Время глухих?

Большинство важных решений во всех сферах жизни общества принимается таким образом, что становится ясно: «верхи» не просто не вступают в диалог с «низами». Они их попросту не слышат

На прошлой неделе «Левада-центр» обнародовал результаты соцопроса, согласно которым, треть россиян не будут считать Государственную думу-2007 легитимным органом власти, так как их не устраивают «модифицированные» правила выборов. В частности, 65% респондентов хотели бы вернуть в бюллетени для голосования графу «Против всех». Сообщение вызвало, так сказать, чувство социального раздражения. Не потому, что еще раз напомнило о волюнтаристском ограничении свободы выбора российских избирателей. Скорее – из-за стойкого малоприятного ощущения, что «наверху» нашим мнением манкируют.

До опроса «Левада-центра» попытки оспорить удаление графы «Против всех» легко списывались на излишнюю активность отдельных чересчур политизированных, а то и ангажированных личностей и небольших групп. Уфимский адвокат Евгений Кареев обратился в Конституционный суд РФ с иском к Госдуме, пятеро жителей Башкирии подали иск в районный суд Москвы, законодательные собрания Амурской области и НАО безуспешно попытались вернуть утраченную графу в федеральный закон – вот, собственно, и все. После опубликования данных «Левада-центра» (как бы ни относились скептики к методикам и результатам его исследований) нельзя не признать очевидное – большинство избирателей недовольны вмешательством государства в их права, которые, к слову, еще недавно были прописаны в Конституции РФ.

Но голос возмущенных избирателей услышан не будет. Как не были услышаны выраженные в разных формах протесты россиян против отмены выборов по округам (где, к слову, разворачивалась реальная борьба за голоса избирателей), против снижения статуса верхней палаты Федерального собрания, против фактического перехода от выборов губернаторов к их назначению. Каждое из этих политических решений вызывало негативный общественный резонанс, ни разу, впрочем, не заставивший власть усомниться в своей правоте.

Государственные решения в сфере экономики принимаются по тому же алгоритму – без учета пожеланий заинтересованных (или даже компетентных) групп социума. Пример навскидку: разработчики проекта нового Лесного кодекса, принятого в конце прошлого года, пропустили мимо ушей голоса экологов и отраслевой науки, предупреждавшей о тревожном симптоме – из основополагающего документа выпала составляющая, обеспечивающая охрану и воспроизводство лесного богатства страны, что уже в среднесрочной перспективе может привести к невосполнимым экономическим потерям. Ту же картину видим на региональном, по идее, более близком к народу уровне. Петербургский малый торговый бизнес просто лоб расшиб, доказывая, что городские власти лишили его поля деятельности, причем лишили быстро, жестко и несправедливо. Власти не внемлют.

Попытки населения заявить позицию по общественно значимым вопросам в большинстве случаев тоже обречены на провал. Петербуржцы не раз выходили на улицы города, чтобы публично и сообща высказаться по двум крайне болезненным для них вопросам – уплотнительной застройки и сохранения памятников архитектуры. Очаг напряженности последних дней – территория у площади Мужества, на которой окрестные жители хотят видеть часовню, а не торговый центр. Число случаев, когда горожанам удалось защитить сквер от вырубки или историческое здание от сноса, можно пересчитать по пальцам одной руки.

Уникальное явление наших дней – выросшее снизу, без координации извне движение против строительства башни «Газпром-сити», объединившее деятелей культуры, историков, архитекторов, политические партии и «улицу». И это движение тоже не в состоянии достучаться до городских «верхов». Жители города, объединяясь в сообщества по политическим, возрастным, профессиональным и иным признакам, говорят: «Нет!» Губернатор не слышит.

Такова уж стратегия российских властей всех уровней – до последней возможности уклоняться от неприятных диалогов с обществом, элегантно имитируя полную глухоту. Митинги, протесты, обращения общественности, заключения специально создаваемых экспертных групп, даже референдумы – как оказалось, любую форму выражения воли народа можно проигнорировать.

Впрочем, справедливости ради стоит заметить: глухота российского общества двусторонняя. Народ тоже не слышит, не желает слышать даже рациональные доводы властей. Еще свежи в памяти времена, когда губернаторы уговаривали, почти умоляли избирателей дойти до участков и обеспечить порог явки на выборы. Не шли, обрекая дефицитные бюджеты на бессмысленные повторные траты. Или малопродуктивные попытки правительства Петербурга распространить практику ТСЖ: идея, по сути, неплохая, но большинство жителей города оказались к ней глухи. Конструктивного диалога не получилось. Случаев отсутствия контакта «снизу» немало, просто они не так раздражают: для общества с патерналистским менталитетом (каким наше было и остается) характерна установка, в соответствии с которой ответственность за ситуацию априори лежит на «взрослом».

Наивно было бы ожидать, что опросы социологов побудят «верхи» прислушаться к аргументам «низов» и отступить с уже занятых позиций. Но впереди у нас два события, которые помогут окончательно диагностировать, не перетекла ли глухота российских властей из острой формы в хроническую. Для петербуржцев такой «лакмусовой бумажкой» станет история со строительством «Газпром-сити». Для страны в целом – президентские выборы-2008 и пресловутый третий срок.