Торжество муравейника

2 октября 2006, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

В Петербурге подводят итоги общегородской кампании под названием «Народная инвентаризация» по выявлению заброшенных зданий и земельных участков с целью найти им более эффективное применение. Инициаторы кампании исходили из экстравагантной идеи получить соответствующую информацию от населения в виде телефонных доносов. Однако такое чудачество становится объяснимым, если иметь в виду, с какими трудностями сталкивается на поприще выявления и применения подобной информации петербургское правительство.

Когда Герман Греф в 1995 году занял в питерском КУГИ должность директора департамента недвижимого имущества, он заявил, что если ему удастся провести инвентаризацию в городе, он будет считать, что не зря занимал это кресло. Он сменил в КУГИ несколько кресел, потом и вовсе оставил комитет, а инвентаризация так и не была завершена. Знамя борьбы подхватили следующий председатель КУГИ вице-губернатор Андрей Лихачев и его первый заместитель Александр Лурье. Самым ярким их достижением на этом участке стало, по-видимому, обнаружение в Петербурге целой «атлантиды» – в ходе инвентаризации они выявили неучтенных помещений столько, сколько имеется в среднем по величине городском районе. Руководители КУГИ утверждали, что сведения об этих помещениях сознательно скрывались чиновниками главным образом районных администраций, получавших теневые доходы от нелегальной сдачи в аренду предпринимателям. Ущерб городскому бюджету составлял десятки миллионов долларов.

В 1999 году началась инвентаризация земельных участков, которую взял под личный контроль тогдашний губернатор Владимир Яковлев. Федеральный закон требовал создания электронного кадастра городских земель, эта работа несколько лет финансировалась из городского и федерального бюджетов, но всякий раз, когда журналисты обращались к властям с запросом, закончилась ли инвентаризация, чиновники отвечали: «Еще не совсем». В результате когда в начале этого года администрация начала подбирать территории для выставления их на конкурсы для комплексного освоения, выяснилось, что участки, считавшиеся свободными, на самом деле давно переданы в аренду или даже проданы. Правда, найти документы, обосновывающие эти сделки, оказалось сложно. Поэтому ни одна территория до сих пор так и не предоставлена для комплексного освоения.

В проблеме инвентаризации зданий и земельных участков необходимо выделить один крайне важный аспект. Дело не столько в отсутствии в администрации информации о недвижимости (определенный слой чиновников обладает ею в полной мере), сколько в легализации этой информации. Потому что официально запускать в оборот для более эффективного использования можно только ту недвижимость, которая зарегистрирована по всем правилам (с полным описанием, набором правоустанавливающих документов, перечнем пользователей). А о том, что множество людей и структур в Петербурге, в том числе и внутри самой администрации, всеми силами препятствуют такой регистрации, говорил еще Герман Греф, когда начинал свою инвентаризацию. О том, как сложно преодолеть это сопротивление и в нынешние времена, свидетельствует тот факт, что даже Валентине Матвиенко, которую трудно обвинить в слабоволии, пришлось «пойти в народ» – привлечь к решению проблемы гражданское общество.

Хотя, как говорят сотрудники КУГИ, 90% информации, полученной в ходе нынешней кампании, была им в принципе известна, они не могли ее официально использовать (например, передать соответствующую недвижимость в Фонд имущества для реализации на торгах). Это стало возможно только теперь, когда информация становится общеизвестной, а сообщившие ее граждане, как надеются в КУГИ, будут внимательно следить за дальнейшим развитием событий вокруг выявленных ими заброшенных зданий и земельных участков. И снова доносить, если вдруг что пойдет не так.

Впрочем, смольнинская оппозиция сумела влить ложку дегтя в эту бочку меда – на днях правительство Петербурга наделило районные администрации полномочиями принимать решения «о несоответствии помещений требованиям, предъявляемым к жилому помещению с указанием о его дальнейшем использовании» и еще ряд подобных решений о судьбе зданий. Посмотрим, какая часть администрации возьмет верх.