Северная война

Спецвыпуск
Москва, 19.11.2007
«Эксперт Северо-Запад» №43 (345)
Рост российских экспортных пошлин на необработанную древесину приносит значительные убытки скандинавскому ЛПК. Финские и шведские политики угрожают наложить запрет на вступление России в ВТО

С 1 июля этого года российские таможенные пошлины на необработанную древесину были подняты. К 2009 году они достигнут уровня заградительных. Идея новаций состоит в том, чтобы стимулировать глубокую переработку леса внутри страны и вынудить иностранные предприятия переносить производства в Россию. Как писала финская газета Helsingin Sanomat, президент Тарья Халонен понимает желание России превратиться из поставщика в производителя. «Аналогичное развитие имело место в Финляндии», – подчеркнула глава государства.

Финские предприятия импортируют около 20% лесного сырья из России, и некоторые виды лесных пород не могут быть заменены теми, что растут в самой Финляндии и соседних странах. В Финляндии, например, нет в достаточном количестве березового и осинового леса, необходимого для производства высококачественной бумаги и картона. Как сообщили корреспондентам «Эксперта С-З» в пресс-службе российского подразделения Stora Enso, сегодня компания закупает российское сырье по цене от 1000 до 3000 рублей за кубометр. По оценкам специалистов крупнейшей в Европе и третьей в мире компании, максимальное повышение тарифов удвоит издержки на закупку древесины. «Тариф в 50 евро обрушит экономические основы экспорта из России», – заявил газете Financial Times старший вице-президент по закупкам леса Stora Enso Матти Карьюла. Уже в этом году Stora Enso запланировала увеличение расходов из-за новых российских пошлин на 20 млн евро, а другая финская компания – UPM-Kymmene – сообщила, что ее издержки из-за аналогичной статьи расходов возрастут на 13 млн евро.

Цена вопроса

В ЛПК Финляндии и на производствах, связанных с ним, трудится около 200 тыс. человек, в 2005 году отрасль обеспечила 16% объема промышленного производства и 20% всего экспорта. Число занятых в шведском ЛПК составляет 90 тыс. человек, или 1% населения страны. Сегодня как Stora Enso, так и UPM-Kymmene переживают не лучшие времена, хотя снижение их финансовых показателей объясняется не только выросшими российскими пошлинами. В числе главных факторов аналитики рынка отмечают глобальное повышение стоимости сырья, падение курса доллара США и снижение спроса на некоторые виды продукции. Если рост стоимости сырья из стран Балтии был предположительно спровоцирован повышением российских таможенных пошлин, то увеличение цены на древесину из Латинской Америки связано в первую очередь с ростом производства биотоплива, также изготавливаемого из лесных пород. Снижение курса доллара относительно евро сделало менее выгодными поставки продукции на североамериканский рынок и, наоборот, привело к росту поставок отдельных видов продукции (прежде всего – газетной бумаги) из США и Китая в Европу.

В конце сентября Stora Enso продала свое дочернее предприятие, находящееся в США. Оно выпускало газетную и журнальную бумагу. Эксперты посчитали, что для компании было большим успехом выручить за завод 2,5 млрд долларов, поскольку его финансовые показатели все время ухудшались. А 25 октября Stora Enso объявила о сокращении мощностей в Европе и увольнениях персонала. Компания собирается сократить производство на 505 тыс. тонн бумаги и 550 тыс. тонн целлюлозы в год, уволить 1400 сотрудников (1100 в Финляндии и 300 в Швеции) и сократить 300 человек офисного персонала в Великобритании, Финляндии, Швеции и Германии.

Будет полностью закрыта бумагоделательная фабрика Summa Mill вблизи города Хамины, остановлена одна из машин на фабрике Anjala в городе Аньяланкоски. Закроются также заводы по производству целлюлозы Kemijarvi в Финляндии и Norrsundset в Швеции. Как говорится в пресс-релизе Stora Enso, эти меры связаны с «драматическим ростом издержек и обеспечением долговременной прибыльности». Как отметил руководитель компании Йоуко Карвинен, сокращение производства предпринято исходя из современной ситуации. В случае повышения вывозных пошлин на древесину из России до 80% с января 2009 года предстоит болезненная реструктуризация. «Если Россия реализует решение о повышении экспортных пошлин, финская целлюлозно-бумажная промышленность не избежит дальнейшего закрытия заводов. Это очевидно», – сказал в интервью финской газете Taloussanomat бывший руководитель Stora Enso Юкка Хярмяля.

Возможно, Stora Enso ускорит строительство ЦБК в Нижегородской области, о чем было объявлено в июле этого года. «Россия является ключевым рынком для Stora Enso. Мы уже инвестировали здесь 300 млн евро в лесопильный завод, фабрику по производству гофрированного картона и непосредственно в лес. Сейчас мы изучаем возможности для дальнейшего расширения присутствия», – заявил Карвинен.

Эффект домино

Хуже всего дела обстоят у норвежского конкурента Stora Enso – компании Norske Skog. С февраля этого года биржевая стоимость акций Norske Skog снизилась на 60%, что уменьшило активы акционеров более чем на 200 млн евро. СМИ и биржевые аналитики время от времени объявляют о том, что компания может стать банкротом. «Мы, вероятно, столкнулись с эффектом домино, который последовал после решения России повысить экспортные пошлины. Балтийские экспортеры подняли свои цены, поскольку рынок взорвался, когда финны стали искать для себя новых поставщиков», – утверждает руководитель департамента закупок производства Norske Skog в городе Скогн Улаф Нурберг.

Однако главную причину неудач норвежцев следует искать не в российских пошлинах, а в недостаточно умелом менеджменте. И в прошлом, и в позапрошлом годах компания показывала отрицательный результат из-за ограниченного ассортимента выпускаемой продукции. В сегменте газетной бумаги Norske Skog является мировым гигантом. Однако именно здесь в последнее время упал спрос и обострилась конкуренция между производителями. «Мы видим, как американские экспортеры обрушивают наш рынок, особенно в Великобритании. На другом краю земли рыночная ситуация также ухудшилась – Китай превратился из импортера в поставщика газетной бумаги. Мы надеемся, что спрос на продукцию в Китае будет расти быстрее, чем местное производство», – говорит Нурберг. Финские же компании диверсифицировали свою продукцию – помимо бумаги они продают целлюлозу и картон, а также являются собственниками лесопильных производств и лесных угодий.

Ряд экспертов полагают, что выйти из сегодняшней ситуации можно только с применением экстраординарных мер, таких как слияние или прямая финансовая помощь государства. Некоторое время назад в СМИ циркулировали слухи о переговорах между Norske Skog и Stora Enso, хотя представители обеих компаний информацию не подтвердили. А на прошлой неделе министр промышленности Норвегии Даг Терье Андерсен объявил о том, что государство не намерено национализировать Norske Skog, как это имело место в случае с концерном Aker Kvaerner (см. «Подарок Андерсена», «Эксперт С-З» №25 от 2 июля 2007 года). «Эта болезненная тема не обсуждалась в правительстве. Проблемой для Norske Skog является не вид собственности, а рынок. Кроме того, здесь нет большого пакета акций, как в случае с Aker», – отметил Андерсен. В качестве первоочередных мер руководство Norske Skog объявило о сокращении в 2008 году производства бумаги на 200 тыс. тонн.

В бой идет комиссар

Финский и шведский коллеги Андерсена не стали винить в бедах ЛПК разгул рыночной стихии, а предпочли сражаться с российскими властями. Их главный аргумент состоял в том, что во время переговоров с Россией о вступлении в ВТО, которые вел в 2004 году Евросоюз, декларировалось обязательство не повышать таможенные тарифы на древесину.

«Россия не выполнила тех обещаний, которые несколько министров дали мне лично, и решать вопрос теперь должен Европейский союз. В сложившейся ситуации возникает серьезная угроза трудовой занятости в шведской лесной промышленности», – подчеркнул прежний шведский министр торговли (ныне министр обороны) Стен Тольгфорс. Аналогичную позицию заняли и полномочные представители правительства Суоми, вопрос снижения пошлин обсуждался даже во время встречи премьер-министров России и Финляндии.

Не достигнув успеха в двусторонних переговорах, шведы и финны передали полномочия в решении вопроса об экспортных тарифах в Еврокомиссию. На последнем саммите Россия – ЕС в Португалии вопрос о таможенных пошлинах был одним из самых трудных. «Эта тема заняла больше всего времени», – заявил еврокомиссар по торговле Питер Мандельсон. Он отметил, что Россия была согласна не повышать тарифы, но только после вступления в ВТО. Однако, по мнению Мандельсона, это противоречит уже достигнутым ранее договоренностям. «Мы не можем ждать решения вопроса до формального вступления России в члены организации», – отметил Мандельсон. Президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу заявил на пресс-конференции после саммита, что есть два препятствия, мешающих ЕС дать согласие на присоединение России к ВТО, одно из них – нерешенный вопрос о лесных пошлинах.

В руках финских и шведских властей есть еще один аргумент, который может оказаться для России даже более болезненным, чем допуск в ВТО. Бывший эксперт Еврокомиссии профессор Петер Лунд в свое время высказал мнение, что решение России повысить таможенные пошлины стало ответом на отказ Финляндии в строительстве подводного электрического кабеля по дну Финского залива (см. «Вердикт Пеккаринена», «Эксперт С-З» №48 от 25 декабря 2006 года). Каким бы фантастическим ни казалось такое заявление, у Финляндии и Швеции есть возможность «зеркального ответа» – отказать или значительно затянуть принятие решения о строительстве балтийского газопровода Nord Stream. В такой ситуации российским властям, по-видимому, не удастся достигнуть полной победы, им придется довольствоваться компромиссным решением.    

Санкт-Петербург – Стокгольм

Не в пошлинах дело

Директор по продажам и маркетингу Архангельского ЦБК Антон Лойтер:

– Очевидно, что в целлюлозно-бумажной промышленности Cкандинавских стран происходят существенные структурные сдвиги, причем проблемы их ЛПК не имеют никакого отношения к новым российским пошлинам на экспорт круглого леса. Доля российской древесины в потреблении лесного сырья ЛПК Скандинавии хотя и высока (более 20%), но это не монополия. Лесозаготовка и в самой Скандинавии находится на очень высоком уровне развития: в Финляндии степень использования годового прироста для заготовки древесины составляет 85%, в Швеции – 71%. В России, для сравнения, – 10%. Бесспорно, утрата дополнительного источника дешевого сырья для скандинавской ЦБП является негативным фактором. Но – не решающим.

Объективные законы развития рынков диктуют Скандинавии, что необходимо постепенно сворачивать собственное производство лиственной целлюлозы и переходить на привозное сырье – дешевую эвкалиптовую целлюлозу из Южной Америки. Скандинавия включена в мировой процесс глобализации экономик, в результате которого происходит перенос мощностей в регионы с низкими издержками производства. Естественно, что капитал (в том числе скандинавский) устремляется в Латинскую Америку, тогда как в традиционных центрах ЦБП – Северной Америке, Скандинавии – происходит закрытие нерентабельных заводов. Та же Stora Enso, которая ранее анонсировала увеличение в 2008-2009 годах производства хвойной целлюлозы в Финляндии и Швеции более чем на 500 тыс. тонн, недавно отказалась от этих планов.

У партнеров

    Реклама