Шкура белого медведя

Москва, 16.07.2007
«Эксперт Северо-Запад» №27 (329)
Российские геологи заявили об успехе полярной экспедиции, в ходе которой собраны доказательства, позволяющие обосновать претензии России на расширение границ континентального шельфа. На самом деле наша страна находится в начале трудной борьбы с четырьмя другими арктическими государствами

После завершения недавней арктической экспедиции на ледоколе «Россия» ее участники сообщили «сенсационную новость». В ходе экспедиции добыты весомые доказательства «принадлежности подводного хребта Ломоносова к российской территории». По мнению директора ВНИИ «Океангеология» Валерия Каминского, результаты экспедиции закрепят позицию России в отстаивании суверенных прав на арктический шельф, который простирается до Северного полюса. Как утверждал ученый, наша страна может претендовать на ареал площадью примерно 1,2 млн кв. км, на дне которого находятся неразведанные запасы углеводородного сырья объемом около 5 млрд тонн. В действительности никакой сенсации в сообщениях не содержалось.

Граница шельфа

Право имеющих выход к морю государств на контроль акваторий и морского дна регулируется Конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года. Этот документ закрепил суверенитет прибрежных стран над территориальным морем и исключительными экономическими зонами (ИЭЗ). Граница территориального моря установлена в 12 морских миль (1 морская миля – 1,852 км), а ИЭЗ – в 200 морских миль от береговой линии. Конвенция предоставляет прибрежным государствам также право контроля над континентальным морским шельфом, являющимся «естественным продолжением» его территории.

Комиссия по границам континентального шельфа рекомендовала России представить новые данные, подтверждающие континентальную природу подводных хребтов Менделеева и Ломоносова

Необходимо отметить важный нюанс: в своей ИЭЗ страна имеет эксклюзивное право на добычу природных ресурсов (например, рыбы и других морепродуктов), а контроль над шельфом дает ей такое же право на разработку минеральных ресурсов морского дна. Статья 76 Конвенции автоматически устанавливает границы шельфа в 200 морских миль, то есть границы ИЭЗ и шельфа в этом случае совпадают. Однако в той же 76-й статье есть важнейший параграф: государство имеет право претендовать на шельф, простирающийся за 200-мильную границу. Для реализации этого права стране необходимо подать заявку в специальный международный орган – Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Если заявку признают обоснованной, то государство может расширить границы шельфа. В этом случае расширяется именно континентальный шельф, а не ИЭЗ: за 200-мильной зоной прибрежное государство имеет право регулировать добычу минеральных ресурсов, но не может ограничивать права третьих стран на рыболовный промысел.

Конвенция ООН по морскому праву установила максимальные ограничения на протяженность континентального шельфа. Его внешняя граница должна отстоять не более чем на 350 морских миль от береговой линии или на 100 морских миль от изобаты (линии, соединяющей одинаковые глубины) в 2500 м. При подаче заявки в ООН государство вправе выбирать оптимальный критерий, определяющий границу шельфа. Пока ни одна страна мира не получила от Комиссии ООН права на владение шельфом, выходящим за пределы 200 морских миль. Желающим расширить свои морские владения странам отведен определенный срок: тем, кто присоединился к Конвенции до 13 мая 1999 года, следует подать ходатайство до 13 мая 2009 года. Другим странам предоставляется срок 10 лет с момента ратификации.

Первый блин

В Комиссии ООН по границам континентального шельфа работает 21 человек – геологи, геофизики и гидрологи, представляющие разные государства. Отметим, что Комиссия – это не административный орган, ей не дано каких-либо политических или арбитражных полномочий, она не вправе регулировать территориальные разногласия между странами, в том числе двусторонние или многосторонние споры относительно раздела шельфа или морских пространств. В том случае если какая-либо из стран подала в Комиссию заявку, создается специальная подкомиссия, в состав которой не входит представитель ходатайствующей страны. Комиссия рассматривает мнения своих членов, а также замечания, высказанные другими странами. Подать замечания и рекомендации имеет право любая страна, входящая в ООН.

Россия ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву в 1997-м, а в 2001 году первой в мире подала заявку в Комиссию. Тем самым наша страна отказалась от единоличных претензий на «полярные владения СССР», декларированные в Декрете ЦИК от 1926 года. В соответствии с декретом границы владений замыкались на Северном полюсе и проходили по линиям долготы до середины Берингова пролива на востоке и до точки сухопутной границы на западе. Первопроходцу всегда труднее, поэтому неудивительно, что Россия получила весомое количество замечаний, причем большей частью от США и других арктических стран. Среди прочего Комиссия рекомендовала нашей стране скорейшим образом заключить договоры о разграничении морских пространств с Норвегией, США и Японией.

Россия и Норвегия отстаивают разные подходы к разграничению морских пространств в Баренцевом море, в результате образовалась спорная акватория размером 175 тыс. кв. км. Кроме того, Россия не ратифицировала договор о разграничении морских пространств 1990 года с США (так называемый договор Бейкера – Шеварднадзе). Замечания Японии связаны со статусом Курильских островов.

От Норвегии было бы уместно потребовать  доказательств «неразрывных» геологических связей Шпицбергена и континентальной части страны

Были также замечания, сформулированные непосредственно Комиссией, – России рекомендовалось представить дополнительные данные, подтверждающие континентальную природу подводных хребтов Менделеева и Ломоносова. Если пересказать замечания кратко, то нашей стране предлагалось представить дополнительные доказательства того, что у хребта Менделеева континентальная, а не вулканическая природа, а хребет Ломоносова не имеет отрыва от континентальной части Евразии. На то чтобы подать в Комиссию дополнительные данные, России был отведен «разумный срок». Министерство природных ресурсов РФ (МПР) сформулировало своим профильным институтам (в первую очередь – ВНИИ «Океангеология») техническое задание на проведение экспедиционных работ в районах хребтов Менделеева и Ломоносова. Эти работы начались в 2005 году на исследовательском судне «Академик Федоров», а продолжились в нынешнем году на атомном ледоколе «Россия». На всех этапах геологам помогал российский ВМФ. В следующем году предстоит еще одна экспедиция, так что победные реляции прозвучали явно преждевременно. В соответствии с планами МПР и МИД, российская заявка, уточняющая границы шельфа, будет подана в Комиссию ООН в 2009 году. Пока неясно, будут ли внесены какие-либо изменения в первоначальные материалы или они лишь дополнятся новыми доказательствами.

Снова Шпицберген

Сейчас помимо России на свою долю «арктического нефтяного пирога» могут претендовать только четыре страны – Норвегия, Дания, Канада и США. Пока за Россией последовала только Норвегия – в декабре 2006 года она подала заявку в Комиссию. Три оставшиеся страны еще имеют время на подготовку материалов: Канада присоединилась к Конвенции по морскому праву в ноябре 2003 года, Дания – в ноябре 2004-го, а Соединенные Штаты документ вообще не ратифицировали. Норвежские претензии на арктический шельф не доходят до Северного полюса, однако площадь акватории, выходящей за границы 200-мильной зоны, составляет около 250 тыс. кв. км. «Это исторический день для норвежской политики на Севере. Мы заложили основу для того, чтобы окончательно выяснить, как далеко простираются полномочия прибрежного государства. Это важный вклад в работу правительства по созданию ясных и предсказуемых рамочных условий для деятельности в северных регионах. Осуществление международных морских правил очень важно в более широкой интернациональной перспективе», – сообщил в день подачи заявки в штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке министр иностранных дел Норвегии Юнас Гар Стёре.

Позиция наших соседей имеет несколько слабых мест. Во-первых, Норвегия включила в свою заявку часть шельфа, находящегося в спорной акватории, на которую претендует Россия, что повлекло замечание российской стороны. Во-вторых, Норвегия считает возможным включить в заявку шельф архипелага Шпицберген, имеющий особый международно-правовой статус. В 1977 году Норвегия в одностороннем порядке объявила 200-мильную зону вокруг Шпицбергена рыбоохранной и ввела те же правила регулирования рыболовства, что и в ИЭЗ. Абсолютное большинство стран – подписантов Парижского договора 1920 года не признают права Норвегии на эксклюзивное регулирование хозяйственной деятельности в этой акватории. По мнению Испании и Исландии, пункты Парижского договора о недискриминационном доступе к ресурсам распространяются и на 200-мильную акваторию, и на континентальный шельф. Эти страны представили соответствующие замечания в Комиссию.

Пока никто из оппонентов Норвегии не обратил внимания на одно слабое место в ее претензиях на Арктику. По мнению Норвегии, Шпицберген не имеет своего собственного шельфа: и архипелаг, и его подводное продолжение представляют собой часть континентального шельфа основной территории страны. Вот как трактует эту позицию официальный сайт норвежского МИД: «Также как все другие территории, Шпицберген продолжается континентальным шельфом. Но это не означает, что Шпицберген имеет свой собственный континентальный шельф. Из этого следует, что каждая часть морского дна связана с континентальным шельфом, который простирается на север от континентальной части Норвегии вокруг и вдоль Шпицбергена. С точки зрения геологии Шпицберген существенно не отличается от Шетландских островов и британского шельфа или архипелагов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа и российского шельфа. И геология действительно не позволяет говорить о собственном отдельном шельфе. Именно эти геологические и геофизические последствия должны быть оценены в соответствии с действующими критериями международного морского права». Представляется, что от Норвегии было бы уместно потребовать дополнительных доказательств «неразрывных» геологических связей архипелага и континентальной части страны. Пока заявка Норвегии находится на стадии анализа.

Продолжение следует

Сегодня взаимоотношения всех арктических стран трудно назвать конструктивными. Арктические споры ведут не только Россия и Норвегия. Дания и Канада, как и Россия, претендующие на Северный полюс, уже более 30 лет не могут договориться, кому принадлежит крошечный необитаемый остров Ханса, находящийся вблизи побережья Гренландии. Датско-канадский спор возник не на пустом месте: остров Ханса находится в потенциально судоходном Северо-Западном проходе и может быть связан геологическим строением с тем же хребтом Ломоносова. США не признают права Канады на контроль над ее северными проливами, поскольку являются ярыми поборниками свободы судоходства. Дело доходило до того, что американские военные корабли эскортировали суда, демонстративно следующие через канадские проходы. В этих условиях договориться о согласованных границах национальных шельфов, а тем более о разделе Арктики, будет очень трудно. На смену геологам придут юристы-международники, за спинами которых всегда маячат политики. Очевидно, что огромные залежи нефти и газа (примерно четверть всех мировых неразведанных запасов) являются фактором, значительно усложняющим поиск оптимального решения.

Сегодня можно вести речь о следующих возможностях. Если предположить, что раздел произойдет на основе секторного деления, то выиграют Россия и Канада, а выход к Северному полюсу получат все страны. В случае раздела по срединной линии (когда граница проходит на равном удалении от береговых линий прибрежных государств) «обладателем» Северного полюса станет Дания. США во всех случаях достанется небольшой участок шельфа, поэтому они, скорее всего, станут настаивать на кондоминиуме, общем управлении ресурсами. России следует оценить все риски, связанные с тем или иным решением. Перед тем как подавать новую заявку в Комиссию по границам шельфа, предстоит тщательно изучить материалы всех других государств, прежде всего Норвегии. И уж совсем неуместным выглядит дележ шкуры неубитого медведя.

Осло – Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №27 (329) 16 июля 2007
    Великий Новгород
    Содержание:
    Новгородская сеча

    Очередной всплеск борьбы с криминалом и коррупцией в Новгородской области может так и остаться разовым неэффективным мероприятием, если федеральная власть ограничится «зачисткой» неблагонадежных чиновников и бизнесменов. Области требуются серьезные структурные решения, чтобы вытащить ее из ямы, в которой она оказалась

    Реклама