Дискуссия

Москва, 17.03.2008
«Эксперт Северо-Запад» №11 (359)

«Ждите… вопроса». «Эксперт С-З» №8 (356)

«Пожарные инспекции в России разбушевались. Главной жертвой во искупление прошлой нерадивости избран Европейский университет в Петербурге. А почему именно он – ни вопроса, ни ответа».

– Скандальные взаимоотношения пожарных служб и коммерческих компаний во благо третьего игрока – государства, желающего либо отнять, либо поделить тот или иной лакомый кусок, – реальный тренд последнего времени. Однако не стоит смотреть на действия пожарников совсем уж с беспросветной стороны – мол, они сплошь радеют за пожарную безопасность в чьих-то интересах. Но позвольте, разве априори нельзя считать, что это радение – как раз в интересах в данном случае студентов? Вспомните страшные пожары, прокатившиеся в прошлом году по всей стране, в том числе и в вузах. Студиозусы, сидящие на подоконниках и выпрыгивающие с четвертого-пятого этажей, ломающие себе конечности, – это зрелище лично меня потрясло до глубины души. И здание, где квартирует(-овал) Европейский университет, судя по краткому описанию в статье, – один из первых претендентов на закрытие из-за угрозы жизни студентов: а вдруг вспыхнет что?

Просто хотелось бы уйти от явной политизированности в реальные бытовые условия. Конечно, в таком случае надо закрывать почти все университеты (а также школы, колледжи, техникумы). И некоторые уступки мне не совсем понятны. Вот на днях студенты Гнесинки отвоевали себе право жить и дальше в общежитии, которое признано опасным с пожарной точки зрения. Устраивали пикеты, бунтовали, ректор обещал, что костьми ляжет, но студентов выселять не позволит, – пожарники пошли на попятную. Но случись что, не дай бог, кто будет виноват в трагедии? Тем же пожарным поставят в вину, что не настояли на своем. Поэтому у всех своя правда.

Петр Артюков

 

«Минусы естественного движения». «Эксперт С-З» №9 (357)

«Ни в одном другом регионе страны население не убывает столь же интенсивно, как в Мурманской области».

– Как человек, родившийся и выросший в Мурманской области, считаю возможным указать на причины, не описанные в статье.

Во-первых, в последние годы поменялась зарплатная политика многих компаний в области: те, кто не снизил зарплаты, их просто не повышают, и доход съедает инфляция. Не могу говорить за все компании, но ГМК «Североникель», Ловозерский и Оленегорский ГОКи, АО «Апатит» и ряд других компаний сотрудников (к руководству это не относится) зарплатой не балуют (минимальная зарплата скатилась до 4 тыс. рублей при прожиточном минимуме больше 7 тыс.). Во-вторых, климат не позволяет в случае проблем с работой прокормиться с огорода, остаются охота и рыбалка, но тоже не для всех.

В Мурманске единственная компания, которая занимается коттеджной застройкой, при своем монопольном положении жалуется на чрезвычайно растянутую во времени (до трех лет) процедуру выделения земли. Вместо того чтобы активно развивать коттеджную застройку на относительно недорогой и свободной от хозяйственного использования земле вокруг города, этому направлению вставляют палки в колеса. Могли бы, например, давать такие коттеджи молодым семьям под обязательство родить определенное количество детей, как это делается в Брянской области. Там результаты хорошие – убыль населения прекратилась.

Хорошая возможность снизить безработицу – развитие туризма, но пока серьезных подвижек (на взгляд со стороны, а не из окна кабинета чиновника) не наблюдается.

Скорее всего, численность населения будет и дальше сокращаться при сохранении сегодняшней ситуации. Останется в области полмиллиона населения – тогда зарплаты, наверное, опять станут расти.

Дмитрий Гордиенко

 

– Ну, если действительно, как пишет Дмитрий, на градообразующих предприятиях зарплата 4 тыс. рублей, то надо удивляться, как вообще народ там живет...

Юрий Юрьевич Костяев

 

«Гений места». №9 (357)

Председатель КГИОП Санкт-Петербурга Вера Дементьева: «Если для кого-то убыточна историческая торговля пышками, то всегда найдется предприниматель, который сделает этот бизнес выгодным».

– Оставлю под сомнением фактическое наполнение этой книги: непонятно, как оценивать историческую ценность рюмочной, расположенной где-нибудь на задворках Невского проспекта. Даже первые объекты, внесенные в книгу, поражают своей историко-временной разбежкой: тут и Елисеевский магазин, и «Камчатка» Виктора Цоя. С подобным подходом в скором времени книга рискует разрастись до гигантских размеров. Смущает еще и заявленный в начале статьи посыл госпожи Дементьевой: мол, кто не сможет торговать пышками, того выгоним, а в эту пышечную посадим более успешного предпринимателя.

С трудом верится, что подобный прожект осуществится: если торговля пышками нерентабельна именно в этом конкретном историческом месте, то никакой толковый менеджер не сможет переломить ситуацию. Представляете, сколько нужно трудо- и финансовых затрат, чтобы донести до петербуржцев и туристов, что именно в этой пышечной (рюмочной, литературном кафе) самые вкусные пышки (напитки)? «Наша пышка пропитана историей» – готовый слоган. Вот только кто на него поведется? Предположим, владелец пышечной продолжает свое благое, с городской точки зрения, дело, а не перепрофилирует свое заведение, например, в модный бутик. А город за это, вероятно, должен ему оказывать финансовую помощь? Так сказать, в благодарность за правильное поведение.

Наталья Сергеева

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №11 (359) 17 марта 2008
    Рыболовство
    Содержание:
    Свистать всех наверх

    Скорость, с которой решаются сегодня наболевшие проблемы рыбной отрасли, плоха только одним – как и любая спешка, она может привести к поверхностным, непродуманным решениям

    Реклама