Возьмись и сделай

Москва, 28.04.2008
«Эксперт Северо-Запад» №17 (365)
Разработать уникальный товар, преуспеть в серийном производстве и повысить качество технического образования – все это удалось петербургской компании «Лазерные системы»

Петербургская компания «Лазерные системы» известна и в России, и за рубежом. Научные учреждения Европы и Азии знают ее как разработчика и производителя уникальных оптоэлектронных систем и оборудования на основе лазерных технологий. В России и странах СНГ компания также известна на рынках автоэлектроники и систем контроля доступа по нескольким торговым маркам – Biocode, Multicode и др. Доходы компании за последние три года выросли со 100 млн рублей почти вдвое.

Успех «Лазерных систем» нетипичен для России. Большинству отечественных предприятий, пытавшихся производить и продавать наукоемкую продукцию последние полтора десятилетия, приходилось трудно. На их пути вставали проблемы, казалось бы, неразрешимые силами отдельного предприятия – жесткая конкуренция с западными производителями, дефицит подготовленных специалистов, высокая стоимость оборудования. «Никакого секрета у нас нет. Есть мировой опыт создания инновационных компаний, который надо использовать», – говорит совладелец «Лазерных систем», научный руководитель компании Анатолий Борейшо.

Поиск вслепую

В нескольких десятках километров от химического завода, на котором произошла утечка опасных газов, стоит «КАМАЗ», начиненный лазерной, аналитической и компьютерной техникой. Из его кузова вырывается зеленый лазерный луч, который сканирует ядовитое облако. Это типичная ситуация, когда может быть применен мобильный лидарный комплекс (МЛК), разработанный компанией «Лазерные системы». Лидар (Light Detection And Ranging) – это лазерный локатор, который определяет тип попавшего в атмосферу ядовитого газа, его концентрацию, динамику распространения. В 2006 году третья модификация МЛК поступила в распоряжение Вооруженных сил, две предыдущие были поставлены на экспорт. Сделав в свое время ставку на штучные, уникальные заказы, «Лазерные системы» сумели не только выжить, но и наработать мощный научный потенциал.

А в начале пути было лишь горячее желание сотрудников одной кафедры продолжать заниматься наукой в сложный период 1990-х годов. Кафедра лазерной техники создана в 1985 году в БГТУ «Военмех» – ведущем учебном заведении по подготовке инженеров для советского ВПК. Она не отставала от мировых исследований, ведь первые работающие модели лазеров были созданы только в 1960 году. С развалом Советского Союза перед сотрудниками кафедры встал вопрос: как выжить, продолжая заниматься лазерами? Были попытки производить лазерные лайт-шоу и медицинские лазеры. Но на рынке, где самыми ходовыми товарами были хлеб и колбаса, эти идеи не пошли.

Первый серьезный заказ пришел из-за рубежа – один китайский университет приобрел небольшой лазер для своей физической лаборатории. За этим контрактом последовали другие. Лазеры для исследовательских целей заказали еще несколько китайских университетов, за ними – научные учреждения из стран Европы и Азии. На протяжении 1990-х компания «Лазерные системы», учрежденная в 1990 году на базе кафедры лазерной техники, разработала и поставила несколько десятков мощных лазеров.

Постепенно компания определила нишу, в которой она вскоре приобрела авторитет во всем мире, – лазеры для научных исследований и обучения. «Мы хорошо знали высшую техническую школу, ее потребности», – поясняет Анатолий Борейшо.

Лазеры на углекислом газе (СО2-лазеры) широко используются в обучении и исследованиях во всем мире. «Пучок мощного лазерного излучения представляет собой объект, с которым надо уметь работать: передавать, гасить, поглощать, измерять и т.д.», – говорит технический директор «Лазерных систем» Андрей Савин. На основе лазеров другого типа – кислородно-йодных (КЙЛ) – сегодня разрабатывается устройство для резки отработавших ядерных реакторов. Технология еще несовершенна – пока что идет изучение характеристик КЙЛ, поиск возможностей их улучшения.

Каждый контракт, над которым работали «Лазерные системы», требовал поиска таких решений, каких еще никто в мире не применял. Инженеры компании постепенно превращались в эксклюзивных специалистов, способных решать любые задачи. Работа по экспортным заказам помогла без потерь пережить дефолт 1998 года. Но это еще не был бизнес в полном смысле слова. «Лазерные системы» оставались скорее научной лабораторией, работающей над уникальными, но единичными заказами.

Удачная серия

К серийному производству компания пришла позже. Свежая идея появилась неожиданно. В начале века набирало популярность слово «биометрия» – заговорили о паспортах, системах контроля доступа, построенных на основе считывания отпечатка пальца. Имея огромный опыт в сфере оптоэлектронных технологий, «Лазерные системы» начали производить противоугонные биометрические системы для автомобилей, иначе именуемые иммобилайзером. Это небольшое устройство, расположенное рядом с рулем, которое сканирует подушечку пальца и, если изображение совпадает с сохраненным в памяти отпечатком, разрешает машине ехать.

Маркетинговые и экономические расчеты подтвердили правильность решения. Когда компания выводила на российский рынок бренд Biocode, она оказалась практически единственным игроком. Похожие системы входили в базовую комплектацию некоторых автомобилей класса «люкс» – Mercedes, Audi и др. Системы же Biocode изначально были ориентированы на средний и премиальный сегменты – на автомобили стоимостью от 25 тыс. евро. Кроме того, производство серийного продукта значительно улучшало финансовые позиции компании. «Крупные, но разовые контракты не обеспечивали равномерного поступления денег», – вспоминает исполнительный директор Алексей Борейшо. Линия иммобилайзеров вскоре окупилась, выровнялись денежные потоки компании.

Позднее к линейке серийных продуктов добавилась еще одна разновидность автомобильного иммобилайзера – система Multicode. В отличие от Biocode, она производит идентификацию владельца не по отпечатку пальца, а по радиосигналу, посылаемому с брелка-метки. Рынок иммобилайзеров данного типа оказался более насыщенным за счет других российских производителей. Однако «Лазерным системам» удалось извлечь выгоду из позднего выхода на рынок – Multicode обладала более широким набором функций за счет усовершенствованной по сравнению с конкурентами технологии обработки радиосигнала.

Логичным продолжением биометрической линейки стали системы контроля и управления доступом в помещение (СКУД). Такими системами сегодня оснащен офис компании: спустя две секунды после того, как сотрудник прикладывает палец к коробочке на стене, дверь открывается. Ассортимент СКУД у компании очень широкий – автономные, сетевые, управляемые с компьютера или с пульта дистанционного управления. Покупатели СКУД – крупные торговые дома, занимающиеся поставкой и монтажом систем безопасности.

За четыре года с момента появления первого серийного продукта в компании сформировались отделы, необходимые для обеспечения серийных продаж – отдел маркетинга, отдел контроля качества (по ISO 9001:2000), отдел сервисной поддержки. Дилерская сеть «Лазерных систем» охватывает все крупные региональные центры России. Торговая марка Biocode зарегистрирована в странах СНГ и ряде стран Евросоюза. Буквально на прошлой неделе компания получила свидетельства о регистрации торговой марки в Великобритании и США и планирует переход от тестовых продаж к плановым поставкам.

«Это уже настоящий бизнес», – говорит Анатолий Борейшо. Серийное производство прижилось, «Лазерные системы» научились с ним работать. Вместе с тем направление уникальных заказов не только не завяло, но остается гордостью и главным конкурентным преимуществом компании. Разработка уникальных систем обеспечивает примерно 60% выручки, а серийное производство – около 40%.

Цивилизованная практика

С самого начала «Лазерные системы» строили работу на принципах, принятых в международной практике как стандарт. Один из таких принципов – субконтрактинг. Компания осуществляет самые наукоемкие этапы производственного цикла – разработку технического проекта, конструкторской документации, написание программного обеспечения, системную интеграцию сложных продуктов, их испытание и передачу заказчику. Остальная часть производства распределена между более чем сотней малых и средних предприятий в России и за рубежом. В числе партнеров довольно много российских компаний – Завод им. В.Я. Климова, ОАО «Научные приборы», ОАО «Кировский завод», НПО «Энергомаш» и др.

С одной стороны, когда проекты очень сложные и их всего несколько в год, иметь собственный парк дорогостоящего оборудования просто неэффективно. Количество необходимых комплектующих может достигать сотен и тысяч, поэтому кооперация со сторонними производителями – единственный выход из положения. Субконтрактинг также имеет смысл, когда приходится работать с вредными видами производства, недопустимыми для размещения на территории города.

С другой стороны, субконтрактинг – это цивилизованная производственная практика, принятая во всем мире, кроме России. Тяготение к полному циклу производства – типичная практика советского ВПК, которая остается по сей день. В субконтрактинг отдается не более 10% производственных задач, в то время как на Западе эта цифра составляет от 40 до 70%. По интенсивности использования субконтрактинга в уникальных проектах «Лазерные системы» работают на уровне западных компаний. Ведь основная задача головной компании – создание технологии. «Если разобрать на детали любой из наших продуктов, этот „паззл“ никто никогда не соберет», – рассказывает Анатолий Борейшо.

Правда, было признано, что для обеспечения нужд серийного производства выгодно обзавестись собственным оборудованием. «Лазерные системы» купили две технологические линии – поверхностного монтажа микросхем и литья пластмассовых деталей. Общая стоимость оборудования (его компания приобрела в лизинг) составляет порядка 7 млн долларов. Принцип, которым руководствуются «Лазерные системы», – максимальное использование возможностей современного оборудования. Отработав собственные задачи, обе линии выполняют заказы контрактного производства. «Лазерные системы» берут сторонние заказы как на собственно изготовление, так и на разработку, создание прототипов, закупку элементов.

Еще один принцип «Лазерных технологий» – оптимизация затрат человеческих ресурсов. Типичная ситуация на отечественном заводе: одну производственную линию обслуживают шесть-семь инженеров. В «Лазерных системах» контроль производства на линии поверхностного монтажа, состоящей из трафаретного принтера, автомата установки компонентов и конвекционной конвейерной печи, осуществляет всего один оператор.

Образовательный симбиоз

Главная ценность и важнейшее достижение «Лазерных систем» – коллектив. Из 150 сотрудников инженеры и разработчики составляют самый многочисленный блок (около 50 человек). «Такая компания, как наша, может удерживаться на рынке продолжительное время, только если ее сотрудники будут бесконечно талантливыми», – говорит Анатолий Борейшо. Для максимального раскрытия этих талантов требуются дополнительные усилия работодателя.

Во-первых, креативные работники не терпят ограничений – нельзя от них потребовать придумать что-то точно в срок. Во-вторых, материальные ценности для них – далеко не главный стимул к достижению результата. По словам Анатолия Борейшо, креативщики должны четко видеть свое место в проекте, получать оценку результатов, понимать перспективы своих идей. Очень тонкий момент – выдача заданий. Разработчик не будет работать по указке, поэтому руководитель должен сделать так, чтобы сотрудник сам поставил перед собой нужную задачу и работал над ней, как над своей собственной.

Найти талантливых людей – отдельная сложнейшая задача, над которой сегодня бьется каждое более или менее наукоемкое предприятие в России. «Лазерным системам» в этом смысле повезло. Анатолий Борейшо является директором Института лазерной техники и технологий (ИЛТТ), который был образован в 1998 году и включил в себя кафедру лазерной техники. Преподают в ИЛТТ и большинство специалистов компании – 25 кандидатов и пять докторов наук. Это позволяет компании иметь непосредственный контакт со студентами и отбирать наиболее одаренных и перспективных. В ходе учебного процесса студенты проходят практику на предприятии – работают в отделе конструкторской документации, на сборочных линиях, задействованы в наладке оборудования. Для единиц это «вступительный экзамен» в компанию, для большинства – просто хорошая школа.

При воспитании технического специалиста важно, чтобы студент имел возможность получать знания от молодых ученых, занятых в работе над реальными проектами. Если средний возраст преподавателей в отечественных технических вузах 60 и даже 70 лет, в ИЛТТ преподают в основном люди, возраст которых в среднем 40 лет. Только они могут показать будущим специалистам не только технологии сегодняшнего дня, а главное – то, что будет актуально уже завтра.

Таким образом «Лазерные системы» выстроили так горячо обсуждаемый сегодня симбиоз науки, образования и бизнеса – принцип, лежащий в основе успеха Силиконовой долины (Стэндфордский университет) и Оптической долины (Уханьский технический университет). Примечательно, что кафедра лазерной техники – обычная кафедра Военмеха, куда на бюджетной основе может поступить любой абитуриент.

Сделать по уму

Недавно «Лазерные системы» получили статус резидента особой экономической зоны (ОЭЗ) «Нойдорф». Строительство стоимостью около 350 млн рублей компания планирует начать в этом году, чтобы к концу 2009-го уже приступить к работе на территории зоны. Деятельность в ОЭЗ будет в основном связана с новыми исследованиями и производством серийной продукции. Часть исследований останется при Военмехе. Тем самым удастся сохранить связь с вузом и поддерживать приток новых квалифицированных кадров.

Переезд на территорию ОЭЗ позволит компании сократить свои издержки. Поскольку доля экспорта в выпуске «Лазерных технологий» достаточно велика, существенную экономию даст режим свободной таможенной зоны, установленный в ОЭЗ. Положительно скажется также объединение всех подразделений под одной крышей: сегодня помещения компании разбросаны по территории Военмеха. Кроме того, в «Лазерных системах» ждут плодотворного сотрудничества с другими резидентами ОЭЗ. Экономический эффект от переезда Алексей Борейшо оценивает как снижение издержек на 20%.

На территории ОЭЗ компания будет заниматься в том числе технологиями экологического мониторинга. Направление, которое вызывает наибольший интерес «Лазерных систем», – вихревая безопасность аэропортов. Из-за роста воздушного трафика и невозможности в большинстве европейских стран строить новые посадочные полосы начался поиск «скрытых резервов» аэропортов. Один из перспективных путей – мониторинг вихревого следа идущих на посадку или взлетающих самолетов. Вихревой след – опасная штука: попадание в него идущего следом самолета может стать причиной катастрофы (по одной из версий, именно так погиб Юрий Гагарин). На данный момент эта проблема регулируется международными нормами промежутка «взлет – посадка» и правилами эшелонирования. Однако анализ реального вихревого состояния помог бы более гибко управлять воздушным трафиком: если ветер рассеял вихревой след, следующий самолет можно сажать раньше.

«Лазерные системы» завершают разработку системы вихревой безопасности. Ее потенциальными покупателями могут стать все российские аэропорты, которых насчитывается около 1 тыс. Подобные системы необходимы не только там, где есть повышенный трафик. Например, у аэропорта города Сочи очень сложное метеорологическое окружение: с трех сторон – горы, заход на посадку возможен только со стороны моря. Однако в теплую погоду восходящие потоки воздуха идут навстречу садящимся самолетам, создавая опасные воздушные возмущения. Во время Олимпиады 2014 года ожидается увеличение трафика в десять раз, что создает особую потребность в максимальной безопасности.

Помимо вихревой безопасности в аэропортах никто не отменял общий экологический мониторинг. Особенно актуальны вопросы экологии для опасных химических производств, атомных электростанций и т.п. Там стоят задачи фиксировать факты выброса отравляющих или радиоактивных веществ, динамику их распространения, прогнозировать развитие опасной ситуации и т.д. Еще одно направление разработок – системы контроля трансграничных переносов, предназначенные для определения источника и содержания выбросов вредных веществ в воздухе на приграничных территориях.

По словам Анатолия Борейшо, познакомиться с опытом компании приезжают многие российские бизнесмены и представители вузов. Только мало у кого получается воспользоваться этим опытом. «А ведь секрет прост: надо сделать так, как принято во всем цивилизованном мире, то есть по уму», – считает Анатолий Борейшо.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№17 (365) 28 апреля 2008
Энергетика
Содержание:
Охота на атом

Дефицитные ресурсы, которые потребуются для строительства АЭС в Калининградской области, гораздо эффективнее использовать в аналогичных проектах в других регионах России

Реклама