Манок для горняков

Экономика и финансы
Москва, 04.02.2008
«Эксперт Северо-Запад» №5 (353)
Возобновление добычи железной руды в приграничной с Россией норвежской коммуне Сёр-Варангер и спрос на российских горняков на месторождении может стать толчком для установления в этом районе безвизового режима

Залежи железной руды в окрестностях норвежского Киркенеса обнаружены еще в 1902 году, и на протяжении прошлого века разработка железорудных месторождений являлась значительной статьей дохода норвежского города. Однако в 1996 году добыча железной руды была полностью прекращена по причине нерентабельности. В 2006 году месторождение и добывающую компанию Syd-Varanger AS за 100 млн норвежских крон приобрела норвежская Tschudi Group. Теперь добычей железной руды будет заниматься специально созданная для этого зарегистрированная в Австралии Northern Iron Ltd, контрольный пакет акций (51,5%) которой принадлежит Tschudi Mining – дочернему предприятию Tschudi Group. В конце декабря 2007 года Northern Iron Ltd объявила о возобновлении добычи железной руды на выработках в приграничной с Россией норвежской коммуне Сёр-Варангер.

Запуск рудника запланирован на 2009 год, в течение последующих 19 лет компания собирается ежегодно извлекать из недр около 7 млн тонн руды и 2,9 млн тонн концентрата. По словам владельца Tschudi Group Феликса Чуди, возобновление месторождения Syd-Varanger потребует значительных вложений – около 700 млн норвежских крон, однако благодаря существенному росту мировых цен на сталь в течение последних лет добывать железную руду снова стало выгодно.

Идея Чуди

Возобновление добычи – само по себе не такой выдающийся случай даже в условиях глобализации, когда компании закрывают добывающие производства в Европе из-за истощения запасов и снижения рентабельности, предпочитая добывать минеральные ресурсы в странах с дешевым трудом. История рудников в коммуне Сёр-Варангер представляется весьма любопытной по другой причине: в декабре 2007 года Феликс Чуди заявил, что компания рассматривает возможность привлечения к разработкам горняков из российских городов Никель и Заполярный, расположенных в 50 км от рудника. К моменту, когда завод начнет работать в полную силу, потребуется около 250 рабочих. Инженеры будут востребованы уже в этом году на стадии проектных работ.

По словам главы Tschudi Group, главная задача компании – обеспечить вновь запущенное предприятие персоналом. Это может оказаться весьма сложной проблемой: уровень безработицы в губернии Финнмарк составляет всего 3% (хотя это один из самых высоких показателей в Норвегии), для работы на месторождении могут потребоваться рабочие со всей губернии, что повлечет определенные трудности, связанные со строительством нового жилья и соответствующей инфраструктуры. В этом случае привлечение российских рабочих могло бы стать, по словам Феликса Чуди, «интересной альтернативой». «Жители Никеля легко смогут ездить на работу на Syd-Varanger. Я не исключаю, что через несколько лет „Норильский Никель“ закроет там свое производство и мы сможем нанять освободившихся рабочих. Я уверен, что упрощение процедур будет способствовать процветанию приграничных районов, а в России благосклонно воспримут норвежское предложение», – заявил Чуди в интервью Soer-Varanger Avis.

Эстонский пример

Возможно, потребность Northern Iron Ltd в российской рабочей силе заставит заинтересованные стороны более активно продвигать инициативу по введению в норвежско-российском приграничном районе так называемого «паспорта приграничного жителя», дающего его обладателю право на безвизовое посещение соседнего государства. С такой инициативой выступила рабочая группа в составе представителей норвежского МИДа, Министерства юстиции и полиции, Министерства труда и социальной интеграции, Директората иммиграции и Директората по делам полиции. В настоящее время власти Норвегии работают над вариациями этого документа, чтобы представить свои предложения российскому МИДу.

Подобная идея отнюдь не нова: после получения Эстонией независимости пограничные комиссары обоих государств заключили соглашение, согласно которому жители Ивангорода и Печерского района Псковской области, равно как и эстонских приграничных районов, могли беспрепятственно пересекать государственную границу, даже не имея загранпаспорта, – достаточно было предъявить на пункте пропуска внутренний паспорт с соответствующей пропиской. Система была отменена в 2000 году в связи с начавшимся процессом подготовки к вступлению Эстонии в ЕС, поскольку не соответствовала критериям обеспечения безопасности границ Европейского союза.

Аналогичная ситуация может сложиться в Норвегии: препятствием для введения безвизового режима в приграничных районах станет вовсе не противодействие российской стороны, а правила регулирования Шенгенского пространства, частью которого Норвегия является.

Кроме того, расчеты Феликса Чуди привлечь рабочих горно-металлургического комбината «Печенганикель» могут не оправдаться: сам комбинат испытывает кадровый дефицит – руднику не хватает около ста рабочих. По итогам прошлого года безработица в Печенгском районе составила 3,5% от трудоспособного населения. При этом в местном центре занятости к идее привлечь жителей Никеля, Печенги и Заполярного к добыче руды в Сёр-Варангере относятся скептически. «На учете в нашем центре занятости практически нет инженеров, почти отсутствуют среди безработных и горняки», – отметил директор Центра занятости населения Печенгского района Виктор Звонов.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№5 (353) 4 февраля 2008
Интеллектуальная собственность
Содержание:
Нормативная стройность

Вступление в силу части 4 Гражданского кодекса на время затормозит разрешение споров. Однако в перспективе более согласованный и стройный документ обеспечит лучшую защиту правообладателей

Реклама