От символического – к знаковому

21 июля 2008, 00:00
  Северо-Запад

Ставшая модной у руководителей Смольного риторика на тему сохранения исторического облика Петербурга не должна подменять создание эффективных и прозрачных механизмов, регулирующих деятельность девелоперов

Общественность, внимание которой не поглощено всецело летним отдыхом или проблемой трудоустройства спортсмена Аршавина, настороженно наблюдает за петербургской градостроительной интригой. Скандал со строительством на Васильевском острове двух высотных комплексов, изуродовавших панораму стрелки и исторического здания Биржи, вызвал бурную реакцию Валентины Матвиенко (стимулированную, как говорят, недовольством Кремля). Общий стиль ее выступлений, касающихся защиты исторического ландшафта (особенно на экстренно созванном Совете по сохранению культурного наследия), может вызывать только сочувствие. Тезисы губернатора во многом созвучны с теми, что не раз приводились на страницах нашего журнала (в том числе см. «В мутных высотах», «Эксперт С-З» №24 от 16 июня 2008 года).

Вопрос теперь в том, ограничится ли все пиаровской активностью и символическим штрафом в 100 тыс. рублей для застройщика «Биржевого комплекса», на 3,6 м превысившего согласованную высотность, или последуют системные меры по регулированию застройки – и управленческие, и законодательные. Наиболее важным шагом должно стать наконец принятие Правил землепользования и застройки (ПЗиЗ), включающих качественно разработанные режимы зон охраны и Высотный регламент, что сделает невозможным строительство диссонирующих зданий, вторгающихся в исторические виды Петербурга. По некоторым признакам, первый вариант выглядит пока, к сожалению, не лишенным перспектив.

Казалось бы, взявшись за комплексное «лечение» дающей сбои системы согласования и утверждения проектов строительства и реконструкции, следует демонстрировать хотя бы более или менее адекватное представление о том, как она функционирует. Сначала меня очень удивило, когда я услышал в программном выступлении Валентины Матвиенко на заседании Совета, а затем и в ее интервью на «Эхо Москвы», что, оказывается, проекты застройки утверждает не губернатор и правительство города, а Градостроительный совет. Между тем трудно представить, что глава города не знает, что по действующему положению о Градсовете она имеет исключительно консультативные функции, а все решения по согласованию проектов принимают Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА) и главный архитектор.

Попытка переложить ответственность за конечные решения на архитектурное сообщество выглядит странно, изначально порождая сомнения в том, что последуют действительно серьезные изменения в питерской системе градостроительного регулирования. Тем более что сложно забыть, как чиновниками была проигнорирована негативная позиция большинства членов Градсовета в отношении 396-метровой высотности доминанты «Охта-Центра» как самого реального кандидата на совершение беспрецедентной градостроительной ошибки.

Недееспособность нынешнего механизма согласования градостроительных решений наглядно проиллюстрировал конфуз Смольного с проверкой разрешительной документации по проектам, ставшим явными градостроительными ошибками. Валентина Матвиенко справедливо признала таковыми и «Биржевой комплекс» с «Финансистом», и печально известные «Монблан», «Серебряные зеркала», и высотки у метро «Старая Деревня». Но проведенная по ее указанию Службой государственного строительного надзора и экспертизы проверка выявила, что только при строительстве биржевого здания застройщик «перебрал», да и то лишь 3,6 м. В остальных случаях, даже если Высотный регламент устанавливал 48-метровое ограничение, главные архитекторы (и предыдущий, и нынешний) согласовывали гораздо большую высотность, несмотря на губительные последствия для петербургских панорам.

Губернатор заверяет, что намерена добиться понижения биржевого строения на два этажа. Но ведь это не спасет ни панораму стрелки, ни вид с Английской набережной на храм Косякова (подворье Оптиной пустыни). Очевидно, что здание должно быть понижено по крайней мере на 20 м. То же относится к «Финансисту», проект которого утверждался уже нынешней администрацией после принятия в апреле 2004 года Временного высотного регламента (ВВР) – последнее согласование главного архитектора Александра Викторова датируется 7 февраля 2007 года. Реальный знаковый смысл будет иметь прецедент кардинального демонтажа зданий: может быть, тогда застройщики станут думать не только о торговле видами из своих сооружений. Важно само по себе принятие принципиального решения, а вопрос, кто и как будет расплачиваться за допущенную ошибку, вполне решаем при наличии политической воли губернатора (понятно, что финансовую ответственность за действия чиновников должен нести Смольный).

Во всех случаях лазейкой для застройщиков оказывалось согласование в КГА историко-культурных экспертиз, которые ими же заказывались. Поэтому, как полагают члены обоих советов, без запрета подобной практики любой высотный регламент и в дальнейшем будет фикцией.

Вряд ли стоит ждать практических последствий от угрозы губернатора через суд добиться от застройщиков исправления ошибок (тем более если проекты согласованы КГА). Но если Смольный все-таки станет обращаться в суд, это не должно быть игрой в поддавки, как в случае с разрекламированным процессом по «Монблану». Тогда чиновники апеллировали к нормам ВВР, который на момент согласования проекта не был принят, но при этом игнорировали ключевое обстоятельство – территория входит в объединенную охранную зону, где вообще недопустимо новое строительство.

И еще о главном, то есть о будущем. Валентина Ивановна, потребовав от главного архитектора ввести «многоуровневую цензуру архитектурных решений», распорядилась учинить ревизию всех строящихся и проектируемых зданий. Александр Викторов поспешил заверить: мол, КГА уже трудится, более того – с помощью умной компьютерной программы проверяется сохранность визуальных перспектив. Отведенный на инвентаризацию месячный срок истек на прошлой неделе. В этой связи любопытно, выступит ли главный архитектор с публичным отчетом о проверке и корректировках проектов либо все сведется к подковерному торгу с застройщиками. Но в любом случае это будет важный знак (еще до того, как специалисты оценят итоговый вариант ПЗиЗ), можно ли доверять обещаниям чиновников привести в более пристойный вид систему, регулирующую застройку в Петербурге.