Охранная зона

9 октября 2006, 00:00

Вера Дементьева: «При сносе исторических зданий в центре города и строительстве новых, по современным нормативам, девелопер может получить намного меньше площади, чем при реконструкции»

Согласование проектов демонтажа зданий в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) представители «разрушительного» бизнеса относят к серьезным проблемам в своей деятельности. Об основных требованиях КГИОП, связанных со сносом и реконструкцией исторических зданий, рассказывает председатель комитета Вера Дементьева.

– В каких случаях могут сноситься здания-памятники в центре города?

– Для объектов культурного наследия износ здания даже на уровне 60-80% или признание его аварийным не является основанием для сноса. Необходимо доказать, что вывод здания из аварийности невозможен, и это заключение должно быть согласовано с КГИОП. Подобная ситуация недавно сложилась на Невском проспекте, 59, рядом с отелем «Невский Палас». Пришлось сносить стену здания: ее уже нельзя было ни выровнять, ни сохранить с помощью «кассетирования». В таких ситуациях фасады будут воссоздаваться с использованием части подлинных элементов.

– Сложно ли добиться разрешения на снос здания, которое относится к рядовой исторической застройке?

– Разрешение дается на основе технических экспертиз, которые может проводить достаточно большое количество лицензированных организаций. Естественно, мы учитываем, что они работают по заказу инвестора, заинтересованного в сносе здания. Наверное, из десяти экспертиз, нацеленных на снос, согласие дается только в двух-трех случаях. Мы внимательно проверяем результаты. К примеру, нас не может устроить заключение о стопроцентной аварийности здания, которое делается лишь потому, что по фасаду пошли трещины, но при этом умалчивается о хорошем состоянии фундамента. Может быть, просто штукатурка трескается, или это конструктивные трещины? 

В принципе, мы разрешаем сносить внутриквартальную застройку, не представляющую ценности и имеющую рыхлую структуру. Понятно, что у любого здания свой жизненный цикл и оно рано или поздно уйдет. Но наша задача – чтобы город все-таки не менял радикально свое лицо, исторический архитектурный облик.

Застройщики вместе с КГИОП тоже проходят путь развития и начинают иначе смотреть на вопросы сноса. Недавно инвестор, бившийся за снос нескольких флигелей в центре города, вдруг отказался от своих требований. И мне понятна его логика. При сносе старых зданий и строительстве новых, уже по современным нормативам, девелопер может получить намного меньше площади, чем при реконструкции. Ведь если использовать старое здание, то сохраняется традиционная для исторической части города высокая плотность застройки.

– Почему вы разрешили сносить не только дворовые флигели, но и исторические фасады зданий на углу Невского проспекта и улицы Восстания, где Stockmann строит торговый комплекс?

– Инвесторы приобрели у ЗАО «Знаменское» проект, который уже имел согласования всех сносов. Согласования были даны до моего прихода в КГИОП и до появления нового охранного зонирования, когда еще не было федерального закона об объектах культурного наследия. Да, проект, над которым работает архитектор Юрий Земцов, идет сложно. Но в итоге здание первой четверти ХIХ века (Невский, 114) сноситься не будет – это была битва, которую выиграл КГИОП. Фасады других зданий должны быть воссозданы. Но сейчас меня очень волнует возможность возвышения внутриквартальной застройки, которую будет видно со стороны площади Восстания. Проблема – в экономике проекта, требующей большей высотности.

– Много ли сейчас случаев, когда при демонтаже зданий повреждаются сами памятники или соседние дома?

– В последнее время не было таких вопиющих случаев, как при строительстве «Невского Паласа» или торговой галереи рядом с «Пассажем», когда в соседнем Театре музкомедии пострадали только что отреставрированные мраморные полы. Сейчас мы используем действенный механизм – при согласовании проектов требуем проводить полное обследование зданий, примыкающих к зоне застройки.

– Будут ли прописаны в Правилах землепользования и застройки режимы использования территорий в соответствии с новой схемой охранных зон?

– Вся детальная работа по подготовке режимов зон охраны нами выполнена и прошла экспертизы, в том числе международные. Надеюсь, это найдет адекватное отражение уже в первой, основной части правил и новые механизмы сразу начнут работать. Впрочем, мы и сейчас руководствуемся концепцией охранных зон в переговорах с инвесторами и авторами проектов, и добиваемся эффекта.

Беседовал Игорь Архипов