вошедших в его состав. Как сообщила заместитель генерального директора «Айсбеrg» по связям с общественностью Анна Кончарова, ее компания получает диски прямо со складов НП «ОКО». Представители же компании «505» прямо заявляют, что НП побуждает своих членов закупать продукцию у определенных оптовиков. И что самое любопытное, это вовсе не означает, что члены НП «ОКО» чисты, как слеза младенца. Их магазины по-прежнему торгуют контрафактом, как утверждает заместитель директора Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Санкт-Петербурга Сергей Веснов, ссылающийся на акт независимой экспертизы. Все это вызывает большие подозрения в том, что под видом борьбы с контрафактом происходит если и не рейдерский передел рынка, как считает Сергей Веснов, то уж во всяком случае – создание недобросовестной конкуренции в пользу определенных участников рынка.

Главный порок избранного властями метода в том, что имманентная государственная функция борьбы с незаконным предпринимательством делегирована частной организации. И это вместо того, чтобы предпринимать очевидные усилия по выявлению компаний – производителей контрафакта, как это делается на других рынках (например, алкогольном) и в других странах.

Впрочем, власти почему-то не склонны этим заниматься, усиливая подозрения в причастности их самих к производству контрафактной продукции. Как бы то ни было, но информация о незаконном производстве в России самой разной продукции нарастает с каждым днем.  О производстве неучтенного алкоголя на крупных легальных предприятиях уже открыто говорят участники рынка. Дошло до того, что министр обороны Сергей Иванов сообщил о контрафактном производстве автоматов Калашникова.

О том, что контрафактные аудио- и видеодиски в огромных количествах производятся на самых разных вполне легальных российских предприятиях, слухи ходили давно. Так что никого не удивило недавнее сообщение министра экономразвития Германа Грефа, что только за последний месяц были обнаружены пять оборонных предприятий, производящих контрафактную аудио- и видеопродукцию в огромных масштабах. При первой же проверке там было найдено около 6 млн контрафактных дисков. Оказалось, что бороться с контрафактом не так уж и сложно. Было бы желание.

У партнеров

    Реклама