Попутчики разбежались

Экономика Латвии, Эстонии и Литвы, капитально перегревшаяся за несколько последних лет, стала остывать. Потребительский бум благодаря ужесточению правил доступа населения к банковским кредитам притормозил, ценовой пузырь на рынке недвижимости лопнул. И это сразу отразилось на темпах экономического роста – в текущем году они окажутся в разы ниже прошлогодних.

Все это происходит на фоне увеличения инфляции. Скажем, в Латвии в годовом исчислении она уже превысила 16% – это очень много даже для привыкшей ко всему России, не говоря уже о странах Евросоюза. В Эстонии и Литве инфляция чуть ниже – около 11%, но это тоже катастрофически много для ЕС. Раньше балтийские политики говорили, что высокая инфляция – попутчик экономического роста, пусть не самый желанный, но неизбежный. И во многом они были правы. Когда вставал выбор между скорейшим переходом на евро, для чего требовалось «зажать» инфляцию, и сохранением темпов роста ВВП, он неизменно делался в пользу экономического роста.

Но за последние полгода-год ситуация кардинально изменилась: к внутренним факторам, разгоняющим индекс потребительских цен, добавились внешние, такие как рост стоимости продовольственного сырья во всем мире и весьма существенное повышение цен на энергоносители. И сейчас, как следствие, инфляция растет пуще прежнего, а темпы увеличения ВВП падают. Эти два процесса перестали быть попутчиками – они теперь движутся разнонаправленно. И оба льют воду на мельницу пессимистов.

Возможно, для стран Балтии такое охлаждение пойдет даже на пользу, несмотря на неблагоприятную текущую макроэкономическую конъюнктуру. В конце концов, никто не застрахован от острой вирусной инфекции и чтобы излечить ОРЗ, требуется не так много времени. Важно, чтобы не наступило осложнение, то есть чтобы этот вирус не скрестился с каким-нибудь другим, например с вирусом банковской ликвидности, который медленно, но верно начинает охватывать не только США, но и Европу.

Ибо если этот вирус докатится до скандинавских банков, контролирующих, по разным оценкам, от 60 до 90% финансового рынка стран Балтии, может начаться коллапс, ну или нечто похожее. Потому что других кредиторов экономики, кроме собственных бюджетов (как правило, дефицитных), в Латвии, Эстонии и Литве просто нет.

В свое время, уверенные в устойчивости банковской системы стран ЕС, власти балтийских государств упростили доступ нерезидентов на свои финансовые рынки. Этим с удовольствием воспользовались их ближайшие соседи – скандинавы. И до поры до времени, пока скандинавские банки вносили свой вклад в рост ВВП благодаря дешевым кредитам населению, это казалось благом. Но друзья познаются в беде. А беда если еще и не наступила, то уже замаячила на горизонте. И как поведут себя эти скандинавы – большой вопрос. Вдруг возьмут и переориентируются на Россию, Казахстан или другие развивающиеся «осколки» СССР, где бизнес-риски сейчас гораздо ниже, чем в Восточной Европе?

Эта история поучительна не только для наших балтийских соседей, но и для нас самих. На 1 апреля прошлого года, по данным ЦБ РФ, в России зарегистрировано 70 банков с более чем 50% иностранного участия из 1318, а спустя год – уже 89 из 1285. Доля нерезидентов в капитале российской банковской системы в этом году впервые превысила 25%, хотя еще пару лет назад речь шла всего о 10-12%. Нет, закрываться в кубышку, конечно, никто не призывает. Да и правила Всемирной торговой организации, куда мы стремились попасть уже больше десяти лет и теперь, казалось бы, вышли на финишную переговорную прямую, того не позволят. Но учитывать уроки соседей следует. Не все то золото, что блестит. Не все тебе рост, если ВВП с легкостью удваивается.