Нежеланная гарантия

Тема недели
Москва, 25.12.2006
«Эксперт Северо-Запад» №48 (302)
Новые правительственные требования к туроператорам очень болезненно восприняты участниками рынка и неизбежно приведут к объединению не самых крупных его игроков

В Москве и Санкт-Петербурге разгорелись нешуточные страсти вокруг закона «О внесении изменений в Федеральный закон „Об основах туристской деятельности в РФ“». На момент сдачи номера в печать он был принят Госдумой в двух чтениях. Закон вносился в Думу правительством, и потому нет сомнений в том, что он быстро будет утвержден Советом федерации и подписан президентом. Главное, ради чего закон принимался, – это введение механизма финансовой ответственности туроператоров за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств перед клиентами.

Теперь туроператор будет обязан предоставить либо годовую банковскую гарантию на 10 млн рублей, либо полис страхования гражданской ответственности на тот же срок и на ту же сумму. Поблажки сделаны лишь для туроператоров, занимающихся исключительно внутренним туризмом, – для них размер финансового обеспечения снижен до 500 тыс. рублей. По замыслу разработчиков, закон должен защитить население от банкротства и мошенничества туроператоров, а также компенсировать часть затрат тем, кто остался недоволен качеством туристического продукта. Если клиент неудовлетворен, ему дорога в суд, а в случае положительного судебного решения – в банк или страховую компанию.

Раскол в благородном семействе

Форсируя вступление во Всемирную торговую организацию, Россия обязалась содействовать снижению административных барьеров и, в частности, отменила с 1 января 2007 года лицензирование турбизнеса. Измененный закон «Об основах туристской деятельности в РФ» продлевает действие ранее выданных лицензий на туроператорскую деятельность до 1 апреля 2007 года, но вводит новое понятие – «единый федеральный реестр туроператоров». В этот реестр Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) будет включать только тех туроператоров, кто представит подтверждение получения финансовых гарантий. По сути, это скрытая форма лицензирования, просто вместо лицензии компания будет получать свидетельство о регистрации в реестре. Посмотреть этот реестр можно будет на сайте Ростуризма.

Противники закона обвиняют крупные компании в корпоративном сговоре с целью очищения рынка от конкурентов, а лидером туристической "партии власти" считают основателя петербургской турфирмы "Нева"

Закон вступит в силу через 90 дней после опубликования, то есть, по-видимому, в конце марта – аккурат к новому туристическому сезону. К этому времени конфигурация рынка туристических услуг может измениться: мелкие и средние туроператоры заявляют, что не «потянут» возлагаемое на них финансовое бремя. В день, когда закон рассматривался во втором чтении, в Москве прошел пикет представителей столичных и региональных туроператоров, протестовавших против слишком высокого размера финансовых гарантий. Событие небывалое – на улицу турбизнес еще никогда не выходил.

Другой индикатор серьезности проблемы – глубокий и болезненный раскол в туристском профессиональном сообществе. Одна группа игроков (два-три десятка крупнейших московских и петербургских компаний) – ярые сторонники закона. Другая, куда входят все остальные туроператоры, – столь же непримиримые противники. Нейтральную позицию не занимает почти никто. Противники закона, по сути, обвиняют крупные компании в корпоративном сговоре с целью очищения рынка от конкурентов, а лидером туристической «партии власти» считают основателя петербургской турфирмы «Нева» Владимира Стржалковского, ныне возглавляющего Ростуризм.

Самая крупная ассоциация турбизнеса – Российский союз туриндустрии – открыто встала на защиту малых и средних компаний. Это может стоить союзу потери самых мощных своих членов. По крайней мере 15 крупных компаний объявили о приостановлении членства в этой организации и начали создание альтернативной ассоциации.

Регионы ропщут

  Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

Подавляющее большинство (76 из 89) субъектов РФ дали отрицательное заключение на законопроект. Власти на местах опасаются, что закон подорвет турбизнес, в том числе въездной, а ведь на него сделали ставку многие регионы, включая Петербург, стремящийся привлекать до 5 млн туристов в год. К тому, что из регионов в федеральный центр стекаются дружные «одобрям-с», все уже привыкли, а вот повальное отвержение законопроекта, причем внесенного не кем-нибудь, а правительством, – это что-то из ряда вон, навевающее воспоминания о вольнице 1990-х годов.

Банковские и страховые продукты для обеспечения финансовых гарантий турфирм еще не разработаны. Соответственно, непонятна и их стоимость

Власти Карелии, к примеру, направили в Госдуму поправки в закон, снижающие размер финансовых гарантий для туроператоров, занимающихся международным въездным туризмом, до 400 тыс. рублей. По словам начальника управления развития туризма и социальной сферы Министерства экономического развития Карелии Владимира Чехонина, обязательства в 10 млн рублей – непосильная ноша для небольших карельских компаний, принимающих гостей из-за рубежа. «На нашем рынке останутся лишь крупные игроки из Москвы и Санкт-Петербурга, а маленькие фирмы снова уйдут в тень. Мы также считаем, что внутренних туроператоров можно вообще освободить от необходимости предоставления финансовых гарантий, поскольку этот вид туристического бизнеса в стране еще только развивается и, напротив, нуждается в помощи государства», – сказал Чехонин.

Плата слишком высока

Примечательно, что против самой идеи финансовых гарантий никто не выступает: она давно распространена на Западе и достаточно эффективна. Разногласия начинаются тогда, когда речь заходит о сумме. «На Украине тоже введены финансовые гарантии, но они составляют 20 тыс. долларов – это почти в 20 раз меньше, чем у нас», – говорит президент Национальной туристической академии Михаил Бержаков.

«В Финляндии размер финансовой гарантии для фирм, занимающихся въездным туризмом, составляет 150 евро в год. Для компаний, отправляющих группы за рубеж, сумма гораздо выше. Но зачем российскому туроператору, принимающему группу, нужна гарантия в 500 тыс. рублей (почти 14,5 тыс. евро. – «Эксперт С-З»)? Где здравый смысл?» – недоумевает директор петрозаводского туроператора «Петроинтур» Сергей Прибытков.

«Почему лидеры рынка и небольшие операторы, особенно в глубинке, должны платить одинаково? Ведь степень финансовой ответственности за предоставляемые услуги у них абсолютно разная. Почему бы не ввести дифференцированную шкалу финансовых гарантий, например в зависимости от оборота компании, опыта работы на рынке и т.п.?» – задается вопросом исполнительный директор петербургского туроператора «Ника» Михаил Корнышев. «А кто будет определять оборот компании? Она сама? – парирует заместитель генерального директора турфирмы „Нева“ Максим Пирогов. – Закон разрабатывался в том числе для того, чтобы вывести турбизнес из тени. Но любая небольшая компания, естественно, захочет занизить размер финансовых гарантий. Для этого надо искусственно занижать оборот. А это – прямая дорога в тень».

Продукты не разработаны

Беспокойство малых и средних туроператоров связано еще и с тем, что они плохо представляют себе цену вопроса. Речь ведь идет не о 10 млн рублей, изымаемых из оборота (например, на депозит), а о банковском и страховом продукте, которых пока нет. Соответственно, непонятна и их возможная стоимость. Ясно, что банки не будут предоставлять гарантии под честное слово, потребуется залог имущества. А у небольших туроператоров из ликвидного имущества – в лучшем случае помещение. «Одно дело – когда банк видит, что через счета клиента проходят обороты в 150-200 млн долларов в год, и совсем другое – средние и малые компании. Они явно не будут завалены предложениями от банков и страховщиков», – утверждает Михаил Бержаков.

«Банковская гарантия влечет достаточно крупные отчисления банкам. Что же касается альтернативы – страхования, – то на данный момент страховщики еще не разработали соответствующий продукт и финансовые параметры страхового обеспечения пока вообще неизвестны», – говорит генеральный директор калининградского туроператора «Балтма Турс» Альберт Прохорчук.

Трансформации рынка туристических услуг, похоже, не избежать. Наиболее цивилизованная форма консолидации малых и средних игроков - объединение нескольких туроператоров в одно юридическое лицо и создание на базе каждой из компаний агентской фирмы

Стоимость страховки или банковской гарантии для некрупных туроператоров, скорее всего, составит от 2 до 6% в год, то есть 200-600 тыс. рублей. Вообще говоря, это соответствует фонду оплаты труда одного-двух рядовых сотрудников туроператора. Другой вопрос, удастся ли за три месяца до вступления закона в силу заключить соглашение с банком или страховой компанией. Страховщикам, например, до сих пор непонятно, что считать страховым случаем и как расшифровать фразу закона о «неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств» со стороны туроператора.

Банки хотят остаться в стороне

«Страховать гражданскую ответственность, в том числе профессиональную, мы умеем, – подчеркивает заместитель генерального директора петербургской страховой компании „Русский мир“ Евгений Гуревич. – Но в сфере туристической деятельности очень много нюансов. Если, скажем, отмена туристической поездки вследствие неспособности туроператора организовать тур или банкротства туристической компании, безусловно, является страховым случаем, то с определением качества услуг дело обстоит сложнее. Те, кто часто ездит за границу, знают, что даже общепринятые международные стандарты в разных странах выдерживаются по-разному. Например, пятизвездочный отель в Европе может сильно отличаться от гостиницы аналогичного класса в азиатской стране. Следовательно, спорных моментов между туристическими компаниями и клиентами будет возникать много. Поэтому, хотя в большинстве видов страхования гражданской ответственности наступление страхового случая и размер компенсации определяются через суд, мы считаем, что в страховой договор с туроператором должны быть включены все покрываемые им риски. Ибо мы должны четко понимать, за что несем ответственность».

  Фото: Rata News
Фото: Rata News

«Мы предполагаем, что годовой тариф при страховании ответственности туроператора составит от 0,5 до 1,5% от страховой суммы, но планируем работать прежде всего с уже существующими партнерами, качество работы которых нам хорошо известно. Главное требование – корректный договор с контрагентами туроператора, обеспечивающий соблюдение требований законодательства, в том числе по предоставлению туристам необходимой информации», – отмечает начальник управления комплексного страхования в туризме московской компании «Ренессанс Страхование» Елена Скуратова.

С банковскими гарантиями дела обстоят еще хуже. Ассоциация туристско-экскурсионных работников Санкт-Петербурга попросила Ассоциацию банков Северо-Запада разъяснить, смогут ли туроператоры Северной столицы заручиться банковскими гарантиями. Президент банковской ассоциации Владимир Джикович в своем официальном ответе отмечает, что смысл банковской гарантии, в соответствии с Гражданским кодексом, совсем иной: если банк выступает гарантом по сделке, то в договоре прописываются реквизиты кредитора (в случае с туризмом – клиента). А это, по мнению Владимира Джиковича, невозможно, так как «ни один туроператор не сможет указать заранее, в начале года, идентификационные сведения о туристах». «По существу, законодатель пытается использовать банковскую гарантию (независимо от суммы) в качестве аналога лицензии на туристическую деятельность, что само по себе не отвечает принципам действия института банковской гарантии. Использование банковской гарантии в туризме не имеет перспективы», – заключает глава Ассоциации банков Северо-Запада.

Будет ли альтернатива?

Новый закон не затрагивает напрямую деятельность фирм – агентов по продаже туров. Но он обязательно косвенно затронет и их тоже. «Многие региональные турагентства получают предложения от крупных туроператоров торговать исключительно их продуктами, – говорит Михаил Бержаков. – Крупные компании мотивируют свои предложения тем, что многие из их конкурентов скоро покинут рынок, и за небольшую мзду (например, 5 тыс. долларов) готовы «поддержать» небольшого регионального турагента. Для солидных компаний из Москвы и Петербурга финансовые гарантии, таким образом, не просто не являются обузой – это способ заработать за счет поглощения небольших региональных турагентов».

«Мне и руководителям других турфирм Петрозаводска уже поступали предложения от крупных московских и питерских операторов, – подтверждает Сергей Прибытков. – Это предложения такого плана: мол, вы „отстегните“ нам определенную сумму – и будете работать как работали, только под нашим брендом. Внесите нам на депозит такую-то сумму, а наши финансовые гарантии станут для вас „прикрытием“».

Если закон вступит в силу, трансформации рынка туристических услуг, похоже, не избежать. Наиболее цивилизованной формой консолидации малых и средних игроков является объединение нескольких туроператоров в одно юридическое лицо и создание на базе каждой из компаний агентской фирмы. В этом случае финансовая ответственность будет разделена между всеми участниками.

Но самое неприятное в том, что закон не ставит непреодолимых барьеров перед мошенниками. А ведь главная цель закона заключалась именно в противодействии лжефирмам. «Только в декабре в Москве исчезли четыре турфирмы, и объем обязательств каждой из них составлял несколько миллионов долларов, – говорит Михаил Бержаков. – Клиентов таких компаний никакие финансовые гарантии не спасут. Времена мошенников со скромными запросами давно прошли. Мошенничество никуда не денется, просто оно выйдет на новый, более высокий уровень». Более того, закон может стимулировать увеличение прослойки «лжетуристов» – тех, кто будет цепляться за каждую мелочь, лишь бы получить от туроператора или его финансового партнера (банка либо страховой компании) компенсацию за «некачественный» отдых.

В вопросе, насколько повысится стоимость туров в результате законодательных нововведений, сторонники и противники введения 10-миллионных финансовых гарантий также расходятся. «Рост цен, возможно, и будет, но он будет настолько мизерным, что его никто не заметит», – полагает Максим Пирогов. Представитель другого лагеря утверждает, что 5% – это минимум, на который возрастет цена тура: «Рентабельность нашего бизнеса не превышает 5-7%, что является очень скромным показателем даже по западным меркам. Компенсировать новые расходы мы сможем либо за счет клиентов, либо за счет снижения комиссии турагентствам, продающим наши туры. Но у турагентств рентабельность бизнеса еще ниже, и потому финансовое бремя они тоже переложат на плечи туриста».

В этом споре для потребителя важна порой даже не цена вопроса, а возможность альтернативы. Чем ниже уровень конкуренции на рынке, тем скромнее предложение. Крупные турфирмы активно внедряют в первую очередь массовый продукт – туры в Египет, Турцию и т.п. Своей нишей на рынке (будь то оздоровительный туризм или, например, эксклюзивные туры в экзотические страны) могут похвастаться скорее малые и средние туроператоры, чем те, кто зарабатывает прежде всего на обороте. В случае если сбудутся наиболее мрачные прогнозы, «эксклюзивным» клиентам придется тяжелее всех.

Санкт-Петербург

В подготовке материала принимали участие Елена Денисенко, Наталья Владимирская (Петрозаводск), Елена Степура (Калининград)

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №48 (302) 25 декабря 2006
    Регулирование рынка туристических услуг
    Содержание:
    Реклама