Тупик амбициозности

Правовой нигилизм петербургских властей умножает общественные конфликты и в конечном счете разрушает российскую государственность

Амбициозность, ставшая главной отличительной чертой современного политического стиля питерской администрации, породила помимо прочих неприятное последствие – правовой нигилизм, стремление управлять городом не по закону, а по собственному усмотрению. Такие методы создают трудноразрешимые конфликты даже на пустом месте – в ситуациях, которые по закону могли бы быть урегулированы спокойно, без особых проблем. Типичным примером может служить история с расселением жилого дома на элитном Крестовском острове, на территории будущего жилого комплекса для судей Конституционного суда РФ.

Казалось бы, какая тут может быть проблема? Городу нужен тот или иной участок, который кем-то занят… Ситуация, стандартная для любого современного города. Она должна регулироваться специальным законом. И такой закон в Петербурге существует – «О жилищной политике Санкт-Петербурга», принятый в мае 2006 года. Пункт 1 статьи 14 этого закона предусматривает: «В случае изъятия жилых помещений в связи с изъятием земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, для государственных нужд Санкт-Петербурга за счет средств бюджета Санкт-Петербурга собственникам жилых помещений выплачивается выкупная цена жилого помещения, определяемая соглашением сторон в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации, либо предоставляется другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену по соглашению сторон». Перечень госнужд, позволяющих изымать землю, содержится в Земельном кодексе РФ и законе Петербурга «О градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге», а порядок определения выкупной цены – в статье 32 Жилищного кодекса.

Вместо того чтобы воспользоваться правовым механизмом, власти решили действовать по своей логике – раз мы решили, что нам нужен данный дом, то издаем соответствующее прямое распоряжение и добиваемся его исполнения. Прописанные в законе процедурные детали нам ни к чему: наши понятия не предполагают их соблюдения. Но некоторые приличия соблюдать все-таки нужно – и соответствующий механизм уже неплохо проработан. В данном случае петербургские власти избрали метод, обычно применяемый чиновниками в коррупционной схеме предоставления понравившегося здания заинтересованному физ- или юрлицу. В основе этой схемы лежит признание здания аварийным. И губернатор Валентина Матвиенко издала распоряжение о сносе дома из-за «угрозы его обрушения».

Вообще говоря, по закону для этого необходимо получить заключение соответствующей государственной экспертизы, но выходит, что сегодня можно без него и обойтись. Хотя такое упрощение процедуры чревато рисками (а вдруг недовольные жильцы подадут в суд и выиграют?), петербургская практика показывает, что чиновники очень часто именно так и поступают. Причина не совсем ясна – то ли госэкспертиза еще недостаточно коррумпирована и чиновники опасаются, что получат отрицательное заключение, то ли они совершенно уверены в своей безнаказанности… Как бы то ни было, но, по словам представителя протестующей группы жильцов Александра Гомона, в их случае Смольный так и поступил – губернатор Валентина Матвиенко подписала распоряжение без проведения соответствующей экспертизы. Более того, как выяснилось впоследствии, этот дом зарегистрирован в КГИОП в качестве «вновь выявленного памятника культурного наследия», что порождало дополнительные проблемы при реализации решения о его сносе. Как утверждает Гомон, чиновники, готовившие распоряжение губернатора, даже не удосужились сделать запрос в КГИОП.

Тем не менее, может, все и прошло бы гладко. Но властям не повезло: поддавшись уговорам того же Смольного, жители дома создали ТСЖ, взяли дом и земельный участок на свой баланс. В такой ситуации определять судьбу дома может только собрание владельцев помещений в нем, но никак не губернатор. Из этого правила есть только два исключения – изъятие земли для госнужд и признание дома аварийным. Ни одной из этих возможностей власть не воспользовалась, ограничившись распоряжением. Более того, за два месяца до выхода распоряжения губернатора жильцы получили официальный акт о передаче дома на баланс ТСЖ, где значилось, что дом находится в нормальном состоянии. А впоследствии они оспорили в Смольнинском районном суде распоряжение губернатора и получили официальное заключение Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции РФ о том, что их дом не находится в аварийном состоянии.

Потом, правда, городской суд отменил решение суда районного на том основании, что распоряжение о сносе дома не ущемляет прав его владельцев. Эта логика, очевидно, противоречит здравому смыслу. Впрочем, дабы соблюсти хоть какие-то приличия, суд отметил, что у собственников нет обязательств по продаже квартир Санкт-Петербургу. Такая позиция суда снова загнала ситуацию в правовой тупик, потому что выселить собственников без выкупа их квартир по закону невозможно. Жильцы уже согласны обменять свои квартиры на эквивалентные, но хотят, чтобы власти действовали по законной процедуре, а чиновники настаивают на своем: «Соглашайтесь на то, что мы вам предлагаем». И добиваются «соглашения сторон» методами административного давления (вызывают на «беседы» в администрацию, прокуратуру, РУВД, ФСБ и т.д.).

Если бы в самом начале всей этой истории власти издали постановление об изъятии земли для госнужд и скрупулезно исполнили всю процедуру, то к сегодняшнему дню дом наверняка был бы уже снесен и жильцы, соответственно, переселены. Торможение вызвано именно правовым нигилизмом властей, нежеланием чиновников исполнять закон даже тогда, когда закон понятен, разумен и действительно позволяет согласовать интересы сторон. Между прочим, петербургский бизнес уже осознал преимущества жизни по закону и девелоперы, например, давно требуют от Смольного разработки четкой процедуры расселения зданий, предназначенных для реконструкции. Отсутствие такой процедуры (она должна регламентировать не только расселение, но и другие правовые и финансовые аспекты) явно тормозит капремонт ветшающих петербургских зданий. Администрация не торопится, видимо, полагая, что сопутствующие проблемы можно решить проще – так сказать, по беспределу. Но в нынешней России при всем ее неустройстве такие методы малоэффективны, и упорство петербургской администрации в небрежении законом лишь умножает общественные конфликты и в конечном счете разрушает российскую государственность.