Изнанка привлекательности

21 мая 2007, 00:00
  Северо-Запад

Редакционная статья

По мере усложнения нашей общественной жизни возникает потребность в регуляторах, способных адекватно учесть все многообразие обстоятельств и интересов. Особенно явственно эта потребность проявляется в сфере градостроительства, тем более в таких привлекательных для инвесторов городах, как Санкт-Петербург. До недавнего времени с ролью такого регулятора более или менее успешно справлялась городская власть. Масштаб девелоперских проектов и влиятельность их инициаторов были вполне по зубам руководителям Смольного – им не составляло особого труда умерять аппетиты инвесторов. Однако постепенно регулятивная эффективность власти начала уменьшаться.

По-видимому, первым сигналом стала история с башней «Монблан» около гостиницы «Санкт-Петербург». Хотя ее проектная высота явно нарушала исторические панорамы Невы (являющиеся, в принципе, объектом культурного наследия Петербурга), формально на момент утверждения проект не противоречил закону и правилам. Так что власти вынуждены были его согласовать, хотя и признавали, что запоздали с принятием законодательства, пресекающего подобные нарушения. Однако такое запаздывание стало хроническим – власть все больше не успевала за стремительным ходом жизни. Стратегию сохранения культурного наследия Санкт-Петербурга, содержащую, в принципе, все необходимые акценты, городское правительство приняло, а вот адекватный ей процедурный механизм – Правила землепользования и застройки – утвердить не успело. Вмешались могущественные силы, превратившие городскую власть из хозяина положения в одного из участников процесса – влиятельного, но уже не решающего все вопросы.

Публичным представителем этих сил выступило руководство «Газпрома», инициировавшее скандальный проект небоскреба «Газпром-сити» (переименованный сейчас в «Охта-Центр»). Впрочем, ясно, что «Газпром» играет роль «паровоза», за которым потянутся другие «стратегические инвесторы», желающие продемонстрировать свою мощь аналогичными проектами. Именно вмешательством этих сил следует, по-видимому, объяснять так сильно затянувшуюся эпопею с принятием Правил землепользования и застройки, проект которых хоть и носит компромиссный характер, но все же запрещает строить вблизи исторического центра здания высотой более 100 метров.

Впрочем, там есть лазейка для «Газпрома», хотя и усложненная громозкой процедурой согласования, включающей помимо прочего утверждение проекта Градостроительным советом. Губернатор Валентина Матвиенко продолжает настаивать на необходимости учета мнения этого совета по всем важнейшим для Петербурга градостроительным проектам, при том что главный архитектор Александр Викторов не меняет состав совета для обеспечения полной лояльности Смольному (как было сделано в случае с Уставным судом). Это наводит на мысль, что городская власть готова считать Градсовет своего рода третейским судом. Таким образом, к Градостроительному совету естественным образом переходит роль регулятора градостроительного процесса. Потому что все остальные группы интересов в Петербурге против этого не возражают: Градсовет уважают и представители культурной элиты, и архитекторы, и специалисты в сфере охраны объектов культурного наследия, и девелоперы, и эксперты рынка недвижимости, да и простые горожане, имеющие представление о его деятельности.

Такое единодушие обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, составом Градсовета. В него входят реальные участники девелоперского процесса (главным образом архитекторы, но также и другие специалисты), и они, вообще говоря, не заинтересованы ссориться с коллегами по рынку. Во-вторых, за последние годы Градсовет продемонстрировал свою высочайшую квалификацию, объективность и удивительную по нынешним временам независимость. Известны случаи, когда он отвергал проекты, лоббируемые не только очень серьезным бизнесом, но даже Смольным.

Градсовету выдан большой кредит доверия, и теперь важно, чтобы он выдержал проверку ответственностью, которую на него возложило все общество, включая власть. В ближайшее время Градсовету предстоит серьезное испытание – проект «Охта-Центра». Хочется надеяться, что он это испытание с честью выдержит.