Срубить дерево – построить дом

Спецвыпуск
Москва, 19.11.2007
«Эксперт Северо-Запад» №43 (345)
Никита Леонов: «Мы намерены стать первым национальным деревоперерабатывающим холдингом, ориентированным на сервисное обслуживание потребностей строительной отрасли»

Недавно завершился долгий процесс создания совместного предприятия Группы «Илим» и International Paper, объединившего целлюлозно-бумажные комбинаты в Сибири и европейской части России, принадлежавшие компании «Илим Палп». Деревоперерабатывающие мощности «Илим Палп» в Усть-Илимске, Братске и Архангельской области не вошли в активы нового предприятия. По заявлению российских акционеров, на их базе будет создан крупнейший в стране деревоперерабатывающий холдинг.

«Сегодня в России себестоимость квадратного метра в деревянном домостроении вдвое ниже, чем в традиционном. А значит – его быстрое развитие неизбежно»

Подход нетривиальный – в отрасли наблюдаются прямо противоположные тенденции. К примеру, в этом году в Архангельской области появилось предприятие «Соломбалалес», включившее в себя целлюлозно-бумажный и лесоперерабатывающий комбинаты. Другой дебютант рынка, быстрорастущий холдинг «Инвестлеспром», в который уже вошли несколько небольших ЦБК, продолжает наращивать деревопереработку. О причинах, заставивших «Илим Палп» пойти против течения, и о перспективах нового холдинга, название которому еще не придумано, рассказывает его генеральный директор Никита Леонов, до недавнего времени работавший главным управляющим директором по бизнесу Группы «Илим».

В предчувствии бума

– Почему принято решение выделить деревопереработку в отдельный холдинг?

– Есть две разноплановых причины. Первая – акционеры «Илим Палп» считают, что на базе деревоперерабатывающих мощностей можно создать крупнейшую национальную компанию, работающую для нужд внутреннего рынка, в отличие от Группы «Илим», у которой глобальные амбиции. Вторая – International Paper незадолго до входа в Группу «Илим» продала свой бизнес по деревопереработке. Это направление не является для них стратегическим сегодня, и они не планировали включать деревоперерабатывающие предприятия в структуру совместного с «Илим» холдинга. Получилось так, что разнонаправленные интересы акционеров IP и «Илим Палп» в данном случае совпали.

– Вы уверены, что отдельно взятая деревопереработка может стать стратегическим направлением для развития крупного бизнеса?

– Мы видим, что в силу хороших темпов экономического развития последних лет самый быстрорастущий сектор российской экономики сегодня – это строительство. Оно опережает многие отрасли как по приросту объемных показателей, так, к сожалению, и по росту стоимости своей продукции. Действующие предприятия, обеспечивающие нужды строительной отрасли в материалах, уже не успевают за спросом. Ощущается острый дефицит производственных мощностей, который будет только увеличиваться. Этот фактор в числе прочих ведет к быстрому удорожанию жилья из железобетона или кирпича. Поэтому мы полагаем, что в ближайшие годы ускоренными темпами будет развиваться деревянное домостроение, где себестоимость квадратного метра сегодня по крайней мере в два раза ниже, чем в традиционном. Собственно, на этой уверенности базируется наша стратегическая цель – стать холдингом, ориентированным на удовлетворение потребностей строительной отрасли в продукции деревопереработки. Конечно, мы будем сотрудничать со строителями, работающими по традиционным технологиям, но основную ставку делаем именно на деревянное домостроение.

– Один из лесопромышленников буквально на днях сказал в интервью, что этот рынок сформируется в России еще нескоро: по сравнению с 1989 годом объемы деревянного домостроения упали в 40 раз.

– Он прав – рынок пока не сформирован и формируется медленно. Можно говорить о национальных психологических проблемах, мешающих развитию деревянного домостроения. Но есть иные факторы, более весомые, чем психология. Если год назад, скажем, в Ленинградской области квадратный метр и в деревянном доме, и в железобетонном стоил приблизительно одинаково, то сейчас разница двукратная. Это очень хороший экономический стимул, который подстегнет деревянное домостроение. Появление под Санкт-Петербургом все новых объектов коттеджной застройки, причем не для элиты, а для среднего класса, подтверждает нашу правоту.

Ставка на сервис

– Какова программа развития вашего холдинга?

– Рано говорить о ней. Мы сейчас проводим детальное исследование емкости и потенциала региональных рынков строительных материалов, на основе которого будут приняты дальнейшие стратегические решения, а результаты мы подведем не ранее марта следующего года. Пока есть только некий бизнес-концепт, который показывает, чем мы будем заниматься в ближайшие годы. Это оптимизация бизнес-процессов на наших производствах с целью снижения издержек, это поддержание качества продукции на высоком уровне, это расширение наших мощностей – как реструктуризация действующих, так и строительство и покупка новых. А вот в каком объеме будем наращивать мощности, где именно размещать новые производства – об этом скажем через полгода, по завершении исследования. На основе полученных знаний начнем также формировать сеть для обслуживания строительных компаний по всей стране.

– Что за сеть?

– Сеть представительств компании в регионах, где строительство развивается хорошими темпами. Мы ведь хотим не просто производить деревянные материалы для строительства домов. Наша стратегическая задача – обеспечить клиентов надлежащим сервисом. Мы установим автоматизированную систему для приема и обработки заказов, обеспечим максимальную близость продукции к клиенту, что, в свою очередь, позволит сжать сроки поставки, предложить круглосуточную доставку, ну и все остальное, что входит в понятие «высокие стандарты сервиса». Думаю, это станет тем конкурентным преимуществом, которое обеспечит холдингу хорошую долю на рынке.

– Значит ли это, что вы пойдете по пути расширения ассортиментного ряда, чтобы удовлетворить любой каприз клиента?

– Не думаю, что в этом есть необходимость. Конечно, если ты намерен обеспечить комплексное удовлетворение потребностей клиентов – строительных компаний в продукции деревопереработки, то должен иметь возможность предложить все необходимое. Но для этого не обязательно создавать свое производство – можно закупать недостающие стройматериалы «на стороне». Поэтому в ближайшие годы продолжим выпускать довольно узкую линейку продуктов. Это плиты (фанера, ДСП, ДВП), доски в широком ассортименте плюс некоторое количество продукции углубленной переработки древесины – двери, оконные бруски, профили, паркет.

– А как же модная тема освоения выпуска современных строительных материалов? К примеру, плиты OSB (ориентированная стружечная плита), рынку которых предсказывают блестящее будущее? Только в СЗФО ваши конкуренты планируют построить четыре комбината для их производства. Вы останетесь в стороне от мейнстрима?

– Пока не торопимся. На наш взгляд, один OSB-завод в России точно нужен. Но строительство сразу нескольких мощных производств может оказаться ошибочным решением. На первый взгляд этот бизнес-проект крайне привлекателен, так как из-за транспортных затрат, таможенных пошлин плиты OSB сейчас на внутреннем рынке стоят дороже фанеры. Однако с точки зрения более развитых рынков это такой российский парадокс. На Западе ситуация противоположная – OSB процентов на двадцать дешевле фанеры. И это справедливое соотношение, потому что OSB-плиты – неконструктивный материал, он не выдерживает достаточных нагрузок.

Например, при изготовлении кровли, полов он проигрывает фанере, зато хорош для обшивки каркаса или строительства какого-либо ограждения, именно потому, что недорогой. Запуск сразу нескольких заводов в стране, конечно, ликвидирует ценовой дисбаланс, что ускорит продвижение нового материала на рынок. Но зато срок окупаемости предприятия сразу возрастет. А это очень дорогие заводы, от 100 млн евро. Поэтому строить еще одно производство в добавление к четырем анонсированным мы не готовы. Лучше станем оптовыми покупателями их продукции.

Внутренний интерес

  Фото: Александр Крупнов
Фото: Александр Крупнов

– Почему, упоминая качество, вы говорите об его поддержании, а не о повышении? Этого не требуется?

– В ближайшее время – нет. Дело в том, что с советских времен в отрасли действуют два ГОСТа на пиломатериалы – внутренний и экспортный. Продукция, которая в основном поступает на внутренний рынок и изготавливается по соответствующему ГОСТу, действительно не выдерживает критики. Но наши предприятия всегда работали на экспорт, для чего, собственно, и строились. К примеру, усть-илимская доска под маркой «Тайга» до сих пор востребована на самых конкурентных рынках. Это очень известный бренд в странах Средиземноморья, Англии, Германии. Абсолютно конкурентоспособный по сравнению со скандинавскими или североамериканскими марками. Другие заводы в Сибири, Архангельской области тоже выпускают продукцию, соответствующую экспортному ГОСТу. Но на формирующемся российском рынке деревянного домостроения до недавнего времени пиломатериалы такого качества не были востребованы. Ситуация постепенно меняется. Как только появится возможность, мы переориентируем товарные потоки на внутренний рынок. Это целесообразно с точки зрения логистики.

Так было с другой нашей продукцией – с плитами. Еще два года назад 90% плит мы продавали на внешнем рынке и только 10% – на внутреннем (включая также страны СНГ, близкие нам территориально, ментально, по структуре потребления). Сейчас пропорция обратная – только десятую часть поставляем на внешний рынок, так как внутренний гораздо интереснее. Остаемся на экспортных рынках с единственной целью – чтобы в период расширения мощностей иметь возможность отправить туда дополнительный объем произведенной продукции. Но постепенно, с ростом отечественного рынка, опять переориентируем поток на Россию.

– Не получится ли так, что пока вы ждете формирования внутреннего спроса на свою продукцию, европейскую часть страны оккупируют скандинавские лесопилки? Ведь обещанные заградительные экспортные пошлины на необработанный лес, по замыслу российского правительства, должны спровоцировать «дрейф» иностранных производств на нашу территорию.

– Честно говоря, я не думаю, что в ближайшее время случится нашествие иностранной деревопереработки. Несильно верю в то, что пошлины будут введены в заявленном объеме. В международной политике любая тема является предметом торга и размена. Поскольку вопрос пошлин очень болезненный для ЛПК Швеции и Финляндии, уверен, у них найдется что предложить в обмен на более медленное повышение экспортных тарифов. В любом случае мы видим, что с повышением пошлин на вывоз круглого леса иностранцы не бросились строить ЦБК или крупные деревоперерабатывающие производства. Они в основном пытаются решить свои сырьевые проблемы – возводят недорогие лесопилки для первого передела сырья. Чтобы перекрыть поток этих «полуфабрикатов», пришлось бы ввести заградительные пошлины на доски. Но об этом речи пока не идет.      

Санкт-Петербург

 

Активы холдинга

В деревообрабатывающий холдинг войдут следующие предприятия: «ИлимСеверДрев» (город Коряжма, Архангельская область), «Илим Братск ДОК» и «Илим Братск ЛДЗ» (город Братск, Иркутская область), Усть-Илимский лесопильно-деревообрабатывающий завод (город Усть-Илимск, Иркутская область), а также трейдинговая компания «Илим Древ». За девять месяцев 2007 года предприятия произвели 345,8 тыс. кубометров товарных пиломатериалов, 106,1 тыс. кубометров фанеры, 38,5 млн кв. м ДВП, 8,3 тыс. кубометров продукции деревообработки.

У партнеров

    Реклама