Чупа не сдается

Общество
Москва, 29.01.2007
«Эксперт Северо-Запад» №4 (306)
Жители карельской Чупы уверены, что у недооцененного властями поселка есть будущее

В конце минувшей осени название небольшого карельского поселка Чупа прозвучало на всю страну. Напомним, что во время прямого эфира, проводимого местным телевидением, губернатор Карелии Сергей Катанандов в ответ на вопрос чупинцев заявил, что «перспектив у поселка нет и жителям оттуда лучше уезжать». Средства массовой информации растиражировали реакцию обиженных поселян, сообщив стране, что группа жителей Чупы выступила с неожиданной инициативой – в соответствии со статьей 131 федерального закона «Об основных принципах организации местного самоуправления» провести референдум о выходе муниципального образования из состава Карелии и присоединении к Мурманской области, где «накоплен положительный опыт развития приполярных зон».

Как это часто бывает, действительность оказалась прозаичнее, чем хотелось бы журналистам. В поселке не отрицают: об отделении действительно заявляли – на эмоциональной волне. Всерьез же этот путь не рассматривают. «Теоретически „перекройка границ“ субъектов федерации возможна, российские законы предусматривают такой вариант. Но на практике он неосуществим. Для изменения границ нужно проводить два референдума: в Карелии – о согласии республики отдать Чупу и в Мурманской области – о согласии принять. Никто этим заниматься не будет», – поясняет глава поселения Чупа Юрий Давыдов.

Но в одном СМИ были правы – не хотят чупинцы перебираться в чужие края. Они уверены, что у недооцененного республиканскими властями поселка есть будущее.

История райского уголка

Название поселка Чупа произошло от карельского «чуппу», что означает «угол». Селение расположено в устье длинного образующего Чупинскую губу Кандалакшского залива. Местные жители полагают, что поселок так назван потому, что располагается в особом климатическом «углу», настолько комфортном, насколько возможно на севере. Сопки защищают низину от вьюг и ветров, гуляющих в соседних Кандалакше, Лоухах, Кеми. Здесь нет комаров и туч мошкары, наводняющих большую часть Карелии летом. Кристально чистая бухта – пожалуй, самая теплая в акватории Белого моря: в летние месяцы вода прогревается до 20-22 градусов. Залив изобилует морской живностью: во время отлива берег усыпан мидиями – собирай, вари и ешь. С июня по конец августа все побережье Чупинской губы пестреет палатками. Сюда едут туристы из Москвы и Петербурга. Прошлым летом на турбазу, расположенную в 20 километрах от Чупы, приезжала принцесса Саудовской Аравии заниматься дайвингом.

«Райский уголок» был освоен почти пять веков назад. История поселка ведется с 1574 года, с первого упоминания в письменах Соловецкого монастыря; тогда на территории нынешней Чупы жили восемь рыбацких семей. Менее века спустя главным источником благополучия чупинцев стали залежи слюды, которую они поставляли в центральную Россию для остекления теремов.

  Фото: Наталья Владимирская
Фото: Наталья Владимирская

С добычей слюды-мусковита связан расцвет поселка в 70-е годы прошлого века. Горно-обогатительный комбинат «Карелслюда», производивший продукцию для оборонной промышленности, не был обделен вниманием государства. В те годы в поселке осело немало выпускников Ленинградского горного института, которые привезли с собой жен – филологов, медиков, музыкантов. Кроме добычи и переработки главного богатства – горных пород – жители занимались лесозаготовками, ловили рыбу. Чупинский рыбозавод коптил и солил горбушу, пикшу, беломорку для всей страны, имел собственный флот. Рост объемов производства и увеличение числа жителей поселка продолжалось вплоть до середины 1980-х годов.

Поселок Чупа не богат архитектурными изысками, он представляет собой коллекцию классического советского жилстроя разных лет – от деревянных «бараков» 1920-х годов до кирпичных двух-этажек образца 1980-х

Трудно сказать, что явилось главной причиной краха ГОКа – перестройка или смена технологий. Так или иначе, в 1999 году «Карелслюда» была признана банкротом, большинство шахт затоплены. От промышленного гиганта осталось одно подразделение – Чупинская помольно-обогатительная фабрика, выпускающая полуфабрикат для фарфорово-фаянсовой промышленности. Число сотрудников сократилось с 2,5 тыс. до 140 человек. В одночасье пришли в упадок леспромхоз с рыбозаводом. Леспромхоз проиграл конкурентам очередной конкурс на продление аренды лесных участков и два года назад пошел с молотка, оставив без работы еще 300 человек. Прекратил работу и рыбозавод. По слухам, его нынешние владельцы зарабатывают на перепродаже квот на вылов рыбы.

Сухие цифры свидетельствуют об угасании жизни поселка. В 1985 году было 11 тыс. жителей – ныне 4 тыс. Из четырех Домов культуры остался один, из четырех детских садов – один, из четырех библиотек – две. Но это лишь цифры. Люди думают иначе. «Тут родились мы, наши дети и внуки. Тут могилы наших предков. Мы любим наш край, не хотим никуда уезжать», – выражает мнение большинства земляков председатель совета Чупинского поселения Галина Королева.

Жить-то можно

Поселок Чупа не богат архитектурными изысками, он представляет собой коллекцию классического советского жилстроя разных лет – от деревянных «бараков» 1920-х годов до кирпичных двухэтажек образца 1980-х. Но жить в депрессивной Чупе по-прежнему довольно комфортно: удельный вес благоустроенного жилья здесь такой же, как в столичном Петрозаводске или Сегеже. Ни одной неприглядной лачуги, ни одной заваливающейся изгороди, ни одной не расчищенной от снега улицы вы здесь не увидите.

  Фото: Наталья Владимирская
Фото: Наталья Владимирская

В центре поселка – хорошая средняя школа. При ней – собственный краеведческий музей, в котором собраны семейные реликвии чупинцев, старинные одежда и утварь. Самому почтенному экспонату – шитым золотом меховым девичьим варежкам – больше двух веков. Поселковая больница, расположенная среди соснового бора, оснащена лучше, чем районная в Лоухах. Некоторые отделения (акушерское, переливания крови, инфекционное, УЗИ, СПИД-лаборатория) – единственные на весь район. Президентский «наказ» двигать физическую культуру в массы в Чупе выполнили досрочно. В поселке отличная спортивная база: большой баскетбольный зал, освещенная лыжная трасса, каток, тренажерный зал, стрелковый тир, яхт-клуб. Прокат коньков и лыж с палками и ботинками стоит 12-15 рублей. Да не в час – на весь день!

Полтора вагона

А еще четырехтысячный поселок считает себя центром самодеятельного творчества Карельского приполярья. «Из двух вагонов, которые ежегодно отправляются в Петрозаводск на дни культуры Лоухского района, полтора занимают чупинские артисты и полвагона – самодеятельность всего остального района», – не без гордости говорит директор Дома культуры Елена Вашлаева.

Елена и ее муж, художник Иван Вашлаев, – потомственные ленинградцы, приехали в успешный тогда заполярный поселок молодыми – за романтикой – и остались навсегда. У них прекрасный дом-терем среди сосен. Во дворе красуется вылепленная из снега роскошная свинья – мастер развлекается. Вода – родниковая, деликатесы – с грядки и из леса. Выросшие дети уехали из поселка, живут в родительских квартирах в Петербурге. Но каждый отпуск проводят только здесь.

Вашлаевы – из тех приезжих энтузиастов, которыми прирастала Чупа в свои хорошие годы. Видимо, в какой-то момент в полном соответствии с законами диалектики их количество переросло в качество и в поселке возник дух жизнелюбия, наличие которого выделяет Чупу на фоне других карельских поселений. Чупинская школа по сей день выпускает по шесть-восемь медалистов в год, местные музыканты-самородки занимают на фестивалях первые места, поселковый парикмахер заняла четвертое место на зональном конкурсе парикмахерского искусства, соревнуясь с дизайнерами из Петербурга и крупных городов Северо-Запада. Экономическому упадку не обязательно сопутствует духовная деградация.

Лишние руки

Настоящая беда Чупы – дефицит рабочих мест. «По моим прикидкам, из 4 тыс. жителей у нас работают не больше 500. Остальные – дети, пенсионеры и безработные», – говорит Юрий Давыдов. Эти полтысячи рабочих мест завидными не назовешь. Самым богатым чупинцем считается мастер железнодорожной станции, получающий около 30 тыс. рублей в месяц. Но такие «богачи» – наперечет. В поселке к обеспеченному контингенту относят учителей и врачей, потому что рабочие фабрики получают по 3-4 тыс. рублей в месяц.

  Фото: Наталья Владимирская
Фото: Наталья Владимирская

Своеобразной иллюстрацией, свидетельствующей об уровне жизни поселян, является местная почта. Подобную картину редко где увидишь: на стеллажах, где обычно выставлена на продажу периодика, красуются крупы, чай, консервы, масло, стиральные порошки… Это местный предприниматель организовал «социальный бизнес» – отпускает пенсионерам товары первой необходимости в долг, в счет пенсии.

Чупинцы едут на заработки и на постоянное место жительства не в карельские поселки, в большинстве которых положение дел немногим лучше, а в небольшие городки Мурманской области – Кандалакшу, Кировск, Мончегорск. Исход, рекомендованный Катанандовым, идет полным ходом: только в течение прошлого года поселок покинуло около 400 человек. «У нас была прекрасная руководительница хора, – рассказывает Елена Вашлаева. – Уехала в Мурманскую область, в Апатиты, где ее муж, геолог и юрист по образованию, был принят с распростертыми объятиями. А еще у нас работала профессиональный хореограф. Та же история».

Чупинцы не лодыри, они пытаются сами создать себе рабочие места. Вот несколько историй. В прежние времена при ГОКе содержался коровник. После банкротства комбината коров готовили под нож. Две местных предпринимательницы, Валентина Фоминова и Антонина Евтушенкова, выкупили коров, отремонтировали ферму и теперь поставляют молоко, творог, сметану в свои магазины. Но прежде им пришлось побегать: с накоплениями у предпринимательниц было негусто, банк давал кредит только под залог недвижимости, коровы и торговое оборудование в качестве достойного залога не признавались. В отделе кредитования Министерства сельского хозяйства республики тоже отказали. Пришлось брать заем как частным лицам – на неотложные нужды, безо всяких льгот и послаблений малому бизнесу, о которых широко вещают с высоких трибун.

Другие истории закончились отнюдь не хэппи-эндом. Еще две чупинки, профессиональные портнихи, открыли собственное ателье. Спрос на их услуги был, трудились с утра до ночи, но выйти на уровень рентабельности так и не смогли. Все заработанное уходило на налоги и штрафы за их несвоевременную уплату. Примерно тем же закончилась попытка организовать шлакоблочное производство.

Царь – далеко

По глубокому убеждению Юрия Давыдова, было бы большой ошибкой позволить поселку тихо угаснуть: ведь у Чупы есть практически все для успешного развития. Глава поселка перечисляет потенциальные возможности подведомственной ему территории. Прекраснейшие места, удобная гавань – налицо предпосылки для развития туристического бизнеса, например коммерческой рыбалки. Другой плюс – лес под боком. «Вот купил сегодня в магазине квашеную капусту с клюквой. Производство – Санкт-Петербург. Почему бы у нас не наладить аналогичное производство на базе рыбозавода? Капуста есть, клюква есть, оборудование, рабочие руки – пожалуйста. Можно организовать переработку дикорастущих, изготавливать соки, джемы, пищевые добавки. Москвичи летом машинами вывозят отсюда ягоды и сушеные водоросли», – рассуждает Давыдов.

  Фото: Наталья Владимирская
Фото: Наталья Владимирская

Но главную надежду на будущее поселка местные жители продолжают связывать с горным делом. В чупинских недрах кроме слюды-мусковита содержатся остродефицитные виды минерального сырья – низкожелезистый сиенит, гранулированный кварц особо высокой чистоты, «лунный камень». Не исчерпаны возможности по разработке месторождений полевого шпата, облицовочного камня. Тем более что в советские годы была создана основательная инфраструктура для освоения чупинских богатств.

«Можно было бы не просто добывать полевошпатное сырье для фарфорово-фаянсовой промышленности, как сейчас, а построить завод по производству изделий из фарфора и керамики», – мечтает Давыдов. Но тут же обрывает сам себя: денег у чупинцев нет, а сторонним инвесторам взяться неоткуда, ведь продвижением Чупы как территории, куда стоит вкладывать средства, никто не занимается…

После прославившего чупинцев заявления о выходе из состава Карелии в поселке поочередно побывали все члены республиканского правительства. Обещали помочь, поставить вопрос на контроль, составить план социально-экономического развития, включить в какие-то программы... Но глава поселка не слишком верит, что республиканская власть всерьез озаботится возрождением Чупы, скорее активность чиновников поубавится после того, как «сепаратистский» скандал будет замят. Эффективность другого жеста отчаяния – коллективного письма чупинцев президенту Владимиру Путину – в поселке тоже не переоценивают. Но продолжают надеяться, немного на чудо, а в основном на собственное непреходящее, такое простое желание – жить и работать в родном месте.

Чупа – Петрозаводск

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№4 (306) 29 января 2007
Госрегулирование миграции
Содержание:
Кнут без пряника

Такие мегаполисы, как Санкт-Петербург, не могут жить без привлечения иностранной рабочей силы. Обновленное миграционное законодательство в принципе облегчает ее привлечение. А вот практика применения – усложняет

Реклама