Под железным брендом

За привычным представлением о Череповце как индустриальном центре скрывается старинный город с интересным прошлым и весьма насыщенной культурной жизнью

Андрей Тарковский вполне мог выбрать этот пейзаж, снимая «Сталкер» – путешествие в Зону. Минут за 30 до прибытия в Череповец поезд замедляет ход и начинает двигаться точно на ощупь, осторожно балансируя на рельсах. С обеих сторон надвигаются бесчисленные склады и свалки, громады цехов с трубами разного калибра, многие из которых подают оптимистичные признаки жизни – клубы дыма всевозможных оттенков, а кое-где полыхают факелы. Картину дополняют специфические «ароматы», несмотря на предусмотрительно захлопнутые проводником форточки. Местами поезд проползает под громадными арками из изогнутых труб, связывающих владения «Северстали» и «Череповецкого „Азота“». Зрелище, достаточно навязчиво укрепляющее имидж Череповца как крупнейшего промышленного центра не только Вологодской области, но и всего Северо-Запада России.

Насколько неоднозначно и обманчиво это стереотипное представление о Череповце, становится понятно уже после нескольких дней знакомства с городом. В каком-то смысле Череповец, совершивший во второй половине ХХ столетия крутой виток развития, вызывает ассоциации с Атлантидой. Историко-культурный потенциал старинного уездного города (до 1918 года входившего в Новгородскую губернию) был принесен в жертву индустриальному величию – вместе с неумолимой «перековкой» традиционного провинциального уклада жизни. Символична и участь нескольких ближайших к Череповцу деревень и сел, связанных с городом богатыми историческими традициями, – они скрылись под водами Рыбинского водохранилища. Такова плата за развитие Волго-Балтийского водного пути и, в частности, за превращение Череповца в мощный промышленно-транспортный узел.

Однако, получив индустриальный вектор развития и достигнув в своей новой ипостаси несомненных успехов, Череповец утратил существенный пласт своего исторического наследия. Сохраняющийся перекос в привычном восприятии Череповца – это не только вошедший в менталитет след прошлых перемен в судьбе города, но отчасти объективная помеха для его дальнейшего гармоничного развития.

Вокруг черепа

Череповец считается «молодым» городом – он учрежден в 1777 году указом Екатерины II. Но, очевидно, еще в X-XI веках на реке Шексне, в устье реки Ягорбы, возникло поселение по типу древнерусского города. В середине XIV столетия ученики Сергия Радонежского иноки Троице-Сергиева монастыря Афанасий и Феодосий основали здесь Череповецкий Воскресенский монастырь. Монастырь процветал, владея землями, реками и озерами. Находясь вблизи от старинного водно-волокового пути, проходящего по Шексне, Онежскому озеру, Свири, он имел право взимать пошлины с идущих мимо лодок и возов. Со временем выросли подмонастырская слобода и большое торговое село Федосьево, на месте которых и учреждался город Череповец – «для пользы водяной коммуникации». Монастырь же  13 годами ранее был упразднен императрицей в числе сотен других обителей по всей России.

История появления имени города (сани Екатерины II якобы наскочили на череп овцы) – не более чем анекдот. «Этимологи не дают точного объяснения названию города, – отмечает директор Череповецкого музейного объединения Светлана Чернова. – Скорее всего, оно происходит от исторического „череповесь“ – „поселение на возвышенности“. „Череп“ – это обозначение возвышенности на берегу Шексны, места, позже названного Соборной горкой, где в 1752 году возвели Воскресенский собор. А „весь“ – поселение. Согласно другому толкованию, название города связано с зырянским „череоп“ – „половинка рыбной горы“, что вполне согласуется со славой рыбного места, откуда рыба поставлялась даже на митрополичий и царский столы. Характерно, что на гербе Череповца изображены четыре рыбы, символизирующие, по легенде, четыре реки, где водилась знаменитая стерлядь».

Историки, краеведы и многие коренные жители города настаивают на историческом произношении названия Череповец – с ударением на втором слоге (мол, Череповцом он стал уже в советское время и это ассоциируется с «индустриальной эрой»). Другой отголосок местных культурных традиций – встречаются люди, предпочитающие называть горожан черепанами, а не череповчанами.

Незаурядная модернизация

В последние годы в Череповце наблюдается чуть ли не культ Ивана Андреевича Милютина, который был городским головой с 1861 года в течение 46 лет. Имя Милютина носят улица и площадь, на которой установили внушительный памятник городскому голове. Ежегодно проходят Милютинские конференции, посвященные истории и культуре города, и Милютинские ярмарки. В кабинетах чиновников, начиная с мэра, красуются бюсты Милютина. Полтора года назад открылся Дом-музей Милютина. Здание на живописном берегу Шексны, почти полностью разрушенное и сгоревшее в советское время (в нем размещались общежитие и коммуналки), воссоздано по фотографиям, описаниям и документам. Проект, курировавшийся прежним мэром Череповца Михаилом Ставровским и губернатором Вологодской области Вячеславом Позгалевым, напоминает региональный аналог более масштабного новодела – Константиновского дворца в Стрельне. И точно так же, по призыву властей, более десятка компаний продемонстрировали социальную ответственность, профинансировав создание интерьеров дома-музея (о чем свидетельствуют таблички в соответствующих комнатах).

Впрочем, «эпоха Милютина» действительно была временем стремительного развития Череповца, а городской голова – яркой, неординарной личностью. С деловой активностью Милютина связывают строительство в Череповце гавани, дока для ремонта судов, механического судостроительного завода, современных пристаней, а также появление крупных банков, страховых компаний. Наконец, Милютин добился (во многом благодаря хорошим отношениям с Сергеем Витте) прокладки через Череповец ветки железной дороги, связывающей Вологду и Санкт-Петербург.

Но, что важно, Череповец при Милютине выделялся, говоря сегодняшним языком, многофункциональным, разноплановым развитием. По инициативе и на деньги Милютина (и других представителей купечества) создавались школы и средние учебные заведения, в которых получали образование молодые люди со всего Северо-Запада: Александровское техническое училище, Мариинская женская гимназия, женское профессиональное училище, реальное училище. «Благодаря Милютину в Череповце стала формироваться сеть негосударственных образовательных учреждений – это происходило в рамках идеологии Сергея Витте, пытавшегося реформировать сферу образования и создать альтернативу государственным и церковно-приходским школам, – подчеркивает директор Гуманитарного института Череповецкого государственного университета профессор Александр Чернов. – Именно тогда в Череповце сложился образовательный комплекс, возникли традиции подготовки технических и педагогических кадров, что повлияло на дальнейшую судьбу города как крупнейшего промышленного центра СССР». В начале ХХ века Череповец не случайно называли русским Гейдельбергом или северными Афинами – при населении 10 тыс. человек в городе было 2 тыс. учащихся (около половины из них – крестьянского сословия). Череповец отличался необычно высоким уровнем образования жителей, насыщенной музейной и культурной жизнью, для провинциального города очень большими оборотами книжной торговли.

Решения, означающие крутой перелом в жизни города, были приняты руководством СССР еще в конце 1930-х годов. Академик Иван Бардин, специалист по проектированию металлургических заводов, обосновал целесообразность размещения гигантского комбината именно в Череповце. В район Череповца – крупного железнодорожного узла, «города пяти морей», стоящего на Волго-Балтийском водном пути, – было удобно направить потоки угля и руды и организовать вывоз готовой продукции. Вплотную к строительству комбината приступили после войны, и в 1955 году в доменной печи №1 началась плавка чугуна. К началу 1960-х годов население города увеличилось с предвоенных 30 тыс. до 140 тыс. человек, а сегодня оно составляет 308 тыс. И хотя в Череповце размещены и другие крупные заводы, в том числе химические и машиностроительные, комбинат как градообразующее предприятие (бренд «Северсталь» появился в 1993 году) остается вне конкуренции.

На металлургическом комбинате и других предприятиях «Северстали» в Череповце работают около 60 тыс. человек. По словам генерального директора ОАО «Северсталь» Анатолия Кручинина, около 750 млн рублей ежегодно вкладывается в социально-бытовой комплекс комбината, включающий детские лагеря, базы отдыха, крупнейшие спортивные объекты, Дворец культуры и даже Русский национальный театр (по жанру – симбиоз фольклора и современного эстрадного шоу). И, в общем-то, неудивительно, что именно с «Северстали» пришел на работу в мэрию нынешний градоначальник Олег Кувшинников.

Следы подлинного

Приятное и несколько неожиданное впечатление на фоне индустриального имиджа производит исторический центр Череповца. На главном проспекте города – Воскресенском (Советском), начинающемся от Воскресенского собора (из полутора десятков храмов только он уцелел после революции), сохранилось немало одно-двухэтажных зданий второй половины ХIХ – начала ХХ века. Кажется странным, что открывающуюся на Воскресенский собор панораму, по крайней мере вдоль первой линии проспекта, почти не нарушают более высокие постройки советского периода. Впрочем, по мере удаления от собора проспект становится все более «советским» – над историческими зданиями уже нависают возводившиеся почти вплотную к ним типовые пяти- восьмиэтажные дома.

На Воскресенском проспекте и на ближайших к нему улицах выделяются здания из красного кирпича «эпохи Милютина». В «кирпичном стиле», считавшемся визитной карточкой Череповца, усматривали отголоски деловой жизни послереформенной России, победу над старой дворянской архитектурой, приоритет «рациональных», конструктивных решений.

Однако состояние исторической застройки даже в районе Воскресенского проспекта крайне неоднородное. В нескольких десятках метров от центральной «авеню» можно натолкнуться на неприглядные сараи, склады и даже действующие производства. А рядом встречаются симпатичные, с нарядными фасадами, пережившие капитальный ремонт домики и просторные купеческие особняки, где размещаются офисы, респектабельные магазины, рестораны. Некоторые из заведений претендуют на эксклюзивный авторский стиль. Например, можно обнаружить кофейню «Мистер Холмс» с меню, стилизованным под Times, с колоритным дизайном в духе старого Лондона и большой статуей легендарного сыщика. Уцелело одноэтажное здание первого кинотеатра «Рояль-ВИО», открывшегося в 1910 году. Исторический внешний облик здания более или менее сохранился и в нем по-прежнему работает кинотеатр, но часть помещений превращена в клуб с интерьерами а-ля хайтек.

 pic_text1

«В Череповце осталась большая – в масштабах территории города – историческая зона, хотя социокультурные идеи развития города уже не одно десятилетие связаны в основном с промышленной составляющей, – констатирует начальник Управления архитектуры и градостроительства мэрии Александр Авсейков (до назначения в сентябре 2007 года он около десяти лет работал главным архитектором Томска). – Местные власти были на редкость законопослушны, стараясь, в принципе, соблюдать утвержденный еще в 1986 году проект охранных зон».

Что касается застройки последних десятилетий, то, на его взгляд, она велась весьма грамотно с точки зрения градостроительного проектирования, и в этом есть заслуга Петербургского НИПИграда. «Предлагались разнообразные варианты объемно-пространственных и композиционных решений, – поясняет Авсейков. – При проектировании новых кварталов не ставилась задача выжать как можно больше квадратных метров – закладывались широкие магистрали, причем Череповец отличается тем, что здесь много бульваров, парков. Создается впечатление, что город большой, по меньшей мере полумиллионник. Другое дело, конечно, что проблемой является качество застройки – типовые здания, монохромность (не хочу говорить о „серости“), однообразие, недостаток яркости».

Музейное измерение

Череповец, оказывается, еще и музейный город. В составе Череповецкого музейного объединения – девять музеев (художественный, исторический, археологический и др.), выставочный зал, научная библиотека, архив. В собрании первого городского музея, открывшегося в 1896 году, было около 4 тыс. предметов, теперь же в фондах музейного «холдинга» более 412 тыс. единиц хранения.

«В меру сил мы пытаемся корректировать распространенное представление о Череповце как о молодом индустриальном городе, – говорит Светлана Чернова. – Несколько лет назад мы проводили в Третьяковской галерее выставку „Древние лики. Памятники православной культуры из собрания художественного музея Череповца“. Представили нашу гордость – коллекцию древнерусской живописи XIV-XVIII веков, в основном из разрушенных местных церквей. И многие, даже специалисты, были удивлены, что в нашем промышленном городе имеются такие ценные произведения искусства». Фонды музея включают богатейшее собрание рукописных и старопечатных книг, а в составе коллекции живописи – работы Шишкина, Серова, Кандинского, Маковского, Кустодиева, Репина, Боровиковского.

Судя по всему, финансирование музейного объединения и его проектов оставляет желать лучшего. «Не могу сказать, что городские власти выделяют нам мало денег, у нас все-таки на балансе много зданий и невозможно заниматься всем сразу, к тому же огромная часть нашего бюджета уходит на оплату жилищно-коммунальных услуг, вневедомственной охраны, земельного налога, – уточняет Светлана Чернова. – Так, в этом году выделяются деньги (около 2 млн рублей) на проектно-сметную документацию для капитального ремонта Музея природы. А средств на закупку и реставрацию экспонатов на 2008 год не предусмотрено». Однако директор надеется, что еще удастся внести коррективы в бюджет: в декабре откроется после реставрации барский дом в усадьбе Гальских на берегу Шексны – нужно будет формировать его экспозицию. Ждет своего часа и создание полноценной экспозиции Музея Игоря Северянина в селе Владимировка, где в усадьбе своего дяди Михаила Лотарева поэт провел юношеские годы (он три года обучался в реальном училище в Череповце, но так и не закончил его).          

Наибольшей популярностью пользуется Дом-музей Верещагиных. Музей открылся еще в 1984 году в построенном в 30-е годы XIX века деревянном доме, где родился будущий художник, путешественник и литератор Василий Верещагин. Дом был отреставрирован в 2000 году, и в нем теперь располагается экспозиция, рассказывающая о семействе Верещагиных – о матери и отце художника (он был местным предводителем дворянства), его братьях. Одного из братьев – Николая – называли «основоположником молочного дела в России» и «отцом русской кооперации», история его жизни по увлекательности не уступает биографии художника Верещагина. С 1992 года часть экспозиции, посвященной Василию Верещагину, включая его подлинные работы, размещается по соседству, в каменном доме XIX столетия (правда, его состояние производит удручающее впечатление). «В судьбе Василия Васильевича было много драматичных сюжетов и роковой мистики, – с увлечением рассказывает заведующая музеем Любовь Маликова. – Он погиб в 1904 году при взрыве броненосца „Петропавловск“  в Порт-Артуре, делая зарисовки. Тело его так и не было найдено. Но спустя годы под воду Рыбинского водохранилища ушли родовые имения Верещагиных Любец и Пертовка и кладбище, где были могилы всех его предков, брата, дяди…»

Любовь Маликова говорит, что за прошлый год музей посетили около 100 тыс. человек, в основном взрослых. «Для Череповца имя Верещагина – бренд, и можно было бы сделать шикарный туристический маршрут, образовательный цикл о Верещагиных – замечательных людях, настоящих патриотах России. О них можно даже сериалы снимать!» – убеждена заведующая музеем. Рядом – туристический причал, но в последние годы все меньше пассажирских судов заходят в Череповец. Как признает заместитель мэра по экономике Олег Ананенко, примерно из 1 тыс. проходящих в год пароходов город принимает лишь около 50. Виной тому – образовавшийся в акватории порта остров, не позволяющий подходить к причалам даже небольшим судам. За решение проблемы судоходного канала власти пока не брались. Тем более что и развитие культурно-познавательного туризма они не относят к числу приоритетов.

Университетское отличие

Прогуливаясь у Дома-музея Верещагиных, можно наблюдать досадную градостроительную ошибку последних советских лет. Отсюда открывался вид на Воскресенский собор, а сейчас его заслонил один из корпусов Череповецкого государственного университета (ЧГУ), абсолютно не соответствующий по масштабу окружающей исторической застройке и напоминающий скорее больницу.

Между тем наличие в Череповце классического университета – своего рода нонсенс для провинциальных городов, не являющихся столицами субъектов федерации. Университет создан в 1996 году путем объединения Череповецкого педагогического и Индустриального институтов. Порядка 10 тыс. студентов обучаются здесь более чем 40 специальностям, из них 1,5 тыс. учатся в Гуманитарном институте ЧГУ.

«Высшее гуманитарное образование появилось в Череповце в 1954 году, когда в рамках Пединститута открылись первые специальности филологического факультета, – рассказывает директор Гуманитарного института доктор филологических наук Александр Чернов. – За эти годы у нас сложилась сильная филологическая школа, причем большинство специалистов – из Петербурга (мы вообще тесно сотрудничаем с петербургскими вузами и научными институтами). В Череповец попадали многие репрессированные и высланные из Питера представители интеллигенции. Благодаря тому что у нас сформировалась значительная немецкая диаспора, здесь особенно сильно преподавание немецкого языка. А вот преподавание истории на длительное время было изъято из программы: посчитали, что столь идеологически ответственную дисциплину можно доверить только центральному, Вологодскому пединституту. Но сейчас у нас успешно формируется своя историческая школа. Мы активно развиваемся, расширяя перечень специальностей».

Порядка 60% выпускников ЧГУ остаются работать в городе. «Интересно, что в Череповце высока востребованность специалистов гуманитарной сферы, – отмечает Александр Чернов. – В музеях, школах, дошкольных учреждениях у нас рекордно высокий уровень педагогов с высшим образованием – около 89% (в Вологде – около 50%), большой спрос на специалистов-гуманитариев на промышленных предприятиях и в сфере активно развивающегося среднего бизнеса».

Череповец – Санкт-Петербург