Синдром показухи

Продуманные комплексные решения городских проблем Санкт-Петербурга подменяются сомнительными и поспешными «спецоперациями»

Неспособность российских чиновников системно и технологично решать управленческие задачи особенно заметна в мегаполисах. Власти Петербурга, импульсивно хватаясь за «разруливание» давно назревших проблем, делают это явно непродуманно, поспешно – в угоду начальству, ради каких-то популистских соображений или просто для демонстрации служебной бодрости. Чиновничья суета разворачивается, как правило, вокруг идей вполне разумных и благопристойных с точки зрения улучшения качества городской среды. Но на практике отдельные меры, применяемые вне комплексного подхода, только осложняют ситуацию. Более того, дискредитируют начинания властей в общественном сознании, в том числе в глазах бизнеса, с которым следовало бы искать конструктивные компромиссы.

Скандальная история с демонтажом наружной рекламы – показательная иллюстрация к такому управленческому стилю.

В один из апрельских уик-эндов президент Владимир Путин, проезжая по Московскому проспекту, высказался якобы с неформальной резкостью в том смысле, что город захламлен и загажен рекламой. В первый же рабочий день, как говорят, Валентина Матвиенко собрала совещание и, устроив разнос чиновникам, курирующим рекламную сферу, потребовала «зачистки». И приговор тотчас стали приводить в исполнение, демонтируя сотни рекламных конструкций (в основном крупноформатных, а также перетяжек). Административный импульс оказался столь сильным, что о правовых нюансах спецоперации поначалу, похоже, и не задумывались. Юридические противоречия между федеральным законом и постановлением городского правительства, касающиеся выдачи разрешений на установку рекламных конструкций и процедур их демонтажа, в Смольном не устранили. В свою очередь, операторы «наружки», всегда лояльные властям в обмен на стабильные правила игры, стали подавать десятки исков в арбитражный суд и добиваться положительных решений. Тем не менее управленческий абсурд продолжается. ГУ «Городская реклама и информация», подведомственное Комитету по печати, демонтирует рекламоносители, даже если их владельцы ранее заключали договоры на аренду мест с ГУП «Городской центр размещения рекламы», подчиненным тому же комитету.

У меня не вызывает сомнений, что рекламное присутствие в центре Петербурга нужно сокращать. Совершенно правильным было и решение Валентины Матвиенко (вскоре после губернаторских выборов) об удалении перетяжек, закрывающих исторические панорамы. Но тогда с бизнесом нашли компромисс, компании получили возможность разместить рекламоносители на других улицах. А в этот раз вопреки обещаниям чиновников так и не появилось согласованной с предпринимателями концепции развития рынка городской «наружки» – документа, дающего бизнесу четкое понимание перспектив работы. Что, кстати, немаловажно хотя бы потому, что срок окупаемости крупноформатных рекламоносителей составляет пять-восемь лет и многие договоры с рекламодателями носят долгосрочный характер.

Аналогичными управленческими изъянами отличаются беспомощные попытки повлиять на ситуацию с пробками, только в данном случае страдает подавляющее большинство горожан.

Мы неоднократно писали, что в городе следует создать специальную структуру, имеющую статус как минимум комитета администрации, наделенную реальными полномочиями. В частности, она должна иметь решающее слово по вопросам создания парковок, введения одностороннего движения по магистралям, снятия трамвайных путей в центре города, согласования проектов реконструкции и строительства дорожной инфраструктуры. Смольный попытался это сделать, но замысел провалился: руководители комитетов (подчиненных даже одному вице-губернатору) не смогли договориться и пожертвовать ради благого дела частью своих полномочий и ресурсов. В итоге по-прежнему все сводится к показухе и декларациям, ставшим банальностью за последние лет десять.

Вот свершилось – открыли первую перехватывающую парковку на целых 288 мест, наспех переименовав существовавшую коммерческую стоянку у станции метро «Ладожская». Однако неудобное место в десяти минутах ходьбы от метро с правом получить за 45 рублей карту на три поездки в метрополитене не вызвало ажиотажного спроса. Сначала чиновники рапортовали, что каждый день парковкой пользуется на пять автомобилистов больше. А затем стали проскальзывать креативные идеи – мол, клиентов перехватывающей парковки отбивают соседние бесплатные стоянки у торгового комплекса и надо бы с этим разобраться.

Криво реализовано и другое полезное, в принципе, дело – выделение полос для общественного транспорта на Большом проспекте и Большой Пушкарской улице. Результат я почувствовал на себе, несколько раз около девяти часов вечера попав здесь в пробки, которых прежде не было. Поток автомобилей теперь движется в два-три раза медленнее. Под угрозой засады сотрудников ГИБДД большинство водителей боится выезжать на «общественную» полосу. Освободить столь оживленные магистрали от припаркованных машин почти нереально, и в итоге проезжая часть фактически сузилась в два раза. И вновь от чиновников Комитета по транспорту звучат странные, с лоббистским подтекстом высказывания. Подумаешь, стало хуже ездить легковым машинам, зато благодаря выделенным полосам больше людей будет пользоваться казенным транспортом и сократятся убытки ГУП «Пассажиравтотранс» и ГУП «Горэлектротранс». Кроме того, право езды по выделенным полосам они собираются использовать в своей борьбе с так называемыми «нелегальными» перевозчиками, которые, к радости пассажиров, успешно конкурируют с государственным транспортом. А также, кстати, и в борьбе с таксистами – это будет следующая веха госрегулирования…

У Валентины Матвиенко есть традиция каждую субботу объезжать один из районов. Но может быть, вместо субботы выбрать какой-то будний день? Выкрасить к приезду губернатора листья деревьев в зеленый цвет (это не анекдот, а реальный случай «благоустройства» в районе Нарвских ворот), конечно, гораздо проще, чем очистить город от пробок в их истинной красе. Возможно, тогда появится еще один – и едва ли не самый главный для горожан – «ручной» стратегический проект.