Статистика – не главный критерий

Спецвыпуск
Москва, 25.09.2006
«Эксперт Северо-Запад» №35 (289)
Губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов считает, что оценка деятельности региональных властей должна быть комплексной, а не базироваться на нескольких формальных показателях

О проблемах, с которыми сталкивается Мурманская область, и перспективах ее социально-экономического развития мы беседуем с губернатором региона Юрием Евдокимовым.

– Экономика области по-прежнему зависит от состояния дел в горнодобывающей и металлургической отраслях. Каковы пути решения этой проблемы?

– Действительно, горно-металлургический комплекс региона имеет экспортноориентированный характер. Фактор внешнеэкономической конъюнктуры рынка металлов и удобрений, как и прежде, очень значим для нас. Ведущие предприятия отрасли работают стабильно, уверенно и когда цены на их продукцию растут, увеличивают свой вклад в социально-экономическое развитие области.

Мы пошли по пути заключения соглашений, направленных на то, чтобы учитывать интересы и области в целом, и тех городов и районов, по отношению к которым эти предприятия считаются градообразующими. К примеру, Кольская горно-металлургическая компания при заданном в 2006 году минимуме налоговых платежей в 1,8 млрд рублей уже выплатила за три квартала 2,675 млрд рублей. А поступления в четвертом квартале составят около 1,4 млрд. Надеемся, что эта тенденция сохранится и в 2007 году, что, в частности, позволит нам решить проблему задолженности муниципальных властей перед теплоснабжающими организациями.

Но в любом случае вы правы – нужно диверсифицировать источники формирования региональной налоговой базы, создавать новые производства, развивать малый бизнес. Мы настойчиво прорабатываем вопросы строительства второй очереди Кандалакшского алюминиевого завода (КАЗ), завода по сжижению газа, эффективного функционирования Северного морского пути, реализации Генеральной схемы развития Мурманского транспортного узла и, конечно, эксплуатации месторождений нефти и газа на шельфе Баренцева моря.

Мы договорились о проведении на Кольской АЭС крупного совещания под председательством главы Росатома Сергея Кириенко, для того чтобы с участием руководства компании «СУАЛ» рассмотреть перспективы продления эксплуатации действующих блоков АЭС, строительства новых замещающих и связанный с этим вопрос обеспечения электроэнергией нового завода – КАЗ-2.

– В области существует проблема энергодефицита. Как будет меняться эта ситуация?

– Развитие промышленности Мурманской области всегда требовало опережающего развития электроэнергетики. В последние годы в регионе наблюдается рост электропотребления, превышающий в целом возможности имеющихся электросетевых и генерирующих мощностей. При том, что в целом кольская энергосистема является избыточной, в скором времени ожидается возникновение дефицита в северной части. Поступили заявки на присоединение новых значительных мощностей на севере и северо-западе области, наблюдаются высокие темпы роста предприятий торговли, среднего и малого бизнеса в  областном центре, реализуется национальный проект «Доступное и комфортное жилье».

Для реализации больших энергоемких проектов нужно развивать внутримагистральные электрические сети, строить новые и модернизировать существующие подстанции, улучшать схему снабжения крупных городов области. Речь идет и о строительстве Мурманской ТЭЦ-2 мощностью 350-500 МВТ – этот вопрос сейчас прорабатывается ОАО «ТГК-1». Другая наша цель – повышение энергообеспеченности Мурманской области за счет освоения месторождений углеводородов шельфа Баренцева моря.

– Что сделано для развития Мурманского транспортного узла с тех пор, как соответствующая программа была утверждена федеральным правительством?

– В целом для развития транспортного комплекса региона сделано много, но вот Генеральная схема развития Мурманского транспортного узла на федеральном уровне до сих пор не утверждена. Не исключено, что здесь играют свою роль факторы конкурентного характера. Я уже не раз говорил о том, что не хватает координирующего центра в масштабах всей страны, который четко обозначил бы приоритеты, определил потребности и увязал интересы разных государственных ведомств и частного бизнеса. Никто сегодня не может четко сказать, какой будет грузопоток на Север через пять-десять и более лет, никто не может «сбить» баланс грузов различных владельцев. И этим очень умело пользуются не только конкуренты, но и железнодорожники, которые хотели бы видеть отдачу от вложения сотен миллионов долларов в строительство новых магистральных и подъездных припортовых путей.

На мой взгляд, для того чтобы дать сильный импульс развитию Мурманского транспортного узла, нужна управляющая компания с участием федеральных министерств и ведомств. Пока мы теряем время, отведенное на то, чтобы существенно усилить роль России в системе международных транспортных коридоров и Северного морского пути.

– Как развивается рыбная промышленность, береговая переработка, происходит ли обновление флота?

– Растет и добыча, и переработка. А вот старение флота действительно стало одним из факторов, препятствующих развитию отрасли. В текущем году, как и за прошедшие пять лет, предприятиями Мурманской области не введено в эксплуатацию ни одного нового среднего рыболовного судна. Производственные мощности ряда флотов проходят модернизацию, что позволяет им улучшить показатели работы, но в целом старение флота продолжается прежними темпами. Многое зависит от согласованности действий трех федеральных органов, занимающихся проблемами рыбаков, – Минсельхоза, Росрыболовства и Россельхознадзора. Наша позиция всегда состояла в том, что их представители на местах должны работать в тесной связке с исполнительными региональными органами власти и с учетом мнений общественных объединений – ассоциаций рыбаков и рыбопереработчиков. Поскольку практические проблемы возникают преимущественно  в регионах, желательно их там же и решать.

Могу привести примеры эффективного взаимодействия федеральных и областных властей. Вышел приказ Минсельхоза России, который предусматривает механизм рыночного оборота долей квот через реализацию их на аукционе. Остается только определить порядок проведения таких аукционов. Было поддержано и законодательно оформлено наше предложение разрешить рыболовным судам несколько раз пересекать границу без дополнительных заходов в порт для оформления и, соответственно, непроизводительных затрат времени. Мы стараемся поддерживать рыбаков как можем: в частности, законом Мурманской области для предприятий рыбной промышленности установлена льготная ставка по налогу на имущество. А в областном бюджете впервые предусмотрено выделение 20 млн рублей на субсидирование процентной ставки по кредитам, которые рыбоперерабатывающие предприятия берут для закупки сырья.

Наши усилия в отдельной отрасли (в той же рыбной) не всегда отражаются на общих показателях промышленного производства. Сейчас предлагается оценивать результаты работы губернаторов по статистической отчетности, но статистика, к сожалению, учитывает далеко не все. У нас уже был печальный опыт, когда недостатки методологии искажали реальную картину в области. На мой взгляд, совершенной системы оценки работы и властей, и отдельных отраслей промышленности пока нет. Вы спросите: но оценивать как-то надо? Да, соглашусь, надо. Но судить о способности региональных властей стимулировать развитие экономики можно уже по тому, насколько они своевременно выявляют болевые точки, сигнализируют о них, предлагают нужные решения. Можно брать как критерий состояние дел в ЖКХ, но кто при этом вспомнит о заколдованном круге, когда, с одной стороны, сдерживаются тарифы, а с другой – отпускаются цены на топливо? Мы свои решения предлагали, но здесь нужна поддержка на общегосударственном уровне. Если есть ответственность, должны быть и инструменты воздействия на ситуацию.

– Как реализуются на территории области национальные проекты? Какой из них вызывает у вас наибольшую тревогу?

– Нужно сказать, что прошедший год не был простым: огромный объем организационной работы и подготовку десятков нормативных актов, списков, планов, соглашений и других документов зачастую приходилось проводить в крайне сжатые сроки и при отсутствии необходимых разъяснений и нормативной базы. Пожалуй, первым серьезным испытанием стала выплата стимулирующих надбавок медикам и учителям. Мурманская область смогла уложиться в жесткие сроки и своевременно приступила к  выплатам. Достигнуты конкретные результаты и по другим направлениям. Удалось без сбоев включиться в решение поставленных социальных задач, во многом благодаря работе, проводившейся в Мурманской области по этим направлениям еще до объявления национальных проектов.

  Фото — Лев Федосеев
Фото — Лев Федосеев

Общий объем средств консолидированного бюджета, выделяемых на реализацию региональных и муниципальных программ только в сфере образования и здравоохранения, составляет около 2 млрд рублей. С этого года мы осуществляем на территории закрытых административно-территориальных образований мероприятия, ранее финансировавшиеся из федерального бюджета. Наши расходные обязательства намного превышают полученные от ЗАТО доходы. Но даже в этой ситуации мы сочли возможным пойти на серьезные внешние заимствования для реализации крупнейшего инвестиционного проекта в социальной сфере – реконструкции областной больницы. Пошли, понимая, что ничто так не ценится на Севере, как здоровье.

А больше всего беспокоит, конечно, жилищный проект. Значительный отток населения из Мурманской области в 1990-х годах сформировал в регионе рынок относительно недорогого вторичного жилья, что привело к практически полной остановке жилищного строительства. Учитывая потери в строительном комплексе Мурманской области за минувшие годы, быстро включиться в работу, подготовить и реализовать конкретные проекты строительства нового жилья крайне сложно.

Но мы тем не менее разработали комплекс конкретных мероприятий. Принята региональная программа по обеспечению жильем молодых семей, ведется разработка целевых программ «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры» и «Обеспечение земельных участков коммунальной инфраструктурой в целях жилищного строительства». Серьезно снизить остроту ситуации можно, решив проблему «брошенного», но вполне пригодного для проживания фонда, который сегодня существует в ряде муниципальных образований. Перевод этого жилья в собственность муниципалитета, его ремонт и модернизация позволили бы более эффективно использовать ресурсы, но такие мероприятия в рамках ФЦП «Жилище», к сожалению, не предусмотрены.

– Вы с недавних пор – член «Единой России». Региональное отделение партии, по сути, раскололось на две части. Как вы относитесь к этому?

– Раскола там нет, но положение действительно непростое. Самая недопустимая ситуация – когда внутрипартийные противоречия сводятся к борьбе за власть. Мы уже видели в нескольких регионах, к каким последствиям это может привести. В одном из них драка за портфели в местном парламенте шла с таким азартом, что рейтинг партии упал до рекордно низкого уровня. А если это еще сознательно подогревается через СМИ, то о каком доверии потенциальных избирателей можно говорить? Противоречиями непременно воспользуются конкуренты. Региональной организации уже нанесен немалый ущерб. Мне это тем более неприятно потому, что несколько лет назад, когда создавалась «Единая Россия», мне поручили начать эту работу и было положено немало сил и средств на то, чтобы заложить основу работоспособной структуры. И давать кому-то возможность «попользоваться» ею (надеюсь, партийные коллеги правильно поймут это слово), по моему мнению, недопустимо.

Мы на Севере всегда были людьми самостоятельными и самодостаточными и всегда находили выход из самых трудных ситуаций, потому что чувствовали ответственность и друг перед другом, и в целом за будущее Кольской земли. Ведь когда организации придается то фосфоресцирующий, то медно-никелевый корпоративный оттенок, по сути, значение партии принижается, она сама себя загоняет в рамки, ограничивающие ее возможности и потенциал. Здоровая равноудаленность от групп различных интересов в этом смысле пойдет только на пользу.

– У вас, в отличие от большинства губернаторов, много лет существует виртуальная приемная. Насколько важна непосредственная связь с населением? Насколько она эффективна?

– Виртуальная приемная для меня – не прихоть, не формальность, не средство как-то выделиться среди коллег-губернаторов. Я действительно часто просматриваю свою приемную, и хотя там множество случайных вопросов, не имеющих к областной власти никакого отношения, в целом ее можно рассматривать как один из интересных каналов обратной связи. Люди привыкли, что губернатор отвечает за все. Вот и приходится то законодательство разъяснять, то переправлять в мэрию запрос о протекающей крыше. На половину вопросов точно даем ответы. И есть еще резервы, как этот механизм усовершенствовать. Здесь, как в любом деле, главе региона расслабляться нельзя.

Мурманск – Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама