Чистый воздух пахнет пряником

После 15 лет рыночного реформирования правительство РФ пришло к заключению, что в отношении природопользователей можно применять не только кнут

Нормативно-правовую базу России в сфере экологии образуют 16 международных конвенций, ратифицированных нашей страной, 15 президентских указов, семь основных «охранных» федеральных законов, свыше 140 постановлений правительства РФ и более 4100 правовых актов, принятых в регионах.

Но не в объеме счастье. Этот законодательный массив, по мнению министра природных ресурсов РФ Юрия Трутнева, имеет серьезный изъян – он практически не предполагает рыночных механизмов. Сегодняшние экономические рычаги имеют сугубо «карательный» характер: плата за негативное воздействие на окружающую среду, административные штрафы и т.д.

В развитых западных странах такие меры тоже применяют. Но значительно больший эффект там дает не «кнут», а «пряник» – налоговые льготы, субсидии, залоговая стоимость и прочие стимулы. Сейчас наконец и российское законодательство двинулось в сторону западной традиции – в него предполагается внести изменения, поощряющие усилия отечественных компаний в сфере защиты природы.

Стандартная жизнь

Чтобы оценить позитивные перемены, достаточно отметить, что в 2000 году только 30 предприятий России имели сертификат, подтверждающий соответствие применяемых ими систем экологического менеджмента мировым стандартам, прежде всего стандартам ISO 14000. Это означает, что организация имеет собственную систему управления охраной окружающей среды, то есть проводит экологическую политику, разрабатывая необходимые процедуры и документальную базу, а также регулярно проводит аудит.

В 2003-2004 годах сертификация в России и в Северо-Западном федеральном округе приобрела характер обыденной процедуры. А сегодня отсутствие у российского предприятия документа, подтверждающего соответствие систем экологического менеджмента международным стандартам, воспринимается уже как нонсенс. Как сообщили корреспонденту «Эксперта С-З» в Санкт-Петербургском отделении Bureau Veritas Certification, их учреждение заключило договоры о проведении аудита более чем с 60 предприятиями СЗФО. Между тем Bureau Veritas Certification – далеко не единственный независимый аудитор, к услугам которого прибегают отечественные производители.

Один из ярких примеров работы бизнеса по сертификации – лесопромышленная корпорация «Илим Палп», преобразованная в июле этого года в ОАО «Группа „Илим“». Группа «Илим» одной из первых в стране озаботилась соответствием международным экостандартам. В 2002 году входящий в группу Санкт-Петербургский картонно-полиграфический комбинат (КПК) внедрил стандарт ISO 14000 и получил сертификат ISO 9000. В том же году аудит по международному стандарту ISO 9001 провел Котласский ЦБК (сейчас филиал Группы «Илим» в Коряжме), годом позже – Братский и Усть-Илимский ЛПК (филиалы Группы «Илим» в Братске и Усть-Илимске). Ныне оба филиала группы – в Коряжме и Братске – сертифицированы на соответствие стандарту ISO 14000 в новой версии.

Не мелочатся

Еще один показатель перемен – вложения в природоохранные мероприятия. По данным Росстата, расходы российских предприятий и организаций на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов увеличиваются в среднем на 12-17% в год. (По СЗФО этот показатель несколько ниже – 9-13%.) Увеличение объема инвестиций связано в первую очередь с постановкой предприятиями более масштабных задач. Если 10-12 лет назад речь шла в лучшем случае о замене изношенного оборудования на отдельных участках газохода или очистных сооружений, 5-7 лет назад – о реконструкции некоторых участков действующего производства, то сегодня – о создании совершенно новых переделов (производственных структурных подразделений), отвечающих самым жестким экологическим параметрам.

Так, в этом году на промышленной площадке Архангельского ЦБК введен в строй крупнейший в стране древесно-подготовительный цех, где предусмотрены экономичное потребление воды и электроэнергии, возможность использования отходов производства. Строительство цеха обошлось компании в 2 млрд рублей. По словам генерального директора ЦБК Владимира Белоглазова, успешное завершение этого проекта позволит обеспечить технологической щепой не только существующие варочные линии, но и проектируемый завод нейтрально-сульфитной полуцеллюлозы (его строительство начнется в следующем году). Анализы независимых лабораторий подтверждают, что с 2001 года содержание взвешенных веществ в выбросах Архангельского ЦБК в Северную Двину сократилось в три раза, и на комбинате уверены: ввод в эксплуатацию сразу двух новых современных производств значительно улучшит эти показатели.

В этом же году ОАО «Mondi Business Paper Сыктывкарский ЛПК» (Республика Коми) запустил в опытно-промышленную эксплуатацию хвойный поток производства беленой целлюлозы. Главная особенность такого производства – отказ от применения крайне экологически вредного молекулярного хлора. Таким образом, предприятие снизит объем хлорорганических соединений в сточных водах с 0,9 до 0,15 кг на тонну целлюлозы (европейские нормы – не более 0,2 кг на тонну). Стоимость экологически чистого производства (ни на грамм не увеличившего, к слову, объемы выпуска продукции) составила около 23 млн евро.

В Кольской ГМК (Мурманская область) для сокращения выбросов диоксида серы и существенного улучшения экологической ситуации будет проведена реконструкция металлургического производства.

По оценке специалистов компании, это позволит сократить выбросы диоксида серы в районе комбината «Печенганикель» более чем на 90%, а следовательно, избавить соседнюю Норвегию от постоянной тревоги по поводу трансграничного переноса вредных веществ. Стоимость создания нового плавильного передела – более 3 млрд рублей.

Внимание: газы!

Методы производства, внедряемые этими компаниями, подпадают под определение «наилучшая существующая доступная технология» (НСДТ). В российский деловой обиход этот термин вводится проектом федерального закона «О плате за негативное воздействие на окружающую среду», который был одобрен правительством России два года назад и до сих пор пребывает на стадии доработки. Законопроект предусматривает, что с хозяйствующих субъектов, подтвердивших использование НСДТ и соблюдение допустимых нормативов выбросов вредных веществ, плата за негативное воздействие на окружающую среду не взимается – деньги остаются в компаниях и направляются на реализацию природоохранных мероприятий.

Несложно догадаться, что такая мера будет стимулировать производственников еще активнее внедрять чистые технологии. Благо есть и другие причины для интенсификации природоохранных мероприятий. Ратифицировав Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, Россия взяла на себя обширные обязательства по сокращению эмиссии парниковых газов в атмосферу. Выполнить их предстоит уже в ближайшее время – с 2008-го по 2012 год.

Определенные протоколом для России обязательства по сокращению выбросов парниковых газов предусматривают целый ряд мероприятий. А именно – повышение эффективности использования энергии и сокращение энергоемкости национальной экономики, научную разработку и внедрение инновационных экологически безопасных технологий, сокращение выбросов парниковых газов и многое другое.

В СЗФО пока мало компаний, взявшихся за реализацию «парниковых» проектов, и одно из них – ОАО «Архангельский ЦБК». На комбинате убеждены, что, приложив некоторые усилия, смогут продавать технологию сокращения выбросов европейским покупателям, причем на выгодных для себя условиях. Комбинат уже подготовил по договору с Центром экологических инвестиций (некоммерческая организация, которая одной из первых в России начала инвентаризацию выбросов парниковых газов и подготовку проектов, направленных на их сокращение) проект утилизации отходов биомассы. Цель этого проекта – резкое сокращение выбросов парниковых газов, чтобы было чем, собственно, торговать на углеродных рынках.

Несколько месяцев назад на Архангельском ЦБК побывал аудитор международной компании Det Norskc Veritas. В соответствии с требованиями Киотского протокола, он провел встречи с менеджментом и техническим персоналом предприятия и проанализировал документацию, имеющую отношение к реализуемому проекту. Надо полагать, заключение аудитора будет представлять интерес не только для АЦБК, но и для компаний, которые пойдут по его стопам.

И рад бы в рай…

Далеко не все компании могут активно финансировать мероприятия экологического менеджмента, подобно АЦБК или Сыктывкарскому ЛПК, вложения которого в природоохранную деятельность за два последних года составили около 1,4 млрд рублей.

Характерный пример: месяц назад городскими, окружными и районными прокурорами Мурманской области проведена проверка соблюдения законодательства об охране атмосферного воздуха на промышленных предприятиях региона. Хорошая новость – прокуроры установили, что в результате проводимой на предприятиях работы в целом в регионе сохраняется тенденция к снижению выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников. Плохая новость – нарушения законодательства об охране атмосферного воздуха еще весьма распространены. По итогам проверки прокурорами внесено 18 представлений, возбуждено 12 административных производств, привлечены к административной ответственности четыре должностных лица и направлено в суд два исковых заявления.

Так, прокурором Оленегорска выявлены нарушения федерального закона «Об охране атмосферного воздуха» в деятельности ОАО «Олкон», не только не установившего в местах проживания людей необходимую санитарно-защитную зону, но даже не разработавшего проект организации такой зоны. И причина совсем не в том, что «Олкон» не хочет думать об экологии. Горно-обогатительный комбинат в Оленегорске до последнего времени буквально дышал на ладан. Оставалось неизвестно, сможет ли он изыскать средства на строительство жизненно необходимого ему подземного рудника или будет вынужден закрыться в связи с истощением открытых запасов руд (см., например, «Рудники спасут Оленегорск», «Эксперт С-З» №43 от 17 ноября 2003 года).

Чтобы отдавать долги природе могли не только богатые предприятия, два года назад Министерство природных ресурсов РФ выступило с инициативой разработки Экологического кодекса, который восполнил бы недостаток стимулирующих инструментов в области экологии и снял противоречия, мешающие развитию рыночных механизмов. «Документ создаст экономические стимулы к сокращению негативного воздействия на окружающую среду, к развитию экологического бизнеса», – убеждена директор департамента государственной политики в сфере охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов Юлия Пахомова.

Концепция Экологического кодекса неспешно обсуждается заинтересованными министерствами и ведомствами. Давно пора переходить от обсуждений документа к процедуре его принятия.

Санкт-Петербург