Новая когорта

Появление интернета, мобильной связи и других продуктов хай-тека создало целую нишу для молодых российских предпринимателей. В традиционном бизнесе им пока сложно, а вот ИТ для них – идеальная среда

Деловая и специализированная пресса полна историями о сверхуспешных стартапах, запущенных при помощи веб-технологий. И все чаще вместо заграничных YouTube, del.icio.us и LinkedIn пишут о российских проектах, «с нуля» реализующих инновационные для отечественного рынка находки. Среди них служба знакомств «Мамба», социальная сеть MoiKrug и другие.

Но все эти мощные и раскрученные начинания – только верхушка айсберга. Они заслоняют подавляющее большинство других проектов, чаще всего не столь неординарных, но самостоятельных и нередко вполне устойчивых. Их создатели не готовят почву для прорыва, а просто ищут свое место в новой экономической реальности, где малому и среднему бизнесу жить становится все сложнее.

Интернет, да и хай-тек в целом, изменил ситуацию вхождения в бизнес для многих молодых предпринимателей, радикально снизив требования к опыту и стартовым вложениям. Благодаря новым технологиям на рынок вышло поколение студентов-бизнесменов. Еще лет пять назад 19-летние мыслили преимущественно в категориях работы по найму, но сегодня многие неожиданно оказались готовы к собственным проектам. Эти ИТ-проекты почти не предполагают материального вклада – нужны прежде всего идеи, сплоченность коллектива и упорная работа. ИТ-инфраструктура запустила трансформацию бизнеса, превращая его в яркий и притягательный коллективный труд.

«Шароварная» коммерция

Самый наглядный пример новой и высокотехнологичной бизнес-ниши для молодых предпринимателей – рынок shareware, то есть условно-бесплатного программного обеспечения. «Шароварой» (на сленге русских программистов) называют программы, которыми можно пользоваться бесплатно в течение определенного срока либо с ограничением функциональности. Уплатив небольшую сумму (обычно 10-50 долларов), можно получить софт в бессрочное пользование, открыть доступ к полнофункциональному режиму. И на Западе, и в России таким образом продается бесчисленное множество приложений – от игр до антивирусных программ.

Студент из Северодвинска Иван Абрамовский начал работать с shareware еще в 9-м классе. Тогда он изучал программирование и выложил одну из своих программ на специализированный сайт – просто хотел вынести ее на суд общественности. «Когда сайт предложил мне ввести стоимость программы, я очень удивился, – вспоминает Иван. – А когда понял, что ее можно продавать в интернете, решил обязательно попробовать. И хотя ту программу так никто и не купил, я сильно увлекся самой идеей».

 pic_text1 Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

Вступив в интернет-сообщество «шароварщиков», Абрамовский быстро понял, что технические требования в этом бизнесе невелики – требуются собственно навыки программирования да доступ в сеть. Сделку по продаже ПО организует интернет-магазин, автор только получает гонорар. Начальный бюджет проекта минимален: 200-300 долларов на несложный сайт, без которого продвигать продукт практически невозможно, и от 10 долларов ежемесячно на услуги хостинга. Маркетинг программы требует не столько находчивости, сколько грамотности и усидчивости: нужно составить понятную документацию на английском (подавляющее большинство покупателей – из США и Западной Европы), продвигать сайт в поисковых системах, готовить пресс-релизы и статьи, переписываться с клиентами.

Но техническая простота вовсе не подразумевает легкий путь к успеху. «Шароварщик» конкурирует не только с коллегами-любителями из Воронежа и Новосибирска, но и с тысячами профессиональных команд со всего мира. Поэтому ключевые навыки – знание рынка и способность увидеть продукт глазами клиента, отойти от шаблонных решений, которыми переполнены интернет-каталоги shareware. Создание успешного продукта без этих навыков может затянуться: Иван Абрамовский, к примеру, ждал первой продажи два года.

ИТ-стартапы чем-то напоминают игру, но эта игра совершенно реальна и не допускает ни жульничества, ни поблажек

Впрочем, опыт пригодился, и Иван занялся расширением бизнеса. Под именем Almeza Research он выпускает несколько программных продуктов (органайзеры, программы для хронометража и др.). Одни поддерживает и дорабатывает брат предпринимателя, обосновавшийся в Москве, другие ведет его однокурсник. Сам Абрамовский уже полтора года занимается только продвижением. Бизнес приносит от 500 до 1,5 тыс. долларов в месяц. В масштабе всей «шароварной» отрасли это скорее средний показатель (группа из двоих-троих программистов, в принципе, может зарабатывать до 2,5 тыс. долларов), но для Северодвинска весьма ощутимый.

Шаг в сторону

Системы электронных продаж и переводов, кредитные карты – все то, что позволяет «шароварщикам» торговать не вставая с дивана, – стали доступны широким массам российских программистов сравнительно недавно. Но даже если забыть об онлайн-продажах, понятно, что интернет и компьютеризация радикально сокращают издержки начинающих бизнесменов. Причем, как показывает опыт петербургского предпринимателя Вадима Семилетова, погоня за внешней солидностью «настоящего» бизнеса порой может даже навредить.

 pic_text2 Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

Семилетов еще в 10-м классе стал лидером небольшой группы увлекающихся программированием школьников, назвавшей себя ADMGrouP. На первых порах они помогали школе управляться с техникой в кабинете информатики, потом увлеклись веб-технологиями и после поступления в «Политех» (Санкт-Петербургский политехнический университет) занялись разработкой сайтов под заказ. Выйти на рынок веб-дизайна оказалось довольно просто: он до сих пор сильно фрагментирован, в нижнем ценовом сегменте (до 300 долларов за сайт) работают сотни полупрофессиональных команд, а порой и любителей.

Вскоре члены ADMGrouP зарегистрировали фирму «Лайбекс», назначили друг другу солидные должности: арт-директор, директор по разработкам и т.д. Поначалу бизнес был организован в домашних условиях: все жили рядом, все пользовались интернетом. Но начали поступать более крупные и серьезные заказы, и Семилетов задумался о развитии фирмы. «Виртуальный» офис на первых порах позволил сэкономить средства – их хватило на аренду двух комнат (одна для работы, другая для общения с клиентами) и расширение штата за счет сокурсников. Об офисе для встреч с клиентами, комнате в пять квадратных метров, Вадим рассказывает так: «Перед этой комнаткой был офис нашего партнера. Поэтому, проходя через него с клиентом, я обязательно что-то говорил сидящим там сотрудникам, чтобы казалось, что это все наша территория, а маленькая комнатушка – директорский кабинет».

Впрочем, поначалу идея традиционного офиса себя не оправдала: аренда съедала большую часть доходов, возникли проблемы с кадрами и их квалификацией. Уже через несколько месяцев Семилетов решил вернуться к прежнему составу и от аренды отказаться. Но даже это не помогло – между партнерами стали возникать все более серьезные разногласия и фирму пришлось ликвидировать. Теперь Вадим работает под новым именем «Ленсайт» и уже в одиночку: вместо наемных работников он привлекает фрилансеров, что позволило гораздо лучше планировать, распределять ресурсы и наконец выйти в более высокие ценовые сегменты. Офис снять все-таки пришлось, но программисты и дизайнеры работают удаленно.

Self-help man

Подход Вадима Семилетова демонстрирует, в частности, что можно эффективно управлять проектами даже без привычных офисных атрибутов – достаточно интернета, мобильной связи и эпизодических встреч. Аналогичным опытом может поделиться организатор «Петербургской компьютерной службы» (ПКС) Петр Зимин. В сферу компьютерной помощи Зимин пришел случайно (он учился на врача): знакомые часто обращались к его отцу как к посреднику при покупке компьютера. Дело переросло в коммерческий проект, который отец переложил на плечи Петра. Вскоре Зимин обнаружил, что есть спрос и на послепродажное обслуживание, и постепенно вообще ушел от торговли, сконцентрировавшись на технической поддержке.

Зимин говорит, что в Петербурге «нет адекватной компьютерной помощи. В основном на этом рынке работают группы студентов-непрофессионалов. Когда я это понял, появилась мысль создать качественную сервисную службу и сделать из нее узнаваемый и сильный бренд». Он привлек нескольких знакомых, с которыми уже работал, и открыл ПКС. Служба провозгласила следующий принцип: клиент платит не за время обслуживания, а за результат работы. Это, как утверждает Петр, позволяет успешно расширять круг клиентов, в том числе корпоративных. Помещения у ПКС нет, все звонки переадресовываются с городского номера на мобильный. За счет «виртуального» офиса удалось, например, высвободить средства для «пилотной» рекламной кампании.

Бремя традиции

Истории Семилетова и Зимина во многом похожи. Существует сегмент рынка, на который крупные игроки пока не обращают внимания. Доступность интернета и цифровых технологий позволяет множеству непрофессионалов выходить в этот сегмент, легко осваивать базовые принципы работы. Просто большинство молодых команд не могут продвинуться дальше: это требует не только организационных усилий, но и стратегического мышления.

Немногие молодые бизнесмены добиваются успеха в сферах, не связанных с информационными технологиями

В сферах бизнеса, прямо не связанных с ИТ, дело обстоит иначе: трудности поиска помещения и первоначальных инвестиций попросту закрывают вход на рынок для большинства энтузиастов. Кроме того, у потенциальных клиентов существует естественное недоверие к молодым предпринимателям, что исключено, например, в интернет-переписке «шароварщика» с покупателями программы. Успеха в итоге добиваются немногие.

 pic_text3 Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

Алексей Бондарь приехал учиться в Петербург из небольшого сибирского города, где работал в рекламном агентстве, а потом, в последних классах школы, открыл собственную рекламную фирму. Конкуренции в городе почти не было и за пару лет агентство приобрело неплохую репутацию. Сыграл роль и имидж. «Когда много общаешься с большими людьми, понимаешь, что им скучно от серости происходящего вокруг. Все привыкли к клонированным мальчикам в костюмах, а парень в ядовито-розовой кофте, с пирсингом в ухе и стебной презентацией ярко выделяется. Тем более если он рекламщик», – говорит Бондарь.

Однако для конкуренции на петербургском рынке ощутимо не хватало «мускульной» мощи. Рекламу Алексей не оставил, но его питерская компания Infly-Group вынуждена заниматься диверсификацией, выходить в новые для себя сегменты ИТ-бизнеса. Команда занялась корпоративными интернет-порталами, затем видеопроизводством, есть и другие планы. По словам Бондаря, «после достижения определенных финансовых или технологических показателей проект выводится в самостоятельное юридическое лицо».

ИТ-бизнес позволяет Infly-Group удержаться на плаву и укрепить рекламное направление. Но если возможностей для такой диверсификации нет, молодым предпринимателям приходится непросто. К примеру, студент «Политеха» Ариан Дели, поработав немного в компании по продаже стеклопакетов, решил открыть аналогичный собственный бизнес. Фирму назвали «Батл», через знакомых удалось найти несколько партнеров – производителей металлопластика и строительных фирм. «Фактически все уже было готово, нам оставалось стать связующим звеном между поставщиком и потребителем», – говорит Дели. Но несмотря на личные связи с поставщиками и покупателями дело пошло туго: серьезных заказов пока нет, да и небольшие даются с трудом. Хватит ли упорства и терпения, чтобы вывести фирму на приемлемый уровень доходов, неизвестно.

Инкубаторы хай-тека

 pic_text4 Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

Легкость выхода молодых команд на ИТ-рынок лишний раз подчеркивает сложности, с которыми молодые предприниматели сталкиваются, пытаясь работать в более традиционных и освоенных отраслях. ИТ-бизнес принципиально свободнее. Здесь меньше стереотипов и практически нет ограничений по времени и географии работы (к примеру, программист Иван Абрамовский подумывает о жизни в сельской местности). Предпринимателям в этой отрасли доступна отлаженная инфраструктура для совершения электронных сделок, платежей, и процесс продажи ПО даже в России становится более цивилизованным.

Истории ИТ-стартапов высвечивают важную тенденцию: появилась площадка, где начинающие предприниматели, рискуя очень немногим, могут не просто заработать на повседневные нужды, но и получить ключевые навыки управления бизнесом. Эта ситуация имеет черты игры, но игра совершенно реальна и не допускает ни жульничества, ни поблажек, ни возможности ее отложить, когда надоест. «Стартаперы» сталкиваются с острой глобальной конкуренцией: многие клиенты и соперники отечественных команд находятся в Европе, США, Индии и т.д.

По сути дела, интернет и другие цифровые технологии породили огромный бизнес-инкубатор с отлаженной системой коммерции, где роль консультантов и тренеров выполняют профессиональные сообщества и их авторитетные участники. Условия для входа, как и положено в инкубаторе, максимально облегчены, но само по себе это ничего не значит: важны знание рынка и маркетинговые навыки, оригинальные идеи, упорство, умение создать и укрепить команду и т.д. И со временем это может дать мощный побочный эффект: успешные руководители молодых ИТ-фирм, достигнув потолка в этой сфере, начнут двигаться в другие отрасли, где сегодня не хватает опытных и энергичных лидеров.

Санкт-Петербург