Туман не рассеялся

Русский бизнес
Москва, 16.06.2008
«Эксперт Северо-Запад» №24 (372)
Малый и средний промышленный бизнес в России недооценивает потенциал энергосбережения, так как не видит возможностей для снижения издержек или не может их реализовать

Международная финансовая корпорация (IFC) подвела промежуточные итоги Программы по стимулированию инвестиций в энергосбережение, которая реализуется в России на протяжении двух лет. За это время приблизительно в 40 проектов инвестировано 32 млн долларов, что позволило предприятиям суммарно сэкономить 260 ГВт·ч энергии (7 млн долларов в год). Попутно снизились на 62,5 тыс. тонн ежегодные выбросы в атмосферу углекислого газа (СО2). «Программа ориентирована на работу со средними и малыми промышленными предприятиями, – говорит руководитель Программы IFC по стимулированию инвестиций в энергосбережение по Северо-Западному региону Максим Титов. – Крупный бизнес либо уже озадачен проблемой энергосбережения, либо в состоянии справиться с ней самостоятельно. Напротив, среднему и малому предпринимателю не хватает определенной поддержки. Во-первых, ему негде взять деньги на модернизацию, во-вторых, нужна помощь в проработке технико-экономических аспектов – расчете эффекта от энергосбережения, содействии в выборе оборудования».

Впрочем, перечень трудностей, возникающих при реализации программ энергосбережения, значительно шире. Здесь и отсутствие сильных побудительных мотивов, и зачастую «туманная» инвестиционная привлекательность таких проектов. Последнее объясняется недостаточной квалификацией управленческого персонала и невысокой в ряде случаев проработкой экономических аспектов сберегающих мероприятий. «Низкий уровень энергосберегающих мероприятий связан с высокими бюрократическими барьерами при внедрении таких проектов, а также коррупцией, которая вызвана реорганизацией Госгортехнадзора в Ростехнадзор», – не скрывает член правления АНО «Законность и порядок в сфере бизнеса» Михаил Бондарчук.

Неудивительно, что ощутимых позитивных результатов при построении современных энергоэффективных производств добиваются немногие. И хотя количество последних постепенно растет, в основной своей массе российский реальный сектор продолжает чудовищно неэффективно использовать энергоресурсы. Это в полной мере относится к бизнесу всех уровней – как малому и среднему, так и крупному.

На первый взгляд

Широкоизвестен перечень энергосберегающих мероприятий, которые позволяют предприятиям сократить общие издержки и, следовательно, повысить рентабельность. Это, во-первых, модернизация технологического и энергетического оборудования. В IFC приводят пример модернизации кондитерского производства: при вложениях около 6 млн рублей в новую шоколадную линию экономия только по энергоресурсам составила 41%, при этом объемы производства возросли в 12,5 раза.

Во-вторых, модернизация инженерных систем (освещения и отопления, подачи воды и сжатого воздуха). Так, одно из предприятий Северо-Запада переделало цеховую систему освещения с установкой нового оборудования и блоков управления. В результате на 60% снизилось потребление электроэнергии. При затратах 4,2 млн рублей эффект от нововведения составил 5,4 млн рублей. Инвестиции окупились менее чем за год, что является очень хорошим показателем. Обычно возвратить вложения в энергосберегающие проекты в промышленности удается в срок от трех до семи лет (для сравнения: в ЖКХ на это требуется более десяти лет).

В-третьих, введение «культурного потребления»: внедрение систем учета, контроля и анализа энергопотребления (АСКУЭ), утилизация вторичных энергоресурсов, использование возобновляемых источников энергии, установка автономных источников питания. Очевидно, что последние четыре способа повышения энергоэффективности в силу высокой капиталоемкости более применимы к крупным предприятиям, хотя есть примеры их использования и в рядах среднего бизнеса.

Кроме самих промышленников в энергосбережении заинтересованы региональные власти. Для них это возможность снизить нагрузку на изношенные сети, защититься от блэкаутов в крупных городах. Ведь не секрет, что вместо бесконечного наращивания энергомощностей можно снижать потребление за счет внедрения энергоэффективных технологий и модернизации производств, говорят эксперты. В свою очередь, для поставщиков оборудования и банков новые энергосберегающие проекты – это новые рынки и клиенты. По словам заместителя начальника управления кредитования малого и среднего бизнеса МДМ-Банка Кирилла Колганова, банк только в конце 2007 года начал финансировать внедрение энергоэффективных технологий. «С начала действия программы „МДМ-энергия“ число финансируемых проектов увеличивается ежемесячно. Объем привлекаемых инвестиций в модернизацию варьируется от 0,9 до 60 млн рублей. Поскольку эти проекты окупаются долго, то срок финансирования составляет пять-семь лет», – говорит Колганов.

Интересно, что в последнее время даже сами энергомонополисты по примеру иностранных коллег начинают подталкивать своих потребителей к экономии ресурсов. Так, по данным «Эксперта С-З», «Газпром» пытается оказывать содействие производственникам в привлечении кредитов и закупке нового оборудования. Таким образом, газовики получают возможность «привязать» к себе покупателей на фоне постоянного роста тарифов.

Плохая видимость

Тем не менее основная масса компаний по-прежнему не использует резервы энергосбережения. Многие просто недооценивают потенциал снижения энергозатрат. «Так, большая часть из 600 промышленных компаний, опрошенных нами в ходе исследования, полагают, что могут уменьшить издержки на энергоресурсы лишь на 8-10%. Такая экономия, по-видимому, не кажется менеджерам значительной, поэтому они не предпринимают никаких мер по снижению, – сокрушается Максим Титов. – Вместе с тем наш опыт работы в Восточной Европе, а также два с половиной года работы в России показали, что реальное сокращение энергозатрат в среднем на любом промышленном предприятии может составить 30-40%». Отчасти неадекватная оценка экономического эффекта вызвана слабым учетом затрат на производствах – они просто прикидываются на глаз.

В других компаниях считают, что более существенные резервы для экономии пока можно изыскать и так. По мнению генерального директора инженерно-электротехнического центра «Контакт» Наума Дзекцера, бессмысленно заниматься энергосбережением, когда можно добиться серьезного сокращения издержек за счет очевидных организационных решений, к примеру перейти на двухставочные тарифы или сменить энергосбытовую компанию. Этот подход один в один повторяет выбор предприятиями стратегий в отношении инноваций: до тех пор пока в России вложения в маркетинг намного рентабельнее, чем в инновации, последними будут заниматься неохотно.

А некоторые просто ждут упрощения процедур внедрения сберегающих проектов. «Предприятия прекрасно разбираются в современном энергосберегающем оборудовании, но внедрить его минуя административные барьеры невозможно. С 2003 года в стране идет реформа в области технического регулирования, но до сих пор не принят ни один федеральный закон, который бы упростил и сделал прозрачными энергосберегающие проекты, – сетует Бондарчук. – Поэтому их не внедряют и работают на старом оборудовании».

Кто бы сомневался

Компании, которые не только готовы вкладываться в энергосберегающие технологии, но и рассчитывают получить ощутимый долгосрочный эффект, должны быть готовы к кропотливой работе. По мнению экспертов, основная ошибка, которую допускают промышленники, – отсутствие системного подхода к энергосбережению. По данным IFC, только треть фирм комплексно подходит к этому вопросу. Конечно, можно обойтись единичными мероприятиями (сменить окна в помещениях, установить светодиодные лампы вместо обычных). Это даст определенный эффект, но долгосрочным он не станет.

Настоящая экономия возникает тогда, когда энергосберегающие программы действуют непрерывно – становятся частью технологической цепочки. Сбор и анализ информации, разработка энергосберегающих мероприятий, их внедрение и мониторинг результатов должны быть постоянно действующим процессом. Опыт проектного подхода легок для понимания, но труден при выполнении. В первую очередь идеей энергосбережения должны проникнуться собственники и топ-менеджеры компаний. Как показывает опыт, без поддержки руководства такие программы не могут быть успешными, а то и вовсе обречены на провал.

Неплохой дополнительный эффект дает вовлечение всего персонала предприятий в экономию ресурсов, обучение, повышение осведомленности и убежденности рядовых работников предприятия. В таких условиях растет их заинтересованность и нарабатываются навыки рационального использования энергоресурсов. Цели программы и средства их достижения должны быть четко и ясно сформулированы и доведены до каждого ее участника.

Современный энергоменеджмент (управление энергозатратами и оптимизация энергопотребления) невозможен без проведения энергоаудита. Только так можно доподлинно выявить все проблемные участки. Однако сами энергоаудиторы сетуют на то, что результаты аудита часто так и остаются на бумаге: мол, у заказчиков не хватает ни желания, ни возможностей довести дело до логического конца.

Внедрение энергосберегающих технологий может поставить предприятия перед необходимостью сокращать численность персонала, говорит генеральный директор Регионального энергетического партнерства Игорь Рохликов. Конечно, сокращение – это болезненный социальный вопрос, но если не повышать эффективность, предприятие рано или поздно придется закрывать из-за низкой конкурентоспособности. А тогда увольнять придется уже всех.

Впрочем, есть обстоятельства, которые не зависят от бизнеса, но они негативно влияют на проведение энергосберегающих проектов, а то и вовсе ставят на них крест. «Имея свой источник энергии, предприятие значительно снижает себестоимость продукции, но это по плечу только крупному и среднему бизнесу. Малый бизнес не может подключиться к сетям газораспределения и заключить договор поставки газа. Основные причины – высокая плата за подключение, а также огромные административные барьеры при подключении к сетям и получении лимита газа», – говорит Михаил Бондарчук.

Сдержанный оптимизм

Энергоемкость ВВП России в два-три раза выше, чем в США, и в три с половиной раза – по сравнению с Западной Европой. Электрическую энергию Япония использует в шесть раз эффективнее, чем Россия. Сказывается советская государственная политика заниженных цен на энергоресурсы, которые в себестоимости промышленной продукции составляли от долей до нескольких процентов. Такая политика обусловила низкую эффективность использования энергии.

Сегодня ситуация кардинально поменялась. Низкие цены на энергоносители уже не являются нашим конкурентным преимуществом. Ресурсы стремительно дорожают и рано или поздно выйдут на уровень мировых цен, вступление в ВТО только ускорит этот процесс. Внедрение энергосберегающих технологий позволит хотя бы отчасти снизить себестоимость промышленных товаров (параллельно будет повышаться их качество за счет установки современного оборудования) и поддержать конкурентоспособность производства.

Постепенно предприниматели осознают, что энергосбережение из популярного лозунга превращается в насущную необходимость. «Когда начиналась наша программа, мы видели, что снижение энергетических затрат – не приоритет для средних и малых предприятий. Они скорее были озабочены наращиванием производства и сбыта, улучшением качества. Сейчас конкуренция на рынке усиливается. Когда вы не можете продать больше товара по высокой цене, а инфляция съедает прибыль, вы просто не сможете обойти стороной вопрос о снижении энергозатрат, – рассуждает Титов. – Мы позитивно смотрим на внедрение энергоэффективных технологий на российских предприятиях. Даже если это не происходит очень быстро, все равно динамика внушает сдержанный оптимизм. Например, предприятия, участвовавшие в нашем исследовании, тратят на энергосбережение 3,5-4 млрд рублей ежегодно и в ближайшие два-три года планируют увеличить эти затраты еще на 15-20%».

Впрочем, потенциал энергосбережения имеет предел. Реально противостоять всепроникающему импорту возможно только тогда, когда современное энергоэффективное производство работает вкупе с агрессивным маркетингом и грамотным сервисом (там, где это нужно). Но такое эффективное предприятие не создать без современных управленческих технологий. Все в конечном итоге упирается в квалифицированный и эффективный менеджмент, который у нас пока в большом дефиците.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №24 (372) 16 июня 2008
    Реформа ЖКХ
    Содержание:
    Битва за дома

    Конкурсы на управление жилыми домами в Петербурге сохранили статус-кво на рынке – победителями в абсолютном большинстве случаев стали бывшие государственные ЖЭКи, переименованные в жилкомсервисы

    Реклама