Не бандитов, а брюнетов

Пятый угол
Москва, 03.03.2008
«Эксперт Северо-Запад» №9 (357)
Желание Генпрокуратуры компенсировать свою неспособность проводить качественное расследование законодательной отменой презумпции невиновности бесперспективно: без эффективного следствия правоохранительная система все равно работать не будет

Kак сообщило издание «Газета GZT.ru», в тексте ежегодного доклада «О состоянии законодательства в Российской Федерации» за 2007 год, представленного на заседании Совета Федерации 20 февраля, Генпрокуратура предлагает серьезно ограничить презумпцию невиновности для физических и юридических лиц. Как отмечает генпрокуратура, применение ст. 49 Конституции РФ (узаконивает презумпцию невиновности), предназначенной якобы лишь для уголовного права, «нередко необоснованно распространяют на другие сферы правоотношений, связанные с реализацией норм административного, финансового, налогового, трудового, гражданского, предпринимательского и других отраслей права».

Любопытна предыстория этого предложения Генпрокуратуры. Впервые оно появилось еще в сентябре 2007 года, в процессе подготовки доклада. Однако огласке его тогда не предали – видимо, ждали нужного момента. И вот подходящий момент наступил. На известной пресс-конференции 14 февраля 2008 года президент Владимир Путин назвал коррупцию самой серьезной российской проблемой. И «Газета GZT.ru» тут же получает текст доклада (ранее никому недоступный) с предложением Генпрокуратуры отменить презумпцию невиновности, поскольку она «препятствует оптимальному решению в отраслевом законодательстве, с учетом интересов борьбы с коррупцией, вопросов о бремени доказывания, о толковании сомнений в виновности физических и юридических лиц». Какое отношение к борьбе с коррупцией, являющейся уголовным преступлением, имеет желание отменить презумпцию невиновности для «других сфер правоотношений», Генпрокуратуру, видимо, не очень заботит. Впрочем, и мы не слишком удивлены.

Примененный Генпрокуратурой метод не нов. Его ввел в российскую практику сам Владимир Путин, когда на волне эмоций, вызванных бесланской трагедией, объявил об отмене прямых выборов губернаторов как способе борьбы с терроризмом. В сущности, Генпрокуратура могла и не ждать заявления президента о коррупционной проблеме. Путинский метод позволяет использовать самые разные предлоги. Например, рост цен на продукты питания в сентябре-октябре 2007 года. Или многочисленные предсказания о предстоящем вскоре конце света… Любой из этих поводов, а также многие другие вполне «подходят» для отмены презумпции невиновности.

А зачем это вообще нужно, тоже понятно. Российская правоохранительная система насквозь коррумпирована (об этом заявил Владимир Путин после Беслана: «Мы… позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы») и недееспособна, особенно в следственном звене. Как только дело попадает к честному судье, обвинение нередко разваливается. Именно по этой причине суды присяжных в России фактически не исполняют своего предназначения: из-за некачественного следствия они вынуждены оправдывать явных преступников.

Обычные суды пока справляются с «государственной задачей» вынесения обвинительных приговоров (их доля составляет сейчас 98%). Но применяемые при этом методы (взять хотя бы свидетельства Ольги Кудешкиной, Натальи Шершовой и других бывших московских судей о деятельности председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой) рано или поздно приведут на скамью подсудимых всех участников насилия над судебной системой. И потому, видимо, Генпрокуратура хочет подстраховаться – компенсировать свою неспособность проводить качественное расследование, не оказывая противозаконное давление на судей, а законодательно отменив презумпцию невиновности. Косвенным свидетельством этого является само приведенное выше обоснование такой меры. Это обоснование можно понять так, что презумпция невиновности, накладывающая «бремя доказывания» вины подозреваемого на следствие и предписывающая «толковать сомнения в виновности» в пользу обвиняемого, препятствует принятию «оптимального решения в отраслевом законодательстве».

Вообще говоря, в некоторых ситуациях презумпция невиновности у нас уже не действует. Например, при нарушении большинства пунктов Правил дорожного движения (ПДД) инспектор ГИБДД сам определяет вину водителя и выписывает штраф. Водитель, конечно, может оспорить это решение в суде, но формально его объявляют виновным (и определяют наказание) без «вступившего в законную силу приговора суда», как того требует ст. 49 Конституции РФ. Также нарушает принцип презумпции невиновности введенное с 1 января 2006 года (поправками в Налоговый кодекс РФ) право налоговых органов на взыскание «в бесспорном порядке» не только недоимок по налогам, сборам и пени, но и штрафов. Власти оправдывали целесообразность принятия таких поправок перегруженностью судов налоговыми спорами, в частности делами о взыскании мелких штрафов, и экономической нецелесообразностью проведения судебных заседаний по мелким штрафам. Тем не менее в Конституционный суд РФ (КС) было подано несколько исков о признании неконституционным бесспорного взыскания штрафов, и КС принял около десятка решений по данному вопросу. Правовая позиция КС сводится к тому, что бесспорный порядок взыскания штрафов при несогласии нарушителя (или налогоплательщика) приобретает неконституционный характер.

Судя по отчету об обсуждении доклада на Совете Федерации, участники не поддержали одиозное предложение Генпрокуратуры. Вместо этого они критиковали недоработки самих правоохранительных органов. В частности, председатель Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов указал на дефекты следствия, например в сфере налогового администрирования. «Негативными чертами налогового администрирования» Иванов назвал формализм, приверженность к жестким схемам, нежелание анализировать экономическую деятельность налогоплательщика и выявлять действительно злостных неплательщиков, стремление «стричь всех под одну гребенку». Понятно, что желание отменить презумпцию невиновности есть логичное продолжение этой порочной тактики. Эта критика (а возможно, и предварительное непубличное обсуждение доклада), видимо, побудила генерального прокурора РФ Юрия Чайку в своем выступлении не затрагивать проблему презумпции невиновности. Косвенным признаком неодобрения предложения Генпрокуратуры может, по-видимому, служить отсутствие текста доклада на сайте Совета Федерации.

Отмена презумпции невиновности – тупиковый путь. Желание «вместо бандитов ловить брюнетов» (как выразился правозащитник Сергей Ковалев) бесперспективно. Без качественного следствия правоохранительная система все равно работать не будет.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №9 (357) 3 марта 2008
    Инновационная система
    Содержание:
    Сухим грибницам дождь не поможет

    В Петербурге стартовала программа по превращению города в мировой инновационный центр. При всей ее масштабности новые инновационные предприятия вряд ли начнут расти как грибы после дождя

    Реклама