Битва на Немане

Северо-Западная лесопромышленная компания обвиняет Северо-Западный банк Сбербанка России в намерении обанкротить предприятия группы. Но при ближайшем рассмотрении активы СЗЛК выглядят не настолько привлекательно, чтобы начинать «лесную войну»

Очередной скандал, разразившийся в отечественном лесопромышленном комплексе, близок к логическому завершению. В середине сентября Арбитражный суд Калининградской области примет решение о судьбе Неманского целлюлозно-бумажного комбината, входящего в группу предприятий Северо-Западной лесопромышленной компании (СЗЛК). Как говорят в самой СЗЛК, можно прогнозировать, что решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области в отношении самой управляющей компании холдинга и ее второго актива, Каменногорской фабрики офсетных бумаг, расположенной в Ленобласти, будут аналогичны калининградскому прецеденту.

Владельцы всех трех компаний Игорь и Ирина Битковы трактуют действия инициатора судебных разбирательств – Северо-Западного банка Сбербанка России – как заранее спланированную акцию по банкротству СЗЛК. Упорное молчание банка способствует распространению в СМИ версии об очередной «лесной войне», правда без уточнения, в чьих интересах ведутся наступательные действия. Однако при ближайшем рассмотрении ситуация выглядит по крайней мере неоднозначно.

Версия от СЗЛК

Трактовка события с точки зрения СЗЛК широко представлена в СМИ и активно доносится до общественности, но все же повторим основные вехи.

Северо-Западная лесопромышленная компания, созданная предпринимателями Битковыми в конце 1990-х годов и зарегистрированная в Петербурге, кредитовалась в Северо-Западном банке Сбербанка России с 2000 года. В 2004-м СЗЛК решила провести серьезную модернизацию и реконструкцию двух своих производств, для чего подписала с банком-партнером генеральное соглашение о поэтапном выделении долгосрочных кредитов на сумму 450 млн долларов. Но реально было выделено лишь три пятилетних кредита на общую сумму около 3,5 млрд рублей, после чего Северо-Западный банк Сбербанка РФ, ссылаясь на внутренние причины, предложил лесопромышленникам впредь пользоваться краткосрочной кредитной линией. СЗЛК была вынуждена пойти на реализацию инвестиционных проектов со сроком окупаемости свыше десяти лет и на обслуживание длинных долгов, ежегодно перезанимать средства у Сбербанка, а также завязать отношения с иными финансовыми организациями – ВТБ, Газпромбанком, Связь-банком. Те тоже не отказали в займах. На протяжении семи лет компания привлекла кредитов почти на 13 млрд рублей, свыше 9 млрд из них погашено в срок. На конец апреля текущего года – в начале драматичных для СЗЛК событий – общая сумма непогашенных банковских кредитов составляла 3,6 млрд рублей, около 1 млрд из которых компания задолжала петербургскому Сбербанку.

По словам заместителя генерального директора СЗЛК по связям с общественностью Юрия Мурашко, заемные средства пошли на намеченные цели: на Каменногорской ФОБ построен цех по переработке макулатуры в бумагу, на Неманском ЦБК ввели бесхлорную отбелку целлюлозы, а также запустили новую бумагоделательную машину, создали современное производство тетрадей и офисной бумаги. СЗЛК, вошедшая после реконструкции в двадцатку крупнейших целлюлозно-бумажных предприятий страны, заявила о намерении реализовать еще один капиталоемкий проект – построить рядом с Неманским комбинатом новую бумажную фабрику.

«В тот момент, когда мы были на подъеме и стали видны результаты реализованных проектов, Северо-Западный банк Сбербанка России неожиданно потребовал от нас возврата всех кредитов, срок по последнему из которых истекал в 2010 году. 24 апреля были разосланы письма всем трем заемщикам – Каменногорской фабрике, Неманскому комбинату и управляющей компании. Официальной причиной требований стала техническая просрочка уплаты процентов на 24 часа. С юридической точки зрения они, по всей видимости, правы», – рассказывает Юрий Мурашко.

Так как в предоставлении очередного краткосрочного займа, позволявшего справиться с обслуживанием долгов, было отказано, СЗЛК не смогла найти средства для уплаты очередного взноса за неделю – такой срок установил банк.

Чтобы избежать банкротства и выиграть время, СЗЛК инициировала в отношении себя процедуру наблюдения. Во всех трех компаниях, являющихся самостоятельными юридическими лицами, были назначены временные управляющие. По словам Мурашко, остальные кредиторы отнеслись к возникшим в компании трудностям с пониманием и заняли взвешенную позицию, только петербургский Сбербанк продолжил «военные действия».

«Несмотря на то что на период временного наблюдения замораживаются выплаты по всем долгам предприятия, Северо-Западный банк Сбербанка России списал 1,5 млн рублей с нашего зарплатного счета. В июле аффилированная с ним лизинговая компания „Альянс-лизинг“, аргументируя тем, что перестали поступать платежи в соответствии с договором, потребовала демонтировать новую линию на Каменногорской фабрике», – поясняет Мурашко.

Усилиями юристов СЗЛК линию удалось отстоять, но, как рассказывает Мурашко, «Альянс-лизинг» выставил охрану возле своей собственности и фактически парализовал деятельность фабрики. Неманский ЦБК также работает вполсилы – из-за образовавшегося кассового разрыва предприятие не смогло приобрести необходимое количество сырья, остановило шесть бумагоделательных машин и начало сокращать кадры.

«Действия Северо-Западного банка Сбербанка России заставляют предположить, что он заинтересован не в возврате кредитов, а в банкротстве предприятия», – утверждает Мурашко.

Молчание сфинкса

Руководство Северо-Западного банка Сбербанка России заняло странную позицию. Упорно отказываясь комментировать свои действия, оно тем самым косвенно подтверждает правоту представителей СЗЛК. Однако эксперты отрасли не спешат поддержать версию преднамеренного банкротства. «Вряд ли найдется покупатель на группу компаний, бизнес которой осложнен многими условиями, а долги по кредитам практически равны совокупному годовому обороту всех предприятий», – рассуждает исполнительный директор Конфедерации лесопромышленников Северо-Запада РФ Денис Соколов.

По здравому размышлению, СЗЛК – действительно не слишком лакомый кусок. Сама управляющая компания с уставным капиталом 10 тыс. рублей занимается трейдерской деятельностью и особым имуществом не располагает (выданные ей кредиты частично были обеспечены имуществом семьи Битковых, ныне арестованным). Компания, торгующая продукцией Неманского ЦБК и Каменногорской ФОБ и поставляющая им сырье, сама по себе ценности не представляет.

Каменногорская фабрика, величина активов, а также оборот которой составляют, по отчету 2007 года, менее 1 млрд рублей, достигла предела своего технического и технологического развития. Это очень скромное предприятие, война за которое представляется маловероятной.

Теоретически некоторый интерес может представлять Неманский ЦБК, частично переоборудованный в соответствии с современными стандартами. Но, во-первых, именно на нем лежит львиная доля долгов. Кроме того, его бизнес сопряжен с достаточно высокими рисками. Комбинат расположен в Калининградской области и пользуется соответствующими налоговыми льготами – это безусловный плюс. Но эти преимущества съедаются таким недостатком, как отсутствие леса в регионе. ЦБК полностью зависит от ввозимого сырья, и если Белоруссия ужесточит свое таможенное законодательство, он окажется на пороге катастрофы. Удаленность рынков сбыта (92% продукции отправляется в СЗФО и 8% – в страны СНГ) и, соответственно, высокие логистические затраты также не лучшим образом влияют на рентабельность бизнеса.

Жизнь Неманского ЦБК осложняют к тому же экологические проблемы. «Комбинату предъявлены претензии со стороны российских природоохранных органов и стран ЕЭС. Справедливости ради стоит отметить, что акционеры комбината многое сделали для улучшения экологических показателей предприятия – перешли на бесхлорную отбелку целлюлозы, ввели замкнутый цикл потребления воды. Но вот обязательства по строительству очистных сооружений выполнили процентов на двенадцать», – комментирует заместитель министра экономики Калининградской области Владимир Ашихин.

Таким образом, продажа бизнеса целиком представляется маловероятной, а недвижимости и оборудования по отдельности – нецелесообразной, так как выручить удастся не слишком много. В условиях молчания сбербанковского сфинкса рискнем предположить, что причина резких действий кредитора может крыться отнюдь не в желании обанкротить СЗЛК. Возможно, сменившийся около года назад топ-менеджмент Северо-Западного банка Сбербанка России провел инвентаризацию своих пассивов и решил избавиться от «нехороших» долгов. Долг СЗЛК вполне можно отнести к этой категории. Во-первых, совокупные заимствования сопоставимы с оборотами входящих в группу компаний. Во-вторых, их финансовые показатели отнюдь не блестящи. Так, в последние три года издержки Каменногорской фабрики растут, чистая прибыль не превышает 2 млн рублей в год. Наконец, не все понятно с судьбой кредитных денег. «Мы просили СЗЛК показать, куда пошли привлеченные Неманским ЦБК заемные ресурсы. Представленные отчеты нас не убедили: цифры на приобретение оборудования и сырья не расшифровываются, баланс не раскрывается полностью. Напротив, представители Сбербанка свою позицию обосновали и аргументировали», – говорит Владимир Ашихин.

Почему представители Сбербанка не хотят аргументировать свою позицию более широко, явно проигрывая информационную войну СЗЛК, остается загадкой. Возможно, чтобы не слышать неприятных вопросов о механизме выдачи кредитов, которые потом оказываются «плохими».

Возможны варианты

События с юридической точки зрения могут развиваться по трем направлениям – мировое соглашение, введение внешнего управления или конкурсное управление.

«Первый вариант нам представляется нереалистичным: где вы видели, чтобы полдесятка кредиторов и заемщик договорились между собой? Второй был бы оптимальным для СЗЛК. Внешнее управление вводится на 18 месяцев, а затем продлевается еще на шесть. Этого срока нам бы хватило, чтобы расплатиться с долгами, если производство будет работать в полном объеме. Однако действия Северо-Западного банка Сбербанка России заставляют предполагать, что они настроены на конкурсное управление, за чем последует продажа имущества», – комментирует Юрий Мурашко.

Иную позицию занимает Владимир Ашихин. «Передо мной на столе лежит письмо Северо-Западного банка Сбербанка России от 7 августа, в котором говорится о готовности банка идти на соглашение с СЗЛК. При одном условии – если переговоры будут вестись непосредственно с собственниками, которые внятно объяснят свои предложения по реструктуризации долгов. Но Битковы, как известно, уже несколько месяцев скрываются за границей, не вступая в переговоры ни с кредитором, ни с работниками предприятия, ни с властями», – говорит он.

Со своей стороны, калининградские власти будут бороться за сохранение предприятия, которое является градообразующим для Немана. На ЦБК до начала сокращений трудились 1,4 тыс. из 17 тыс. жителей города, он обеспечивал 23% поступлений в местный бюджет и снабжал город теплом и горячей водой. Кроме того, Неманский ЦБК – последнее предприятие калининградской целлюлозно-бумажной отрасли, некогда насчитывавшей полдесятка игроков. Предпоследний представитель отрасли, Советский ЦБК, прекратил производственную деятельность после пожара, случившегося в начале лета.

Санкт-Петербург