Быстрый забег на короткую дистанцию

Третье поколение сотовой связи близко. У операторов мало времени на раздумья: технологии развиваются стремительно – быстрее, чем их успевают внедрять

В конце мая министр информационных технологий и связи РФ Леонид Рейман вручил лицензии на предоставление услуг сотовой связи третьего поколения (3G) операторам МТС, «ВымпелКом» и «МегаФон». Для российского сотового рынка это начало нового масштабного этапа эволюции мобильной связи. Если сложить все заявленные операторами суммы инвестиций, в течение ближайших пяти лет вложения «большой тройки» в строительство сетей сотовой связи 3G составят около 7,4 млрд долларов.

На этом рынке 3G давно вызывает противоречивые эмоции. С одной стороны, всеобщее воодушевление: возможности сетей третьего поколения разнообразны, их внедрение – надежда на развитие дополнительных услуг и, соответственно, повышение доходности. С другой – все вспоминают опыт европейских операторов, которые еще несколько лет назад потратили миллиарды на получение 3G-лицензии, заметно ухудшили свое финансовое положение, не смогли масштабно инвестировать в развитие третьего поколения и только сейчас начинают выбираться из кризиса. При этом и с ныне работающими сетями забот хватает: только-только операторы разобрались с последствиями законодательных изменений прошлого года (внедрение принципа CPP – «платит звонящий»), лишь недавно стали экспериментировать с новыми технологиями передачи данных, и абоненты еще далеко не лояльны. Однако выхода в любом случае нет: эволюцию остановить невозможно. Потребитель привык, что сотовые сети меняются стремительно, а операторы ежегодно предлагают новые возможности. Не инвестировав миллиарды сейчас, уже через несколько лет можно остаться у разбитого корыта.

Догоняя скорость

 pic_text1

Суть перехода к следующему поколению сотовой связи в увеличении скорости передачи данных в сетях операторов. Все остальные преимущества – лишь производные этой глобальной задачи. На стержневой услуге операторов – голосовой связи – новые скорости почти никак не скажутся (разве что несколько улучшится качество «голоса», но оно и сейчас в GSM-сетях на хорошем уровне). А вот для разнообразных дополнительных услуг, роль которых операторы целенаправленно год за годом повышают, скорость имеет принципиальное значение. Чем выше скорость передачи данных, тем больший спектр сервисов лучшего качества можно предложить. В первую очередь это касается мобильного доступа в интернет, который является локомотивом всех допуслуг.

Со скоростями сейчас связана главная интрига. Они так стремительно растут, что операторы не успевают определиться со стратегией. Казалось бы, все просто. Сегодня (в сетях второго поколения) доминирующей технологией передачи данных является GPRS. Ей уже почти семь лет, она считается устаревшей, а предельные скорости ее ограничены – 40 кбит/c. Используют GPRS главным образом для доступа в сеть. Причем популярность услуги постоянно растет. Всего, по данным, в настоящий момент в стране насчитывается уже более 16 млн пользователей GPRS (из которых 8,5 млн – активные). Операторы, соответственно, все больше зарабатывают на этом сервисе. Так, по данным коммерческого директора «МегаФона Северо-Запад» Елены Налобиной, доходы компании от услуг доступа в сеть в 2006 году выросли почти в два раза. Примерно такие же показатели и в сетях остальных операторов «большой тройки». Однако скорости GPRS по мере развития других технологий интернет-доступа становятся все менее конкурентоспособными.

В результате появилась технология EDGE (ее относят к поколению 2,5G), которая позволяет достичь скоростей 180-200 кбит/с. EDGE могла бы постепенно заменить GPRS, но этого не произошло. Доступных телефонов, поддерживающих технологию, на российском рынке оказалось мало. Сейчас EDGE работает в сетях операторов фрагментарно, пользуются ею несколько десятков тысяч человек. Рынок, что называется, «завис»: есть очевидный спрос на повышение скоростей мобильного интернет-доступа, а мобильных терминалов для его удовлетворения мало. Дело в том, что производители телефонов развивались быстрее российского рынка и в последние два года сделали акцент на разработке «трубок» с поддержкой 3G, обойдя EDGE стороной.

Российские сотовые операторы оказались на распутье. В основе сетей третьего поколения – UMTS, эволюционная технология со скоростью до 380 кбит/c. Именно ее, согласно полученным лицензиям, предстоит внедрять. Однако на европейском рынке уже апробируется следующий скоростной уровень – технология HSPA (от 1,5 Мбит/c), которая относится к поколению 3,5G. Выходит, значительно инвестировав в инфраструктуру третьего поколения, уже через год-два операторам придется думать о новом этапе, а это дополнительные масштабные расходы на оборудование. Судя по всему, операторы «большой тройки» пойдут по пути стремительного перехода к HSPA, минуя активное развитие UMTS. «Мы считаем, что внедрять третье поколение надо сразу с 3,5G. Ведь 3G дает почти такую же скорость, которой мы достигли с EDGE в нашей сети. Это 2,5 или 2,75G, скорость – 180-200 кбит/с. А технология HSPA, которая дает 1,5 Мбит/с, уже выводит нас на следующий уровень. Именно внедрение этой технологии сейчас стоит в наших планах», – говорит исполнительный вице-президент «ВымпелКома» Николай Прянишников. Остальные операторы еще не огласили свою стратегию.

Дело – «трубка»

 pic_text2

Стремительность компаний сотовой связи не означает, что уже через два года мы все безальтернативно окажемся в сетях 3G. Одно из преимуществ сетей третьего поколения в том, что они могут взаимодействовать с уже существующей сетью связи оператора. Это позволяет сотовым компаниям запускать 3G-сеть не целиком, а отдельными фрагментами. Таким образом, абонент может пользоваться одновременно услугами и 2G, и 3G. Очевидно, в ближайшие несколько лет 3G не станут полноценной заменой для нынешних GSM-сетей и будут долго развиваться параллельно с ними. Только когда рынок будет полностью насыщен мобильными аппаратами, поддерживающими 3G, и их уровень проникновения приблизится к 100%, можно будет ставить вопрос о полной замене сетей 2G на 3G.

Как показал опыт развития EDGE, успех технологий передачи данных действительно напрямую зависит от уровня развития соответствующего пользовательского оборудования: будут телефоны класса low-end, которые поддерживают новые стандарты, – будет обеспечен и массовый спрос на услуги.

Пока ситуация в подвешенном состоянии. Сегодня на российском рынке не более 20% телефонов, поддерживающих 3G. При этом относятся они к среднему и высшему ценовым сегментам (стоят от 10 тыс. рублей). Однако ситуация будет меняться, причем синхронно с европейским рынком. Международная Ассоциация GSM в феврале провела конкурс-тендер 3G for аll. Его победителем стала компания LG, которая с этого года начинает производить массовые доступные телефоны для работы в сетях третьего поколения. Подобные программы Ассоциации GSM обычно эффективны. Ранее, в феврале 2005 года, ассоциация уже запустила программу Emerging Market Handset (EMH), чтобы наводнить беднейшие страны мира максимально дешевыми (стоимостью не более 30 долларов) мобильными телефонами. Программу выполнили раньше срока и с повышенными показателями.

Первые доступные 3G-телефоны могут появиться в России к началу следующего года. Но уже сейчас часть абонентов, не особо над этим задумываясь, являются обладателями телефонов, которые могут работать в сетях третьего поколения. За примером далеко ходить не надо: популярные Sony Ericsson K800i, Nokia 6288 или Motorola V3x продаются достаточно давно и поддерживают сети 3G. Время, когда телефон нового поколения выделялся на фоне GSM-аппаратов монументальными размерами, давно прошло. Сейчас отличить UMTS-телефон можно разве что по глазку дополнительной камеры над дисплеем. Так что при таких темпах, по мнению старшего консультанта iKS-Consulting Маргариты Зобниной, количество абонентов в 3G-сетях за первые два года может составить около 2 млн.

Голос и интернет

Максимальный спектр новых возможностей 3G очень широк. Очевидное преимущество третьего поколения заключается в том, что емкость сети увеличится, значит, операторы смогут, например, продавать абонентам минуты пакетами, вводить новые интересные стимулирующие тарифные программы и т.д. Фактически третье поколение разнообразит тарификацию голосовой связи. Интересно, что у 3G издержки на обеспечение голосовой связи потенциально ниже, чем в нынешних сетях. В результате при повышении загрузки сетей 3G до определенного уровня стоимость минуты разговора падает. Так что 3G с какого-то момента может подтолкнуть снижение стоимости голосового трафика для абонентов. Но если загрузить сеть третьего поколения небольшим объемом трафика, стоимость минуты разговора для оператора, наоборот, будет высокой. Поэтому смогут ли абоненты «большой тройки» сэкономить на телефонных переговорах, зависит от роста спроса и самих операторов: в любом случае возможность для снижения цен есть.

Главной услугой, на которую неизбежно сделают ставку, станет уже упомянутый мобильный интернет. Через год-полтора операторы смогут предложить своим пользователям (сначала корпоративным, а потом и частным) канал со скоростью в 1,5-2 Мбит/с вместо сегодняшних негарантированных 50-100 кбит/c на EDGE. При этом спрос на услуги мобильного интернета будет зависеть от ценовой политики операторов. Сейчас стоимость доступа по технологии GPRS значительно превышает расценки массовых проводных провайдеров. Очевидно, шансы на быстрое развитие мобильного интернета появятся только в том случае, если по стоимости доступа (скорее всего, с ограничением по объему трафика) он выйдет на уровень ADSL-провайдеров, то есть до 50 долларов в месяц. И операторы «большой тройки» обещают стремиться к этому показателю.

Как уверяет Прянишников, сегодня на этом рынке у российских сотовых операторов положение лучше, чем у зарубежных: «В Европе весь рынок доступа в интернет изначально был поделен: там были проводные операторы, для которых обеспечить интернетом каждый дом – не проблема. Поэтому мобильным операторам было сложно конкурировать. У нас же рынок пока не так развит и люди еще будут выбирать своего провайдера в ближайшие два-три года».

Сейчас организация доступа в сеть приносит операторам мобильной связи всего 3% от общего объема выручки. Скорее всего, в результате активного продвижения операторами неголосовых сервисов доля интернет-услуг может подрасти до 10-15% к 2009 году. Впрочем, сотовым операторам стоит поторопиться. Как говорит Маргарита Зобнина, к тому времени, когда операторы развернут коммерческие сети третьего поколения, их уже могут потеснить другие технологии, например мобильный Wi-Max.

Предложение-убийца

Однако одним интернет-доступом жив не будешь. Операторам необходимо по максимуму загрузить новые сети, иначе многомиллиардные инвестиции не оправдают себя никогда. Сейчас маркетологи в сотовых компаниях заняты поиском так называемого killer application (дословно – «убийственное приложение») – приложения-«приманки», которое пользуется огромной популярностью и настолько ценно для пользователя, что обеспечивает технологии бешеный успех.

На роль killer application сейчас могут претендовать сразу несколько сервисов. Но их реальную «убийственность» операторы оценят только после длительного коммерческого использования. «Видео-телефония, возможность получения большого объема музыки, фильмов, мобильного ТВ через телефон. То есть все услуги, с которыми раньше были сложности в связи с низкой скоростью, теперь „заиграют“ и станут популярными. Я бы не называл ни одну из них абсолютной killer application, но определенный рост по каждой из них нам даст очень хороший эффект», – говорит Прянишников.

Услуга, о которой особенно много говорят и на которую многие надеются, – мобильное телевидение. В нынешних сетях попытки коммерческого использования мобильного ТВ оказались не самыми удачными (причем это относится и к российским проектам, где скорости были все-таки ограничены, и к западным, где мобильное телевидение уже работает в сетях 3G). Пока операторам сотовой связи не удалось найти баланс, обеспечивающий качественную связь, наличие относительно дешевых и качественных аппаратов, способных поддерживать эту услугу, и доступ к постоянно пополняющемуся интересному контенту. О том, что мобильное телевидение в условиях всеобъемлющей цифровизации телевизионной картинки – перспективное направление, никто не спорит. Вопрос в том, что показывать пользователям. Ответ один: интересный, оригинальный контент, который было бы удобно и рационально просматривать на экране телефона. Пока таким контентом считают спортивные трансляции и музыкальные клипы. Однако масштабные проекты мобильного телевидения они не вытянут. Нужно искать новые ниши, а это уже задача не только операторов, но и контент-провайдеров, а также самих телеканалов.

Заодно операторам приходится думать о видеозвонках. Развитие мобильного телевидения может подтолкнуть продажи широкоэкранных телефонов, а значит, будет востребована и передача видеоизображения. Правда, как уверены маркетологи, видеозвонки по мере развития попадут в категорию развлекательных услуг, ведь нет рациональной необходимости наблюдать лицо собеседника при ежедневных телефонных переговорах.

Нельзя забывать операторам и про систему глобального позиционирования GPS. По опросам агентства Gartner, для европейцев GPS в сотовом телефоне – важнее разрекламированного мобильного телевидения. Оно и понятно: практическая ценность GPS очевидна, а в случае интеграции этого сервиса с мобильным телефоном покупать специальное дополнительное устройство не нужно. Из других практичных сервисов «убийственным приложением» может стать мобильный поиск – возможность быстро делать запросы в ведущих поисковых системах без выхода на поисковые интернет-порталы. Кроме того, уверены аналитики, операторам стоит сосредоточиться на переносе офисных приложений на телефоны нового поколения.

Идей очень много. Игнорировать все это невозможно, но и внедрить все сразу – тоже. Технологии модернизируются и развиваются стремительно – быстрее, чем их успевают ввести в коммерческую эксплуатацию. В этих условиях критически важную роль начинает играть маркетинг. Сотовикам придется продемонстрировать реальный потенциал связи третьего поколения. Но переоценка возможностей в итоге может привести к разочарованию потребителей.