Эффект системы

21 апреля 2008, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

В последние годы малое предпринимательство пополнило число вечных, роковых проблем России. О трудностях его развития чиновники много говорят, но результатов нет практически никаких. Доходит до абсурда. Только что избранный президент Дмитрий Медведев произносит пламенные речи о пользе свободы и необходимости вообще запретить проверки малых предприятий, а замминистра финансов Сергей Шаталов, словно в ответ, заявляет о необходимости усиления налогового контроля и введения института оперативных налоговых проверок. И это при том, что, как в один голос утверждают специалисты, основания для проверок в законодательстве прописаны нечетко. При этом в стране действует огромное число надзорных органов, которые дублируют друг друга и наделены избыточными полномочиями, энергично используемыми чиновниками в целях личного обогащения. Крупные чиновники грабят большие предприятия, а их подчиненные рэкетируют малый бизнес. И этот госрэкет в самых разных формах  – от банального вымогательства взяток проверяющими до изъятия помещений и земельных участков – представляет одну из главных проблем российского предпринимательства.

Решить эту проблему простыми окриками сверху невозможно, потому что госрэкет стал основой механизма госуправления, сформировавшегося в России в последние годы, – страна отдана на откуп чиновникам, как говорят в народе. На профессиональном языке это явление сформулировал президент Путин с помощью термина «административная рента». На использование чиновниками своего служебного положения в личных целях (иногда карьерных, а чаще – сугубо корыстных) заточено и российское нормотворчество – от издания коррупционно емких законов до чехарды всякого рода инструкций, положений, процедур и т.п., неадекватных потребностям развивающейся страны, но чрезвычайно удобных для взимания с предпринимателей административной ренты.

Создание такого механизма явилось объективным результатом проводившейся в стране административной реформы. Криминальное направление этой реформы обусловлено серьезным дефектом организации госслужбы – безответственностью должностных лиц. Именно такая безответственность и позволяет чиновнику «сидеть на кормлении»: его за это никто не наказывает. Ситуацию усугубляет происшедшее в последние годы разрушение независимой судебной системы, что уже открыто признает даже Дмитрий Медведев. И вот это отсутствие механизма реальной ответственности чиновников – самый главный порок нашего нынешнего государства. От этого страдает любой бизнес, а малый в силу его большей уязвимости – особенно сильно.

На все эти проблемы накладывается еще одна – ментальная. Отношение российских властей, особенно «кудринского» Минфина, к малому предпринимательству (то есть система налогов и проверок) обусловлено тем, что они рассматривают его как обычный бизнес – способ обогащения и, соответственно, источник доходов бюджета. Но на практике значительная (если не большая) часть малого предпринимательства в России играет совершенно другую роль, которая ближе всего к социальной. Для большой части вовлеченных в него россиян это способ трудоустройства, а для самих предпринимателей – даже шире: способ обустройства в обществе, возможность жить не завися от работодателя.

Такая независимость требует особых качеств – самостоятельности мышления и действий, активности, инициативности. Этот набор качеств – суть «духа предпринимательства», без которого современное общество существовать не может и воспитание которого для нынешней постсоветской России представляет первостепенную общенациональную задачу. Российские власти должны особенно поощрять семейное малое предпринимательство, чтобы предпринимательский дух вошел в систему ценностей россиян и прививался детям с малых лет. Хотя бы ради этой поистине государственной задачи, без решения которой модернизировать Россию не удастся, следовало бы вовсе освободить от налогов и проверок малое предпринимательство, по крайней мере семейное. Его социально-культурная роль гораздо важнее экономической, не говоря уже о фискальной. Бюджеты пусть пополняют крупные и средние предприятия.