И все-таки она движется

Пятый угол
Москва, 12.03.2007
«Эксперт Северо-Запад» №10 (312)
Называть людей собачьим дерьмом не только неприлично, но и неразумно. Мы в одной лодке – власть и народ

Петербургский Марш несогласных вызвал единодушное неприятие местной власти – исполнительной, законодательной и четвертой, ориентированной на первые две. Как издавна повелось, в трудную для города годину на телевизионном экране появился сам Александр Невзоров. И со свойственной ему увесистостью сверхчеловека сравнил участников волнений с собачьим дерьмом. Стало тревожно. Невзоров подобен альбатросу – появляется перед бурей.

Между тем мир частного человека представляется сегодня благополучным. Смуты миновали. Наслаждаться спокойствием и преуспеянием естественно и приятно. Там, где вчера толпились неопрятные челноки с китайской мануфактурой, вознеслись сетевые гипермаркеты; «Зенит» покупает за 20 млн полузащитника Тимощука; кафе, театры, чартеры на горнолыжные курорты забиты под завязку. Люди берут кредиты, вкладывают в ПИФы, строят коттеджи и покупают продукты в продовольственных бутиках. Страна и город переживают несомненный подъем. А Невзоров в телевизоре ассоциируется с табачными бунтами, гуманитарной помощью, лихими подвигами депутата Шутова и штурмом телебашни в Вильнюсе. Знак беды, тема рока, черная кошка...

И начинается неконтролируемая цепь ассоциаций. Блистательный Санкт-Петербург Серебряного века. Сани мчатся к «Контану», Лидваль возводит «Асторию», растет потребление чая и керосина, государь стреляет ворон в царскосельском парке. Выходит сборник «Вехи» с его «мы должны благословлять эту власть, которая своими штыками и тюрьмами защищает нас от ярости народной». Но экс-министр внутренних дел Петр Дурново пророчествует: «Социальная революция в своих крайних проявлениях у нас неизбежна. Все неудачи будут приписаны правительству. Как результат, в стране начнутся революционные выступления... И Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается предвидению».

Демонстрации – даже такие относительно немноголюдные, как недавний Марш несогласных, – признаки неблагополучия. Не все, видимо, довольны планами сооружения газпромовской вавилонской башни, успехами в выполнении национальных проектов, отстранением «Яблока» от выборов в ЗакС. Недавние избиратели Явлинского готовы прорывать цепи ОМОНа вместе с эстетически и идеологически чуждыми нацболами. Оппозиция не находит адекватного места ни в избирательном процессе, ни в пространстве телевизионных ток-шоу. Недовольство не предупреждается, с людьми не вступают в диалог. И недовольство выливается в ярость. Ярость немногих.

Может, и вправду Невзоров прав? Не смешно ли обращать внимание на какую-то тысячу маргиналов в многомиллионном городе? В стране, где неуклонно растет ВВП, победоносно завершена война в Чечне, а уровень жизни выше, чем когда-либо за всю историю. Собака лает – караван идет… Но ведь писал Солженицын в середине благополучнейших 1970-х: «На такой вершине ошеломляющих успехов неохотнее всего воспринимаются чьи-то мнения или сомнения. Сейчас, конечно, самый неудачный момент приступать к вам с советом или увещанием. В момент внешних успехов труднее всего бывает отказаться от дальнейшей накатки их, самоограничиться, перестроиться. Но тем и отличаются мудрые от немудрых, что они принимают советы и опасливые соображения много ранее крайней необходимости. Да и в этих успехах далеко не все есть повод для самовосхищения».

Глухи были и Николай II к пророчеству Дурново, и Брежнев к письму Солженицына. Успехи для власти – всегда повод для самовосхищения, всегда ослабление чувства самосохранения. Проблемы не дебатируются и не решаются, от них отмахиваются. Создается иллюзорный мир, в существование которого должны поверить подданные. Но погружаются в пространство миража скорее не они, а само начальство.

С ослаблением реальной политической борьбы увядают искусство и ремесло агитации и пропаганды, они перестают быть интересными. Герои предыдущего десятилетия – колумнисты, депутаты, телеобозреватели – сегодня перешли в «глянец», спекулируют недвижимостью, инвестируют в общепит. Рейтинги политических передач падают. Телезритель смотрит «Звезды на льду» и программу «Максимум». Иван Ургант, Ксения Собчак и Тина Канделаки популярнее, чем Михаил Леонтьев, Глеб Павловский или Сергей Брилев.

Мы не раз видели российскую власть в состоянии кризиса. Она умела душить в объятиях, делать врагов союзниками, выигрывать на выборах, произносить пламенные речи и выдвигать способных и популярных людей. Она боялась катастрофы и умела ее предупреждать. Но времена меняются. Власть убаюкана, не готова к неприятностям, растренирована. Она хочет восхищаться приемлемым настоящим, славным прошлым и светлым будущим. Ее участники перестают слушать гул времени и внимать мрачным пророчествам. Простые люди с их проблемами – как старыми, так и теми, которые порождает экономический рост, – предоставлены самим себе. Общественные процессы находят отражение в разговорах в кафе, на кухнях и современной их инкарнации – интернет-блогах.

История, как говаривал Чернышевский, – не тротуар Невского проспекта. И был неправ. Именно Невский проспект в прошлое воскресенье показал: история не останавливается, она – движется. Общественное недовольство становится ощутимым не тогда, когда люди доведены до крайности. Не хлеб, а стремление к справедливости – побудительный мотив, самоуспокоенность власти, воспринятая как высокомерие, нежелание выслушать – главный повод для волнений.

В тот день я был на Невском. Толпа заполняла все пространство от Думы до Аничкова моста. Люди были разные – и городские сумасшедшие, и московские политики, и просто любопытные. И пенсионеры, и студенты. И буржуазия, и пролетариат. Называть этих людей собачьим дерьмом не только неприлично, но и неразумно. Мы в одной лодке – власть и народ. Смуты не нужны ни им, ни нам. Равновесие милее бунта. Право слово, так не хочется вспоминать 1990-е – многотысячные митинги, ликер «Аморетто», паяльник как аргумент в деловом споре…

Тщательнее надо. С уважением к людям.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №10 (312) 12 марта 2007
    Реформа энергетики
    Содержание:
    Время распутывать

    Чтобы бизнес инвестировал в новые генерирующие мощности, государство должно создать свободный рынок торговли электроэнергией. Вопреки целям реформы российской электроэнергетики, такого рынка в России нет

    Реклама