Год простоя

Спецвыпуск
Москва, 19.11.2007
«Эксперт Северо-Запад» №43 (345)
Системные проблемы, заложенные в Лесном кодексе, мешают лесной отрасли начать жизнь по новым правилам

Когда в декабре 2006 года был принят новый Лесной кодекс, подразумевалось, что через полгода, после разработки недостающих документов, в отрасли начнут действовать принципиально новые правила игры – леса перейдут в управление субъектам федерации, лесные участки будут распределять на аукционной основе, инвесторы получат от государства особые «знаки внимания». Но год подходит к концу, а новая система отношений отрасли и государства так и не выстроена. О причинах промедления корреспонденту «Эксперта С-З» рассказал глава подкомитета по лесу Государственной думы РФ Владимир Крупчак.

– Почему до сих пор на аукционы выставляются исключительно участки, передаваемые в краткосрочную аренду? Госдума не успела разработать и принять необходимые подзаконные акты?

– Почти все федеральные нормативно-правовые акты уже подготовлены. Некоторые регионы, правда, пока не завершили формирование своей правовой базы. Но причина промедления не в этом. ЛК не может начать полноценно работать потому, что отдельные заложенные в нем принципиальные позиции ошибочны, оторваны от реальности. Один из наиболее острых примеров – порядок организации аукционов, который физически не может быть выполнен в короткий срок. В соответствии с нормами ЛК, чтобы выставить лесной участок на аукцион, необходимо провести кадастровый учет лесных участков, инвентаризацию лесных насаждений на них, межевание участков лесфонда. Качественная инвентаризация лесов не проводилась в стране уже лет десять, мы не знаем, где, что и в каком количестве у нас растет. Для восполнения информационного вакуума предстоит не только очень длительная, но и дорогостоящая работа. Однако источник ее финансирования не определен. Дело в том, что в сопроводительной записке к проекту ЛК говорилось, что ввод закона в действие не потребует дополнительных бюджетных затрат. Закон приняли, и оказалось, что и передача полномочий по управлению лесами субъектам федерации, и создание региональных органов для выполнения переданных функций, и предаукционная подготовка участков требуют очень больших средств. По оценке Счетной палаты – порядка 47 млрд рублей в год. А в текущем году было выделено из федерального бюджета в три раза меньше. В бюджете трех следующих лет тоже не предусмотрен достаточный объем финансирования. Если не исправить эту системную ошибку, полноценных лесных аукционов мы еще долго не увидим.

– Ваш Комитет по природным ресурсам активно работал над проектом ЛК. Для вас не было очевидно год назад, что произошла системная ошибка?

– К сожалению, в комитет входят только три профессиональных лесопромышленника. Основная часть депутатов – из нелесных районов. Созданная нами рабочая группа, в которую были собраны отраслевые специалисты, указывала на пороки проекта ЛК, но до руководства комитета достучаться не удалось – оно во всех вопросах разделяло позицию МЭРТ. В результате в кодексе появились положения, закладывающие «бомбу» под всю отрасль. Например, порядок проведения аукционов на получение права аренды лесных участков. К ним на равных допускаются российские и иностранные компании, лесопромышленники и инвесторы из других сфер экономики. Никакие дополнительные условия по обеспечению глубокой переработки древесины не выдвигаются. Наконец, сам лес был отделен от земли. Ранее они рассматривались как единая недвижимая экосистема. Сейчас недвижимостью является только земля, а лес – это просто древесно-кустарная растительность, которая может быть, а может и не быть на земельном лесном участке. Нетрудно спрогнозировать последствия. Участки на аукционах достанутся тем, у кого больше денег (а это отнюдь не лесной бизнес с его пятипроцентной рентабельностью). Затем может быть несколько вариантов развития событий. Либо участок становится объектом спекуляции – сдается в субаренду тем же ЦБК, либо лес сгорает, гибнет от внезапной болезни и на его месте появляется коттеджный поселок или база отдыха. Очень привлекательная бизнес-модель, особенно вблизи мегаполисов. Еще вариант – иностранные компании, заинтересованные только в экспорте российского сырья, будут вырубать лес и вывозить.

– Государство с этого года начало вводить заградительные пошлины на экспорт необработанного леса. По-вашему, система не заработает?

– Во-первых, в системе есть прорехи – без пошлин вывозятся лиственные балансы, щепа. Кроме того, заградительные пошлины можно обойти. Достаточно осуществлять первый дешевый технологический передел по обработке леса, вывозить, к примеру, необрезные пиломатериалы и не платить пошлины. Вскоре на территории страны появится множество недорогих лесопилок, но никакого отношения к углублению переработки сырья этот процесс не имеет. Во-вторых, само по себе пресечение лесного экспорта ничего не даст – необходимо стимулировать развитие переработки. Иначе отрасль захлебнется в излишках сырья, основная масса лесопользователей разорится, особенно на Дальнем Востоке, где леспром зависит от экспорта необработанного леса в Китай.

– Решение правительства создать перечень приоритетных инвестиционных проектов в лесной отрасли – это разве не шаг к стимулированию развития переработки?

– Лесопромышленники очень надеялись на этот документ. А он получился никакой. Дополнительных преференций крупным инвесторам, готовым вложить 1 млрд долларов в строительство ЦБК, не обещано. Об участии государства в развитии инфраструктуры речи тоже не идет. А низкий порог вхождения в перечень приоритетных инвестпроектов (300 млн рублей) приведет к тому, что появится огромная масса мелких инвесторов, претендующих на выделение участков без аукционов. Значит, опять нас ожидает расцвет коррупции на региональном уровне.        

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама