Утро трудного дня

25 декабря 2006, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Дискуссии о создании финансовых гарантий для потребителей туристических услуг, помимо прочего, наводят на мысли о непростой судьбе малого бизнеса в крупных городах России. А наступают на малый бизнес по всем фронтам. Его давят высокие ставки аренды, вытесняют сетевые игроки, облагает косвенными налогами казна, прессует бюрократический рэкет. Зачастую и у малых предпринимателей, и у читающей публики складывается ощущение, что наступление это – результат некоего умысла.

Однако более широкий взгляд на явление – по нашему мнению, это именно явление, а не просто разрозненные события, – сводится к тому, что время малого бизнеса, как мы его понимали в 1990-х годах, проходит. Тому есть несколько причин. С социальной точки зрения эпоха «запорожской сечи», в которую превратилась вся Россия в силу остановки заводов и прочих сложившихся в советское время форм занятости, проходит – стране нужны рабочие руки, причем не где-то, а именно у станков и у кульманов. Если еще недавно квалифицированный в прошлом рабочий предпочитал «бомбить» на «Жигулях» по ночным улицам, то есть обеспечивал достаток своей семьи как предприниматель-индивидуал, то приход на рынок организованных таксопарков либо вернет его на завод, где так не хватает рабочих рук, либо заставит искать другую нишу – если человек является предпринимателем в силу психологических особенностей своего характера. Этот слой «ментальных предпринимателей», конечно, составляет золотой фонд любой современной страны и государство должно создавать ему условия для развития. Но и сами эти инициативные люди должны учитывать особенности развивающейся страны.

Ссылка на западный опыт, где малый бизнес защищается государством эффективнее, чем у нас, – некорректная. Там малый бизнес имеет многовековые традиции, которых в России было немного и до большевистской революции, а в советское время они были почти полностью утрачены. По этой причине малый бизнес пореформенных времен страдает многими дефектами эпохи дикого капитализма с его ключевым принципом «не обманешь – не продашь». Этим недостатком, конечно, болел и крупный бизнес. Но экономическая логика побудила его цивилизоваться быстрее, чем мелкое предпринимательство. В результате государство в силу своей обязанности защищать общество (в частности, потребителей) стало объективным союзником «больших» против «малых». Это обстоятельство, помимо естественной борьбы крупного бизнеса за клиентов с применением мощных лоббистских возможностей, и породило нынешний конфликт в туриндустрии.

Лучшая тактика защиты малыми турфирмами своих интересов – это выработка таких поправок в закон «Об основах туристской деятельности в РФ», которые, с одной стороны, позволили бы государству добиться своих целей, а с другой – защитить интересы малого бизнеса. Понятно, что раз государство хочет защитить права туристов, то бессмысленно пытаться вовсе избежать введения института финансовых гарантий. Этот институт признан давно и едва ли не повсеместно, и желание российских властей следовать общепринятым стандартам понятно. Малым фирмам через свои общественные организации (вроде Российского союза туриндустрии) имеет смысл бросить все силы на выработку таких поправок и лоббировать их принятие.

Однако тут неизбежно выяснится, что в некоторых сегментах турбизнеса удовлетворить интересы обеих сторон (государства и малых предпринимателей) невозможно. И заранее ясно, в каких: в сегментах массового туризма со стандартным набором услуг, где финансовые гарантии сделают малые фирмы неконкурентоспособными на фоне «крупняка». Тут рыпаться бесполезно – малым предпринимателям придется из этих ниш уйти. По всей экономической логике, массовый клиент – удел крупного бизнеса. Это правило работает на всех рынках, и бессмысленно ему противостоять. Малому бизнесу природа оставила лишь эксклюзивные ниши. Есть они, разумеется, и в турбизнесе. Это оздоровительный туризм или, например, эксклюзивные туры в экзотические страны, индивидуальный туризм. Вот на таких услугах, как и во всем мире, и должны специализироваться малые турфирмы. Эпоха возможности заниматься не своим делом заканчивается.