Наши университеты

Пятый угол
Москва, 19.03.2007
«Эксперт Северо-Запад» №11 (313)
Экономя на заработной плате сотрудников, западные компании превращаются в кузницу кадров для своих российских конкурентов

В последние два месяца одним из центральных сюжетов, обсуждаемых в деловой прессе, было противостояние между топ-менеджментом и сотрудниками всеволожского завода «Форд Мотор Компани». Конфликт удалось погасить только после того, как он чуть было не привел к первой в истории отечественного автопрома бессрочной забастовке. Глядя на все это, невольно задаешься вопросом, почему руководство компании столь несговорчиво, несмотря на то что забастовки, организуемые заводским профсоюзом, выливаются в прямые финансовые потери.

Частично ответ на этот вопрос дал один из отраслевых экспертов, который заметил, что действия профсоюза фактически можно квалифицировать как шантаж. В таком случае решение менеджмента не поддаваться давлению кажется вполне разумным. Очевидно, компания не хочет повторять ошибку, которую американские автомобилестроители совершили у себя на родине пару десятилетий назад. Серьезные разногласия с профсоюзами у них начались еще в середине-конце 1980-х годов, когда перед игроками «большой тройки» (General Motors, Ford, Chrysler) остро встала проблема сокращения издержек. Если бы в те годы автомобильные концерны проявили твердость, они могли бы значительно ослабить давление профсоюзов, которые сегодня являются важным фактором снижения конкурентоспособности «большой тройки» на ключевом для нее североамериканском рынке.

Однако давление на всеволожский Ford оказывает не только профсоюз, но и ситуация, складывающаяся на рынке труда. В ближайшие год-два в Петербурге откроются заводы Toyota, Nissan и General Motors. При существующем дефиците квалифицированных кадров можно ожидать, что конкуренция за человеческие ресурсы будет весьма острой. Создавая имидж компании, недружественной по отношению к сотрудникам, Ford делает первые, но уверенные шаги к тому, чтобы проиграть конкуренцию. Это стало особенно очевидным с началом кампании по найму персонала на петербургское производство Toyota. Представители Toyota не скрывают, что часть набранного персонала перешла к японцам со всеволожского завода, польстившись на более высокую заработную плату.

Политика Ford тем более непонятна, если учесть, что концерн имеет многолетний опыт соперничества с японцами, в том числе и на рынке рабочей силы. Например, в Северной Америке японские автомобилестроительные компании, сотрудники которых не состоят в профсоюзных организациях, тем не менее, вынуждены ориентироваться на существующий в отрасли уровень заработной платы, который был установлен игроками «большой тройки». Условия успешного найма сотрудников определяются в первую очередь рынком, а не профсоюзом. Похоже, российский Ford эту истину до конца не осознал.

Необходимо отметить, что «фордовская» политика в сфере управления персоналом характерна для многих западных компаний, работающих в России, независимо от сферы их деятельности. Вроде бы иностранцы вполне осознают проблему дефицита кадров. Во многих случаях они сами занимаются их подготовкой, понимая, что купить сотрудников нужной квалификации на рынке будет непросто. Приведу пример одного из крупных западных DIY-ритейлеров, работающего на местном рынке. К приходу в Петербург компания тщательно готовилась. Процедура найма и обучения персонала началась за восемь месяцев до открытия первого магазина. Однако за первый месяц работы больше половины этого персонала уволилось из-за низкой заработной платы. Возникает законный вопрос: зачем было тратить деньги на обучение сотрудников, рассчитывать на лояльность которых не позволяет здравый смысл?

Примечательно, что аналогичную политику иностранцы проводят и в отношении менеджмента, обучение которого, надо думать, обходится дороже, чем подготовка низового персонала. Одна моя знакомая поступила на работу в крупную западную компанию, которая осуществляла тотальную замену иностранного менеджмента российским. Обучение длилось почти год, стажировку будущие управленцы проходили в Европе и США. Проживание и питание, естественно, оплачивалось за счет работодателя. По окончании стажировки моей знакомой предложили вакансию в московском офисе компании, однако размер заработной платы вызвал у нее разочарование. Проблем с трудоустройством, конечно, не возникло: поступили выгодные предложения минимум от четырех других работодателей. На вопрос о том, почему компания не может предложить более конкурентоспособную зарплату, моей знакомой ответили вполне по-русски: «Не положено».

Почему же не положено? Ответ очевиден: потому, что высокая зарплата противоречит бизнес-концепции, которую разработала штаб-квартира, принимая решение делать бизнес в России. Выходя на российский рынок, западные компании сосредоточены в первую очередь на борьбе за потребителя. На начальном этапе это связано со значительными финансовыми затратами, поэтому экономия на заработной плате сотрудников кажется вполне естественной. К тому же не секрет, что одним из аргументов при выборе России в качестве площадки для экспансии является несовершенство трудового законодательства и слабость профсоюзного движения в большинстве отраслей.

С одной стороны, подобная позиция не лишена логики: пока конкуренция на рынке покупателей не достигнет такого же уровня, как на рынке труда, проблемы с персоналом не будут серьезно влиять на финансовые результаты бизнеса. Но, с другой стороны, такая логика имеет сугубо тактический характер и может оказаться проигрышной уже в среднесрочной перспективе. Западные компании автоматически занимают определенную и не самую выгодную нишу на рынке труда – они постепенно превращаются в кузницу кадров для своих российских конкурентов. Уже сейчас многие соискатели рассматривают работу в западной компании исключительно как способ поднять свою стоимость на рынке труда – приобрести опыт работы и получить соответствующую запись в трудовой книжке. Это дает возможность претендовать на хорошую вакансию, но уже в другой компании…

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №11 (313) 19 марта 2007
    Региональные выборы
    Содержание:
    Без сучка, без задоринки

    Главная задача, поставленная федеральной властью перед губернаторами на региональных парламентских выборах 11 марта, решена. «Справедливая Россия» стала полноправным игроком на политическом поле, причем без ущерба для «Единой»

    Реклама