Плохо забытое старое

Алкогольная отрасль вскоре может вернуться к восстановлению прежней системы контроля над оборотом продукции. Двухлетние усилия бизнеса и государства по повышению прозрачности рынка в таком случае окажутся напрасными

Общеизвестно, что история движется по кругу. Но радиус этого круга оказывается порой ошеломляюще мал. Так, в середине января этого года на заседании московской Городской думы принято постановление, предлагающее внести поправки в федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». В частности, московские депутаты ратуют за восстановление региональной аккредитации компаний – поставщиков алкоголя в розничные сети, которая была упразднена в 2006 году. По сути, речь идет о возвращении регионам в прежнем (немалом) объеме контроля над алкогольным рынком. И это отнюдь не единственная попытка вернуться к прежнему положению вещей. В декабре 2007 года с похожей инициативой – дать субъектам федерации больше власти в отношении контроля качества спиртного – выступили власти Камчатки. Тогда же петербургское правительство и ассоциация «Северо-западный альянс участников алкогольного бизнеса» договорились разработать и ввести региональный «знак качества» – специальную марку «Поставщик Санкт-Петербурга», право на которую будут иметь оптовики и производители, добровольно предоставляющие свою продукцию для проверки качества. Самое радикальное решение нашел член Совета федерации Владимир Гусев – он внес в Госдуму законопроект, предполагающий создать в каждом субъекте федерации государственные корпорации, обладающие исключительным правом продажи алкогольной продукции на локальном рынке.

Откуда эти ренессансные настроения? Ведь два года назад, когда вступил в силу измененный порядок государственного регулирования производства и оборота алкогольной продукции, именно «выдавливание» регионального звена из системы государственного контроля вызвало настоящие овации сторонников либеральной реформы и бизнеса. Действительно, существовавшие до 2006 года акцизные склады, на которых каждая бутылка спиртного оклеивалась региональной маркой, не только замедляли движение продукции от производителя в розницу, но давали возможность местным властям волюнтаристски подходить к формированию пула региональных поставщиков вина и водки. Возврат контролирующих рычагов регионам автоматически возродит и прежние проблемы – закрытость локальных рынков для чужаков, чиновничью коррупцию.

Но в ситуации, сложившейся на рынке алкоголя, эти минусы воспринимаются как меньшее зло по сравнению с фактической бесконтрольностью оборота. Разрушив прежнюю (несовершенную и коррупционную) систему контроля, правительство страны так и не смогло запустить новую. Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС), куда должны были передавать данные все участники рынка, от производителей спирта до магазинов, до сих пор не заработала в полном объеме. Стало почти традицией: с приближением очередного «часа икс» выясняется, что не готова федеральная нормативная база, хромает программное обеспечение, не установлено оборудование, и окончательный запуск ЕГАИС снова откладывается примерно на полгода. Последний пример – начало автоматической передачи информации о концентрации и объеме этилового спирта в готовой продукции перенесено с февраля на ноябрь 2008 года.

Кроме того, в ходе отладки система автоматизированного контроля сжимается как шагреневая кожа. Изначально в нее не планировалось включать розницу: даже ярым приверженцам идеи было понятно, что ЕГАИС не сможет «переварить» информацию, ежедневно поступающую от сотен тысяч магазинов. Розницу «на первое время» было решено оставить неавтоматизированной и собирать сведения о проданном алкоголе раз в квартал в ручном режиме. Таким образом, конечное звено цепочки, куда, собственно, и вливаются потоки «мутного» алкоголя, оставлено бесконтрольным (рейды региональных контролирующих органов, в которых банально недостает людей для систематических проверок розницы, вряд ли можно считать полноценным контролем).

Есть, правда, отрадные исключения. С февраля этого года в Псковской области заработает локальная автоматизированная информационная система, которая будет ежедневно собирать сведения о поступившем на реализацию алкоголе. Как пояснили в пресс-службе правительства области, анализ данных и выявление сомнительных мест позволит перейти от случайных проверок к целевым. Но в остальных регионах розница была и остается terra incognito.

С 2008 года информированность ЕГАИС еще уменьшилась – из-под «колпака» автоматизированной системы решено вывести оптовиков. Таким образом, в ЕГАИС продолжают передавать сведения только производители и импортеры. Подчеркну: исключительно добросовестные производители и импортеры, работающие «в белую». Иначе откуда бы на рынке периодически обнаруживалась продукция туманного генезиса?

Игры в создание прозрачного рынка обошлись недешево. Только в 2006 году федеральный бюджет потратил на разработку и внедрение ЕГАИС более 15 млрд рублей. Бизнес оценивает свои потери от вынужденных простоев в 2006 году, затраты на перемаркировку продукции, установку оборудования примерно в 60 млрд рублей.

А чуда, увы, не случилось: количество нелегитимной алкогольной продукции в России эксперты, как и в начале процесса, оценивают в 40-50% и утверждают, что в объемном выражении ее производство растет на 10-15% в год. Количество смертей от отравлений суррогатным алкоголем, как и потери бюджетов от оборота фальсифицированной продукции, не уменьшаются. Если что-то и приобретено, то исключительно опыт. Причем опыт негативный, заставляющий правительство задумываться о возврате в исходную точку. 

Санкт-Петербург