Нарисуй мне барашка

Общество
Москва, 16.07.2007
«Эксперт Северо-Запад» №27 (329)
Детей, которым нужна помощь, в России много. У государственных организаций опускаются руки. Но частные инициативы, такие как петербургский цирк «Упсала», как ни парадоксально, добиваются успеха

Если, гуляя по Петербургу, вы окажетесь в одном из обыкновенных с виду дворов на улице Большая Зеленина и вдруг изумленно остановитесь перед настоящим цирковым шатром посреди каменных джунглей, не пугайтесь, подойдите поближе. Если повезет, вы попадете на спектакль цирка «Упсала», где выступают не профессиональные акробаты, дрессировщики и клоуны, а дети, которые только учатся, но у которых уже есть чему поучиться.

Цирк «Упсала» создан для российских детей из групп социального риска и малообеспеченных семей. Это проект немецкой девушки Астрид Шорн, которая нашла в России единомышленников. Попав в Россию для прохождения практики по социальной педагогике, она придумала способ помочь детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, стать успешными в обществе, – нужно увлечь их интересным занятием. Астрид взяла одноколесный велосипед и стала жонглировать у метро, где собираются компании детей и подростков. Она угадала: ребята заинтересовались ее необычными навыками, просили научить их тому же. Так в 2000 году возникла идея создать социальный цирк. Название придумали вместе: детям понравилось, роняя мячики, вместо ругательств восклицать «Упс!».

Сегодня Санкт-Петербургская региональная благотворительная общественная организация «Упсала» остается единственным социальным цирковым проектом в России. В репертуаре – три спектакля, всего за семь лет их поставлено девять. Артистов – 50 человек от 7 до 20 лет. Дружественные европейские организации приглашают российскую труппу на гастроли и обмены, бесплатно предоставляя площадки для выступлений. На гастроли по городам России тоже отправились бы, да не зовут. В 2005 году артисты «Упсала-цирка» заняли первое место в категории «Взрослые непрофессионалы» на международном цирковом фестивале в Мюнхене. В 2006-м «Упсала-цирк» выиграл гран-при за свой спектакль «Собаки» на международном детском театральном Брянцевском фестивале в Санкт-Петербурге.

Исполняется впервые

Первоначальные средства на закупку оборудования и гонорары тренерам Астрид удалось собрать через немецкие благотворительные фонды. Постепенно международные и российские организации начали помогать, обеспечивая детям горячее питание, инвентарь и одежду для занятий, проводя медицинские осмотры и лечение. «Мы были камикадзе, – признается режиссер цирка Лариса Афанасьева. – Начиная работать с ребятами, мы отдавали себе отчет, что у нас практически ничего нет для организации постоянного циркового кружка для детей: три мячика, три булавы. В любой момент все могло закончиться, и тогда на всю жизнь у нас осталось бы ощущение, что мы – наивные девчонки, которые поиграли в цирк, а „пацаны“ остались на улице».

«Поначалу дети, заинтересовавшиеся кружком, учились у нас мыть руки, ноги, менять носки, с трудом привыкали к дисциплине», – рассказывает Афанасьева. Кто-то уходил, возвращался к привычному образу жизни, уличным привычкам. Но для тех, кто остался, «Упсала» стала важнейшей частью жизни, основным интересом. Цирк – только одна из программ организации, направленных на успешное развитие детей. Социальный работник «Упсалы» Анна Раскина помогает школьникам подтянуть «хвосты» по учебной программе. Недавно в «Упсале» поставили амбициозную задачу закончить в школе четверть без троек, и в итоге всем детям это удалось. Социальный психолог цирка Светлана Селезнева работает с семьями детей (у кого они есть), помогает налаживать контакт.

Волонтеры и педагоги «Упсалы» ходят с воспитанниками в культпоходы – в музеи, театры, на выставки. В 2005 году благодаря российским спонсорам «Упсала» приобрела участок для летней цирковой дачи на озере Чудном (Гдовская область), дачу сами отремонтировали и теперь выезжают туда в свободное от выступлений время.

Бродячий цирк

В конце июня 2007 года состоялась премьера спектакля «Упсалы» «Город в чемодане». Единственная реклама – «сарафанное» радио, по которому знакомые передают впечатления от посещения этого цирка. Так маленьким снежным комом растет его популярность. Вход бесплатный, после выступления режиссер и артисты делятся впечатлениями с незнакомыми зрителями: пришел – значит тебе можно доверять. Спектакль камерный, в шатре места мало, но молодежь уступает кресла семьям с детьми и все каким-то образом помещаются. Спектакли – немые: музыка, мимика, хореография и акробатика. Действо напоминает выступления бродячих артистов из фильмов Феллини – что-то неожиданное для России, на школьную самодеятельность никак не похожее. После сложных трюков маленькие зрители радостно вскрикивают, взрослых больше цепляет драматургия – с какими-то невзрослыми лицами они ждут счастливого финала (впрочем, в зале темно, поэтому за всех поручиться нельзя).

Возможность давать регулярные спектакли у «Упсалы» появилась лишь недавно, после того как организация Fifty Fifty подарила им собственный цирковой шатер, а спонсоры в 2006 году оснастили его оборудованием. До этого залы приходилось арендовать. Кроме шатра, у цирка нет собственной студии, до сих пор нет своего спортивного зала.

«С 2001 года нам пришлось сменить 10 помещений для занятий, и везде нам в конечном счете отказывали: дети шумные, со сложными жизненными обстоятельствами. У администрации школ предубеждение, что с такими лучше не связываться, зачем лишние приключения. Единственное учреждение, где нас захотели видеть, – школа №25, директор которой Виктор Мамаев проявил личную инициативу», – рассказывает Лариса Афанасьева.

Сейчас в спортивном зале коррекционной школы №25 Петроградского района Петербурга педагоги «Упсалы» занимаются с пятью разными группами детей – младшей (с семи лет), средней, старшей, состоящей из учеников 25-й школы, и группой «Особый ребенок», куда входят дети с тяжелыми нарушениями развития. Режим занятий – шесть раз в неделю. Старшая и средняя группы в полном составе участвуют в спектаклях. Принимают в студию всех желающих. В зале низкие потолки, время для проведения цирковых тренировок очень ограничено. Конечно, участники «Упсалы» хотели бы создать свое цирковое пространство, где всем хватало бы места, был бы удобный душ, раздевалка, кафе. Но пока они радуются тому, что есть, не теряя надежды, что городские власти обратят на них внимание и помогут устроиться получше.

Немножко хулиганства

Подростки не бывают легкими. Каждый подросток по-своему труден, утверждают современные психологи. Неужели любого ребенка (тем более уже почти взрослых подростков) можно научить делать сальто, садиться на шпагат, стоять на голове? Любого, если окружающим еще не удалось убедить его в том, что у него ничего не получится, считает Лариса Афанасьева. К тому чтобы начать исполнять трюки, дети готовятся по три-четыре года, никакого волшебства тут нет. От обычных учебных программ или спортивных школ студия «Упсалы» отличается тем, что ребята здесь занимаются исключительно по собственному желанию, никого из них не заставляют родители. Дети рассказывают, что их школьные учителя не скрывают удивления: «Надо же, что ты, оказывается, можешь!», а раньше – «двоечник», «бестолковый», «нескладушка».

Первое, что обращает на себя внимание при общении с педагогами «Упсалы», – они уважают детей. А это необходимо для того, чтобы дети уважали себя, верили в свои силы. Назвать кого-то беспризорным, уличным, трудным здесь невозможно: эти слова в повседневном обиходе звучат как клеймо, обидное и необоснованное. «Дети – неважно, есть у них задержки в развитии или нет, – по определению не могут быть „инвалидами“, дети – это чистый лист», – говорит Афанасьева.

Современная наука – социология, психология, педагогика – считает, что роль наследственности в формировании личности сильно преувеличена: воспитание не менее, а может, и более важно. Так считали и Антон Макаренко, и Януш Корчак, успех воспитательной работы которых доказывает их правоту. «Я прекрасно помню мальчика, который сам прибился к женщине: абсолютно уличный ребенок, жил в каких-то коробках, а она работала дворником. После полугода проживания в семейно-воспитательной группе шестилетний ребенок решал дробные уравнения, у него открылись совершенно потрясающие способности, собирался стать адмиралом. Обливался самостоятельно холодной водой и делал зарядку. Поэтому генетика генетикой, но все поправимо», – рассказывает психолог петербургского реабилитационного центра «Воспитательный дом» Светлана Табунс.

Недавние эксперименты российских ученых подтверждают: детей, попавших в приюты и детские дома, можно адаптировать к жизни в обществе с помощью эмоционального контакта со взрослыми, который проще всего установить, занимаясь общим делом. «Цирк – это ярко. Для подростков крайне ценно ощущение риска, возможность испробовать свои силы, все в этом возрасте немножко хулиганы. Эту потребность ребята зачастую реализуют на улице, нарочно провоцируя опасные ситуации. Что может стать альтернативой, гимнастическая школа? Там мы, как правило, наблюдаем формальный подход „30 раз отжался“, искренне увлечь детей многие тренеры не пытаются. Наши тренеры-акробаты – энергичные парни, ребята к ним тянутся, хотят научиться тем приемам, которые видят», – объясняет Лариса Афанасьева.

Учимся жонглировать

Сейчас старшим воспитанникам «Упсалы» уже по 20 лет, двое молодых людей учатся на краснодеревщиков, одна из артисток поступает в этом году в петербургский Государственный педагогический университет имени А.И. Герцена, кто-то всерьез планирует профессиональную цирковую карьеру, часть ребят останутся в «Упсале» как волонтеры-тренеры. Выпускников, которые не хотят покидать студию, «Упсала» планирует объединить в отдельную труппу. Опять же встает вопрос с помещением для репетиций. К счастью, в последние годы у «Упсалы» появляются спонсоры среди российских компаний (сеть обувных супермаркетов «МегаШуз», клиники «XXI век» и «Современная стоматология», скорая помощь Coris Assistance) и частные жертвователи.

Показателями успешной адаптации педагогика считает формирование адекватной самооценки, ощущение эмоционального благополучия, общительность, снижение уровня тревожности, незащищенности, депрессии, враждебности. По этим критериям с цирком «Упсала» в России мало кто сравнится. Но «Упсала» – это лишь 50 петербургских ребят, а во всей России только по официальным данным Министерства внутренних дел более 600 тыс. беспризорников (по неофициальным их около 5 млн). Возникает вопрос: почему опыт петербургского цирка остается невостребованным в других регионах России?

Но кому этот вопрос адресовать, непонятно. Государственные школы, исправительные учреждения для несовершеннолетних правонарушителей, которые несут воспитательную функцию от лица государства, решают совсем другие задачи, основа их работы – принуждение. Государственные центры поддержки детей-инвалидов помогают лекарствами и занимаются лишь с теми детьми, которых приводят сознательные родители. Так что вся надежда на общественные инициативы, поддержанные бизнесом. Идеи, энтузиасты и грамотное администрирование – эта формула как цирковой трюк: эффект сногсшибателен, но исполнение требует многолетней тренировки.

Санкт-Петербург

Рисунки Ксюши Красильниковой

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №27 (329) 16 июля 2007
    Великий Новгород
    Содержание:
    Новгородская сеча

    Очередной всплеск борьбы с криминалом и коррупцией в Новгородской области может так и остаться разовым неэффективным мероприятием, если федеральная власть ограничится «зачисткой» неблагонадежных чиновников и бизнесменов. Области требуются серьезные структурные решения, чтобы вытащить ее из ямы, в которой она оказалась

    Реклама