Наполнение связью

Существует несколько стратегий преодоления информационного неравенства, и хотя тот путь, что выбран операторами Северо-Запада, далеко не самый легкий, похоже, он будет удачным

Как только сельский пейзаж сменяет урбанистический, блага цивилизации в виде высокоскоростного интернета или же более дешевых междугородных звонков остаются позади. Даже Ленинградская область, находящаяся в непосредственной близости от большого количества операторов фиксированной связи и отличающаяся сравнительно высоким уровнем доходов жителей, остается вне конкуренции операторов, которые предлагали бы современные услуги в области телекоммуникаций.

До недавнего времени спрос на услуги широкополосного доступа в интернет или IP-телефонии удовлетворялся здесь исключительно силами местных игроков (развившихся из операторов районных домашних сетей). Однако, как отмечает руководитель коммерческого отдела компании «ВестКолл» Андрей Симоненко, в большинстве случаев они способны удовлетворить ограниченное количество пользователей, поскольку их возможности модернизировать свою транспортную сеть невелики. Присутствие же частных операторов, заметных представителей рынка телекоммуникационных услуг Санкт-Петербурга по большей части ограничено адресными проектами – когда компания, открывая филиал, приглашает к сотрудничеству оператора связи, чьими услугами она пользуется в Петербурге.

Развитие неравенства

Впрочем, даже принимая стратегическое решение комплексного развития всей Ленобласти, тот же «ВестКолл» не ставит перед собой задачу присутствовать во всех крупных населенных пунктах. Вопрос о подключении того или иного поселка зачастую решается с учетом степени его удаленности от магистральных каналов связи и анализа перспектив этого поселка. «Если это деревня, из которой народ постепенно перебирается в город, то такой проект для нас малопривлекателен. Если же сам по себе населенный пункт маленький, но в нем происходит активное строительство, безусловно, следует приглядеться к такому объекту», – максимально просто объясняет ситуацию Андрей Симоненко. Скорее следует ожидать, что «ВестКолл» будет приходить на существующие рынки (приобретая местных операторов или развивая свои сети), ставя задачу разными маркетинговыми шагами добиваться их увеличения.

На заметном удалении от Петербурга форсировать появление информационных технологий кроме «Северо-Западного Телекома» (СЗТ) могут лишь игроки федерального масштаба, такие как Golden Telecom, «Транстелеком», «Комстар». Они могут позволить себе затраты уже иного уровня: минимальная цена завоевания существенной части рынка фиксированной связи в городе – центре субъекта федерации или районном центре – несколько миллионов долларов. В такую цену обходится строительство полноценной сети либо приобретение ресурсов крупного местного оператора. «Этот подход позволяет захватить значительную долю рынка и в конечном счете себя окупает», – объясняет директор Санкт-Петербургского филиала компании «Совинтел» Сергей Савчук. При этом он замечает, что компанию вряд ли заинтересуют города с населением менее 100 тыс. человек, если только они не расположены вблизи магистральных каналов и в них есть повышенный спрос.

Вполне очевидные законы развития рынка телекоммуникаций в условиях Северо-Запада, равно как и в любых других, создают как бы зоны отчуждения. А достаточно динамичное развитие информационных технологий только увеличивает неравенство в количестве услуг передачи голоса и информации (информационное неравенство). Эта проблема актуальна для многих регионов, в том числе в экономически более развитых странах. И без активной помощи государства, без разработанных схем дотаций она не решается.

Универсальная помощь

Продолжительное время единственным решением проблемы убыточности сельской связи было простое перераспределение средств между операторами, оказывающими различные по прибыльности услуги. Междугородная связь всегда была сверхприбыльна, поэтому деньги, полученные от нее, перенаправлялись для развития региональным операторам. И хотя этот путь самый простой, он неизменно рождает сложности при либерализации рынка телекоммуникаций – когда у монополистов, на которых возложены данные обязанности, появляются молодые конкуренты. Поэтому в большинстве европейских государств такая схема перекрестного субсидирования перестала действовать достаточно давно, хотя в России она существовала до января 2008 года. Отчасти вследствие того, что рынок междугородной связи нельзя назвать полностью открытым, а для реализации альтернативного решения данной проблемы необходимо было время.

Альтернативный способ обеспечения связью непривлекательных для операторов районов, который реализуется с 1990-х годов во многих странах, строится на понятии «универсальное обслуживание». Универсальное обслуживание – это минимальный пакет телекоммуникационных услуг, гарантированных абоненту государством по некоммерческим ценам. Этот способ ликвидации информационного неравенства подразумевает, что субсидирование нерентабельных услуг осуществляется за счет всех операторов, которые ежегодно отчисляют часть выручки в фонд универсального обслуживания. Государство на конкурсной основе выбирает операторов, обеспечивающих универсальное обслуживание, и возмещает из фонда их убытки.

В разных странах пакет универсальных услуг имеет разное наполнение. В России с 2005 года под этим понимается максимальный охват сельских районов сетью таксофонов, а также создание пунктов коллективного доступа в интернет. В дополнениях к закону «О связи» отчисления в фонд универсального обслуживания установлены в размере 1,2% от объема выручки от услуг связи за вычетом НДС и доходов от присоединения и пропуска трафика. Далеко не самый высокий размер отчислений по сравнению с другими странами, а также то, что некоторые операторы пренебрегают этими отчислениями, привело к тому, что в марте 2007 года в фонде было всего 9,7 млрд рублей. Этих денег недостаточно, чтобы операторы, приступившие к реализации программ, в полной мере компенсировали свои затраты. Таким образом, программа несколько растянулась по времени: тендеры по реализации универсальных услуг на Северо-Западе прошли лишь в конце 2007 года.

Одного пряника мало

Вместе с тем в конце 2006 года Россия внесла свой небольшой вклад в решение проблемы ликвидации цифрового неравенства. Этим вкладом стал приказ Мининформсвязи о переходе к закрытому плану нумерации (приказ №142 от 17 ноября 2006 года). Напрямую это нововведение никак не связано с обеспечением должного объема информационных услуг в сельских областях, тем не менее направлено на решение данной проблемы. Переход на закрытый план нумерации подразумевает, что с 2009 года все абоненты России будут пользоваться десятизначным телефонным номером. Если сейчас для разговора внутри локальной области достаточно набрать семизначный номер (а в небольших населенных пунктах – шести-, пяти- или даже трехзначный), то с 2010 года все будут набирать десять цифр. Со стороны кажется, что технологически перейти к десятизначному номеру несложно. Но на практике оказывается, что когда телекоммуникационная сеть переходит на закрытый план нумерации, необходимо довести уровень ее цифровизации до 100%. То есть к исходу 2009 года традиционным операторам связи, и в частности СЗТ, придется заменить все оставшиеся аналоговые АТС. Надо понимать, что цифровизация местных АТС означает, что их абоненты смогут пользоваться услугой доступа в интернет (по протоколу ADSL).

Как отмечают участники рынка, государство и ранее пыталось побудить традиционных операторов связи более активно предлагать услуги доступа в интернет и вести политику подключения новых номеров. Регулярно повторялись требования погасить очереди на подключение новых абонентов. Причина пассивности телекоммуникационных компаний была очевидна: в большинстве мест, где оставались очереди на подключение, требовались дополнительные инвестиции, при том что сама связь оставалась убыточной.

В результате, выполняя приказ о переходе к закрытому плану телефонной нумерации, компании начали массовые вложения в развитие всей инфраструктуры – и той части, что приносит доход, и той, что не приносит дохода и по факту почти не эксплуатируется. В частности, для СЗТ, как считают специалисты компании, стоимость стопроцентной цифровизации составляет порядка 14,7 млрд рублей, и в ближайшее время компания должна активно вкладывать средства в это направление.

Все и сразу, похоже, можно

Впрочем, деньги, направленные на решение данной проблемы, – это лишь небольшая часть средств, расходуемых на волне массового распространения широкополосного доступа в интернет по технологии ADSL. Так, в минувшем году абонентская база росла достаточно высокими темпами и во многом за счет регионов. В большинстве регионов СЗТ сразу вышел в лидеры рынка высокоскоростного доступа в интернет (только в Карелии, Новгородской и Калининградской областях его доля менее 50%). Широкополосный доступ в интернет, возможно, в будущем компенсирует убыточность связи. Построение тарифной политики оказания услуг доступа в интернет – прерогатива компании (на конец 2007 года прибыль от одного абонента услуг связи составила 209 рублей, от абонента услуги высокоскоростного доступа в интернет – 510 рублей). Однако сроки окупаемости модернизации сетей – не менее трех лет, в ближайшей перспективе продвижение новой услуги также требует дополнительных вложений. Так компания выстраивает новые каналы передачи данных, причем делает это с заметной спешкой.

В конечном счете получается, что, с одной стороны, достаточно сложно отделить генеральные затраты на освоение (в некоторых случаях и на создание) перспективных рынков от тех затрат, которые очевидно не окупятся. С другой стороны, необходимость решать все проблемы сразу требует от оператора серьезного напряжения финансовых возможностей, к примеру «Северо-Западный Телеком» в 2008 году планирует вложить в развитие порядка 15,1 млрд рублей – около 60% дохода. Причем сумма складывается почти в равной пропорции из тех денег, что расходуются на реализацию в СЗФО универсальной услуги, развитие широкополосного доступа в интернет и увеличение цифровизации сети. 

Санкт-Петербург