Учитесь правильно дышать

«Если государство вкладывает деньги, они должны окупаться. А если бизнес извлек доход за счет бюджетных инвестиций, ему следует поделиться с государством», – такую формулу государственно-частного партнерства выдвигает губернатор Архангельской области Николай Киселев

Три года назад в Архангельской области, входящей в число наиболее проблемных регионов Северо-Запада, сменилось руководство. Новый губернатор Николай Киселев, выдвинул программу обновления областной экономической политики и пообещал сделать систему отношений власти и бизнеса более прозрачной. И хотя нового руководителя региона многие считают человеком непростым и конфликтным, за прошедшие три года Киселев добился роста налоговых поступлений в бюджет и активизации давно задуманных инвестиционных проектов, таких как строительство газопровода до Архангельска.

А в самой областной администрации главным результатом считают то, что «сегодня есть понятный план действий, есть слаженно работающая команда специалистов, есть стабильность». Основную задачу губернатор видит в том, чтобы отстроить управление, как на хорошем промышленном предприятии, где каждый знает, чем он должен заниматься. Николай Киселев рассказал корреспонденту «Эксперта С-З» о своем подходе к решению экономических проблем северного региона.

Газовые надежды

– Из каких составляющих сегодня складывается инвестиционный и экономический потенциал Архангельской области?

– Сырьевая база региона, по большому счету, сегодня достаточно слабо освоена и задействована в производстве. Это касается и алмазного сырья, и бокситов, и базальтов, и лесных ресурсов. Разработка природных богатств Архангельской области открывает хорошие перспективы. Но, конечно, полноценное вовлечение этих ресурсов в экономический оборот потребует значительных инвестиционных вложений.

Второе – это инновационный потенциал нашего машиностроения. Здесь мы довольно сильны и в конструкторском, и в технологическом плане. Наиболее важные направления – строительство танкеров ледового класса, ледоколов нового поколения, крупных авианосцев, развитие атомного энергетического машиностроения. Например, очень интересный и перспективный проект – производство плавучей атомной станции малой мощности (АТЭС). Пилотный образец мощностью 80 МВт будет работать неподалеку от Архангельска. А в дальнейшем планируется серийное производство таких станций, причем мощность вырастет до 300 МВт. И я надеюсь, что с созданием Объединенной судостроительной корпорации наши предприятия получат дополнительные инвестиции и возможности для развития.

Третья составляющая – туристический и рекреационный потенциал. Возьмите Онежское побережье Белого моря, где сосны, сопки, теплая вода, хорошие условия для горнолыжного спорта, а неподалеку – Кий-остров; или Усть-Илимский район на юге области, где открываются потрясающие панорамы на десятки километров. Возможности развития туризма значительны, особенно если вспомнить такие города, как Каргополь, родина рода Строгановых, и Сольвычегодск, где сохранились потрясающие храмы, которые могли бы украсить и Петербург, и Москву.

– Часто говорят, что развитию добывающей и перерабатывающей промышленности в регионе мешает прежде всего нехватка энергетических мощностей, транспортной и социальной инфраструктуры…

– Инфраструктура, конечно, требует серьезной модернизации, и это сказывается на состоянии нашей экономики. Природные условия, территориальная протяженность и низкая плотность населения в области требуют повышенных инфраструктурных затрат. А наши тарифы из-за привозного топлива одни из самых высоких на Северо-Западе, и понятно, как это влияет на конкурентоспособность промышленников и повседневную жизнь людей.

«Мы давно знаем о проблеме доступности лесных массивов, но знать мало – нужны еще и финансы. Только сейчас, с ростом доходов бюджета, у нас появились на это инвестиционные средства»

У нас очень проблемная дорожная инфраструктура: чтобы обеспечить круглогодичное автомобильное сообщение между населенными пунктами, нужно заменить более 1100 км грунтовых дорог на дороги с твердым покрытием. К тому же сейчас нагрузка возросла: раньше многие грузы сплавляли по рекам, а в последние 10-15 лет экологией рек никто всерьез не занимался, и они обмелели. Еще хуже, что практически во всех отраслях экономики основные фонды и инженерная инфраструктура сильно изношены, нуждаются в кардинальном обновлении. И без этого обновления экономика задыхается.

В области запланировано расширение и реконструкция генерирующих мощностей, строительство новых дорог и мостов, полноценный ремонт магистрали Москва – Архангельск, на что из федерального бюджета за восемь лет будет выделено около 12 млрд рублей. Строятся Северный транспортный коридор, дорога на космодром Плесецк и другие объекты.

Но крупнейший для области инфраструктурный проект – это программа газификации, которая в последние два года реализуется действительно быстрыми темпами. Если предыдущие 147 км строили 12 лет, то в прошлом году построили почти 260 км газопровода. Газ уже пришел в Плесецк, доведен до космодрома, в 2008 году его должны дотянуть до Архангельска и Северодвинска, где проживает почти половина жителей области. При функционировании всей магистрали и всей системы в нормативном режиме мы получим очень приличные и выгодные условия для развития промышленного производства и освоения новых месторождений. Открываются возможности для новых производств, которые до этого были просто нерентабельными.

Кризис валютного цеха

– Когда-то Архангельскую область называли всесоюзной лесопилкой. Как сегодня обстоят дела в лесной отрасли?

 pic_text1 Фото: Павел Кононов
Фото: Павел Кононов

– В целом отрасль находится в сложном положении. Заготовка и поставка древесины не растет уже несколько лет. Более половины лесозаготовительных и треть деревообрабатывающих предприятий убыточные. Крупные предприятия, такие как Архангельский и Котласский ЦБК, Онежский ЛДК и Лесозавод 25, справляются с планами развития. К примеру, за последние три года в модернизацию лесозаготовок вложено около 2 млрд рублей. Но средним и мелким предприятиям не хватает финансовых ресурсов и конкурентоспособность продолжает падать. Поэтому сегодня мы делаем ставку на создание новых производств – завода по выпуску древесных плит, фанерного завода, домостроительных комбинатов, пеллетных производств.

Основная задача в сфере лесопромышленного комплекса – навести порядок в лесопользовании. Из-за перекосов в эксплуатации леса все острее становится дефицит хвойной деловой древесины: технологических дорог не хватает, а доступные массивы вблизи дорог истощаются, еловые леса усыхают. Знаем мы об этой проблеме давно, но знать-то мало. Нужны еще и финансы. Только сейчас у нас появились некоторые инвестиционные средства – за три года бюджет практически удвоился.

– Лесопромышленники считают, что проблему нехватки дорог можно решить только в партнерстве бизнеса и власти: к примеру, администрация области строит основные дороги, а предприятия подключаются к этому процессу, делают отводы и т.д.

– У нас и на 2007-й, и на 2008 год запланировано строительство дорог общего пользования, по которым, конечно, и бизнес будет перевозить лес. Но сейчас мы продумываем саму схему строительства лесных дорог. Здесь не должно быть никаких подарков. Мы не имеем права просто построить дороги и сказать крупным лесопользователям: «Берите, получайте прибыль». Хорошо, можно строить технологические дороги, но пусть они тогда будут платными. Если государство вкладывает деньги, они должны окупаться. А если бизнес извлек доход за счет бюджетных инвестиций, ему следует поделиться с государством. Вот о каком партнерстве идет речь. А у нас многие выжимают до конца имеющиеся мощности, портят экологию, но при этом кричат: «Караул, дороги плохие!» Где здесь пространство для партнерства?

«Нельзя, чтобы Архангельская область и Ненецкий округ шли разными курсами. Нам нужны общая программа развития, единый план инвестиций в жилищную, социальную, образовательную инфраструктуру»

Некоторые думают, что опять начнется раздача, как в 1990-е. Такого уже не будет: сегодня необходимо, чтобы компании сами инвестировали в эту сферу. Конечно, их надо поджимать разными способами, прежде всего путем повышения экологических требований. Измерять нужно и воздух, и воду, и все остальное, чтобы те, кто не занимается перевооружением, платили реальные деньги. Если для них это невыгодно, пусть продают бизнес, пусть придет другой собственник, который хочет и может серьезно работать.

– Как сделать партнерство государства и бизнеса реально работающим механизмом?

– Нам всем необходимо постоянно вести диалог, слушать людей, отслеживать динамику. Если я сказал, что гайки надо закручивать, то это не значит сразу завернуть их до упора. Нужно регулирование, нужны понятные инструменты. Систему надо вводить постепенно, чтобы у собственника возник побудительный мотив к модернизации и чтобы он успел эту модернизацию провести.

И, безусловно, мы должны помогать своим, местному производителю. Да, рынок – это хорошо, но нельзя доводить эту логику до абсурда. Разве у нас в России так много портов, что можно спокойно часть из них закрыть и сказать, что они погибли в конкурентной борьбе? Каждому нужно уделить внимание. Модернизация – это, с одной стороны, высвобождение рабочих рук, кризис занятости, а с другой – новые налоговые поступления, в том числе в муниципальные бюджеты. Это все в одной цепочке. И надо понимать, что если в одном месте рубануть, то это непременно отразится где-то еще.

Резервы роста

– В области уже построена первая очередь алмазного горно-обогатительного комбината. Как обстоит дело с другими проектами по освоению недр, такими как разработка бокситов?

– Что касается бокситов, то сейчас идет разведка этих месторождений, часть из них осваивается. Например, есть бокситовый рудник в Плесецком районе. Но надо, конечно, думать уже не только о добыче руды, но и о переработке. Я не стал бы сбрасывать со счетов и базальтовые залежи: это сырье для производства строительных и теплоизоляционных материалов. Однако такие проекты требуют недорогой энергетики, поэтому мы и возлагаем основные надежды на газификацию. Возможно, помогут новые плавучие АТЭС, если начнется их серийный выпуск.

– Даст ли разработка месторождений арктического шельфа импульс развитию области?

– Как вы знаете, Штокмановское месторождение пока находится в разработке. Но в любом случае крупные нефтегазовые проекты – это всегда большие заказы для судостроительной отрасли. Потребуется очень много судов разного класса, буровой и прочей аппаратуры. Мы знаем точно, что без Архангельской области, без северодвинских предприятий и специалистов этот проект будет сложно развивать. Я уверен, что в Архангельской области появится и глубоководный порт. «Роснефть» уже через нас ведет перевалку нефти, это тоже один из крупных проектов последних лет. Так что мы постоянно готовим себя к этим проектам.

Как связать территории

– Как развиваются сегодня главные города области – Архангельск и Северодвинск?

– У каждого города есть свои преимущества. В Архангельске – морской и торговый порт, рыбаки и транспортники, развитая лесная индустрия. А Северодвинск – это город, куда привлекались лучшие умы для решения приоритетных оборонных задач, но сегодня там реализуются и проекты в сфере гражданского судостроения, в том числе международные. Это уже не ЗАТО, а открытый город, там хорошо развивается и бюджетная сфера, и другие отрасли. Но что еще важнее, между городами 37 км и связаны они очень тесно. Это самая интенсивная трасса Архангельской области (более 8 тыс. автомобилей в сутки). Что тоже стимулирует развитие. Два города начинают функционировать как один комплекс, и это хорошо.

– С какими проблемами сталкивается эта городская агломерация?

– Оба города находятся не на самых удачных местах: Северодвинск практически весь построен «намывом» на болоте, в Архангельске похожая ситуация. Отсюда низкое качество дорог и ливневой канализации. К тому же Архангельск – старый город, где водоканал сделан в «одну нитку», нет кольца. В случае аварии эта «нитка» перестает функционировать и большая часть города остается без воды. В молодом Северодвинске проблем в этом отношении значительно меньше, но есть общая проблема дорог, которую мы своими силами не можем решить. Сегодня Минфин достиг совершенства в распределении финансовой помощи: он оставляет региону ровно столько денег, сколько нужно для выживания. На развитие, на решение важнейших вопросов городской инфраструктуры средств выделяется очень мало. А кто этим сейчас будет заниматься, кроме бюджета?

– Как развиваются отношения области и входящего в ее состав Ненецкого автономного округа? Удалось ли добиться ясности в распределении налоговых доходов НАО и области?

– С Ненецким округом у нас заключено на этот год соглашение о распределении доходов. Но это была полумера, мы не получили нужного эффекта. Я считаю, что нельзя на этом останавливаться, надо двигаться вперед. Сегодня округ хотя и является субъектом федерации, по факту это муниципальное образование, где проживает 42 тыс. человек. Там инфраструктура обычного района и те же трудности, что и у наших муниципалитетов, – транспортная недоступность, проблемы с занятостью. Недостаточно развита медицинская инфраструктура, и очень часто жители НАО лечиться и рожать приезжают к нам.

«Нужно повышать экологические требования, чтобы предприятия, которые не занимаются техническим перевооружением, платили реальные деньги. Если им это невыгодно, пусть продают бизнес. Пусть придет другой собственник, который хочет и может серьезно работать»

Нам нужна общая программа развития, единый план инвестиций в жилищную, социальную, образовательную сферы. Нельзя, чтобы и дальше наши два корабля плыли разными курсами. И я думаю, что под такую программу развития, понятную, вменяемую политику можно получить помощь из центра. Ведь в Минфине не враги Севера сидят. Там есть люди, которые Север знают не понаслышке. Министр Алексей Кудрин у нас в школе учился, на яхте начинал ходить, в театр в первый раз пошел.

– Значит, вы не будете настаивать на объединении двух субъектов федерации, достаточно будет соглашения?

– Да, мы должны при помощи соглашения заставить экономику работать на людей. И не надо никого агитировать или палкой загонять, как в колхоз. Надо показать, что это выгодно. Человек не бежит от хорошего, к хорошему быстро привыкают.

Архангельск – Санкт-Петербург