В поисках стабильности

Спецвыпуск
Москва, 28.04.2008
«Эксперт Северо-Запад» №17 (365)
И успехи развития рынка лизинга, и его трудности ведут к тому, что лизинговые компании становятся все более обособленными от банков

Сегодня большинство крупнейших лизингодателей Северо-Запада – независимые лизинговые компании, четко дистанцирующиеся от тех, которые развиваются при банках, и от кэптивных компаний (организованных при производителях). Однако в действительности в полной мере независимыми они стали не так давно – три-четыре года назад казалось, что грань между банковскими и независимыми лизингодателями предельно тонка. «Тогда ситуация была простой: работали с конкретными банками и говорили: лизинг в этом банке – это я. Если же какая-то другая компания „заходила“ в банк, то ее гнали поганой метлой», – описывает историю взаимоотношений лизинговых компаний с банками генеральный директор Петербургской лизинговой компании Дмитрий Горизонтов. Впрочем, развитие лизингового рынка достаточно быстро оставило такой сценарий финансирования лизинга в прошлом.

Свои пути

Динамика отношений лизинговых компаний и банков – это, безусловно, движение от тесных отношений с одним-двумя банками к большему числу источников финансирования. Увеличивается количество банков, финансирующих лизинговую компанию, развиваются иные инструменты привлечения денег – векселя, облигации, займы, банковские кредиты. Естественно, наибольшую динамику тут показывают лизинговые компании, называющие себя независимыми. На Северо-Западе в этом отношении выделяются прежде всего «Глобус-Лизинг», разместивший уже шесть облигационных займов и имеющий восемь значимых кредиторов (доля крупнейшего в общем объеме финансирования – 33%), и «Прогресс-Нева Лизинг», выпустивший три облигационных займа и получающий поддержку в общей сложности 15 банков.

Впрочем, лизинговые компании, образованные при банках, также идут в русле общей тенденции. Примером тут может быть «Номос-лизинг Северо-Запад», аффилированный Номос банку: за последние два года эта компания привлекла два крупных кредита от иностранных организаций и получила кредитную линию от Северо-Западного банка Сбербанка России.

При этом, как считают некоторые лизингодатели, приведенные примеры могут достаточно быстро стать переходным этапом – рассматривая перспективы на будущее, лизингодатели готовы идти максимально далеко. «В этом году мы задумались о возможностях выхода на IPO, хотя понятно, что подготовка растянется года на два», – рассказывает Дмитрий Горизонтов.

Для независимой лизинговой компании размывание доли одного-двух банков в общем объеме финансирования необходимо, чтобы она чувствовала свое положение надежным. «В идеале, крупнейший инвестор должен обеспечивать не более 20% сделок компании, тогда она может считать себя финансово устойчивой», – замечает Горизонтов.

С другой стороны, к увеличению числа источников финансирования подталкивает и то, что развитие лизинговой компании сверх запланированных темпов зачастую приводит к тому, что привлекать деньги от банков становится сложнее. Как считает финансовый директор компании «Прогресс-Нева Лизинг» Роман Маланин, дело прежде всего в том, что некоторые крупные банки (а раньше – все) до сих пор строят отношения с лизинговыми компаниями так же, как с обычными заемщиками. Серьезный объем долгосрочных финансовых вложений, большая дебиторская задолженность воспринимается ими как негативный показатель, хотя в случае с лизинговыми компаниями это свидетельствует скорее об успешном развитии.

В погоне за рынком

Но основная причина, по которой лизинговые компании (в большинстве) достаточно быстро стали обособленными предприятиями с привязкой к основному банку-учредителю и использованием других банков в качестве альтернативных источников финансирования, – скорость развития рынка, уверен начальник управления продаж петербургского филиала компании «Экстролизинг» Александр Десятский. «Темпы развития лизинга в России настолько высоки, что у банков как у мощных организационных структур со сложившимися правилами и нормами не всегда есть возможность мобильного реагирования на происходящее», – отмечает Десятский.

Основные конкурентные преимущества на лизинговом рынке, которые неизменно выделяют лизингодатели, – скорость рассмотрения заявки и объем необходимых документов. При этом каждый год эти показатели уменьшаются: два года назад рассмотрение заявки занимало одну-две недели, теперь – три-пять дней в среднем по рынку, а максимально полный набор документов сократился до двух-трех справок (если речь идет о средней сделке). Оба эти конкурентных преимущества показывают, как эволюционировала схема развития отношений между конкретным лизингодателем и его банкиром.

А варианты возможных сценариев достаточно просты, считает директор казначейства группы компаний «Интерлизинг» Михаил Демченко: «проектное» финансирование (отдельных проектов), финансирование в рамках открытой линии с рассмотрением каждого лизингополучателя, в рамках программы с упрощенным рассмотрением лизингополучателя, без рассмотрения лизингополучателя (когда банк полностью полагается на решение лизинговой компании).

Все ради малых

Продвижение по «эволюционной лестнице» отношений лизингодателей и банкиров могло бы затянуться надолго, но лизинговые компании вовремя открыли для себя новый рынок, в рамках которого традиционный подход банков оказался невозможным. Когда лизинговые компании обратились к малому и среднему бизнесу, к сделкам небольшой стоимости, банкиры признали необходимость их выделения из общей массы кредиторов. Сама суть работы с малыми проектами – то, что принятие решений о финансировании ставится на поток и базируется на двух-трех ключевых показателях деятельности потенциального лизингополучателя, – исключает вариант, когда банк оценивает состояние каждого лизингополучателя (тогда затраты на сопровождение сделки окажутся больше прибыли, которую она принесет). Банку стало необходимо проводить более сложную комплексную проверку технологии принятия решений лизинговой компанией.

Естественно, открытие кредитных линий для лизинговых компаний под поточные сделки изначально было возможно только для «своих» лизингодателей и только для реализации узкого числа высоколиквидных товаров (прежде всего автомобилей). Достаточно быстро выработался список дополнительных причин, влияющих на принятие банком решения о финансировании (оставшийся и до настоящего момента). В частности, определенное значение для банков имело наличие договора обратного выкупа (по условиям которого поставщик обязуется купить у лизинговой компании свою технику по заранее установленной цене в том случае, если лизингополучатель окажется не в состоянии выплачивать лизинговые платежи). Кроме того, значимую роль играли желание и возможность лизинговой компании наряду с деньгами банка использовать собственные средства.

Но в результате банки все же приняли возможность работы по такой схеме даже с незнакомыми лизинговыми компаниями. Подход, который выработали для себя банки, стал во многом таким же продуктом, как и скоринг-программы, используемые лизингодателями, рассказывает Дмитрий Горизонтов. У каждого банка сформировался определенный набор требований к лизинговой компании – структура баланса, история присутствия на рынке и т.д. (конечно, первое условие – компания должна быть максимально прозрачна). Плюс к этому у банков сформировались требования непосредственно к программе, под которую они готовы открыть кредитную линию. «В банк отправляются скоринговая карта и небольшой комплект документов по данной программе (прежде всего его интересует статистика недоплат по скорингу)», – рассказывает Михаил Демченко.

Момент «X» для большинства лизинговых компаний пришелся на вторую половину 2006 года. «Словно какое-то просветление случилось с банкирами в конце 2006 года – они все стали открывать кредитные линии для лизинговых компаний», – эмоционально высказывается один из участников рынка. Причем на волне изменения статуса лизинговой компании стали появляться даже такие варианты взаимодействия, когда банк открывал кредитную линию для лизинговой компании под все новые проекты, а не только под те, что прошли через согласованную с банком скоринг-программу.

Шаг вперед – шаг назад

Вторая половина 2007 года показала, что «просветление» в отношениях лизинговых компаний и банков произошло очень вовремя: через полгода сроки многих соглашений отодвинулись бы еще дальше. Хотя отголоски американского финансового кризиса в России нет повода называть словом «кризис», но то, что денег на межбанковском рынке стало меньше и они, соответственно, стали дороже, – это все же факт. Теперь банкиры, по их собственным словам, стали внимательнее относиться к любым проектам, считать каждую копейку.

Очевидные последствия для лизинговых компаний (помимо увеличения процентной ставки в среднем на 2-3%) – ограничение появления новых договоров с новыми банками. «В новых банках открывать лимиты становится тяжелее, поскольку они в первую очередь стремятся обеспечить кредитование своих основных клиентов, а все остальные фондируются по остаточному принципу», – признает Михаил Демченко. Ситуация как бы отошла к исходным позициям: у банков есть «проверенные» лизингодатели, с которыми они работают. Снова возросли требования по обеспечению кредитов, снова банки настаивают на своем участии в проверке финансового состояния лизингополучателя.

Впрочем, не все столь однозначно. Тот факт, что статус лизинговых компаний в глазах банков изменился, помогает им с минимальными потерями переживать ситуацию, сложившуюся на рынке. Одно из последствий проблем с ликвидностью на банковском рынке – в своей кредитной политике банки переориентируются с физических лиц на юридические. «Ипотека, автокредитование и потребительское кредитование, конечно, остаются, но в целом направление кредитного потока смещается в сторону крупных клиентов. А между тем лизинговые компании уже подходят под это определение», – отмечает Маланин.

Александр Десятский добавляет, что в сложившейся нестабильной ситуации на рынке межбанковского кредитования банки обращают внимание и на то, что лизинговые схемы по своей структуре менее рисковые. «Согласно лизинговой схеме финансирования, сделка всегда обеспечена залоговым имуществом: паспорт технического средства (ТС) оформляется на имя лизинговой компании и, соответственно, до окончания срока действия договора собственником имущества выступает лизингодатель. При процедуре кредитования того же имущества банк оставляет себе лишь паспорт ТС, оформленный на конкретное физическое лицо. Это существенное различие во многом определяет поведение банков», – объясняет Десятский.

В любом случае, диверсификация источников финансирования лизинговых компаний не замедляется, просто теперь она с большей интенсивностью происходит в разрезе финансовых инструментов. В перспективе это должно сделать лизинг еще более оперативным и прозрачным, как минимум лизинговые компании избавятся от различных обременений в пользу банка, зачастую прописываемых в договоре лизинга, оптимистично замечает Десятский.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№17 (365) 28 апреля 2008
Энергетика
Содержание:
Охота на атом

Дефицитные ресурсы, которые потребуются для строительства АЭС в Калининградской области, гораздо эффективнее использовать в аналогичных проектах в других регионах России

Реклама