Бесправное право

Пятый угол
Москва, 01.09.2008
«Эксперт Северо-Запад» №34 (382)
Единственный в Ленинградской области случай частичной победы над водозахватчиками воодушевляет мало, так как игнорирование природоохранного законодательства стало фактически нормой жизни

На прошлой неделе на сайте общественного движения «Против захвата озер» появилось сообщение о первом в Ленинградской области прецеденте – сносе незаконного ограждения берега. СМИ разделили радость экологов и назвали демонтаж части забора, перекрывавшего доступ населения к реке Рощинке (поселок Рощино, Выборгский район) важным шагом в борьбе против водозахватов.

Повод для радости сомнительный. Рощинский случай, как вспыхнувшая в темноте спичка, лишь ярче высветил атмосферу правового нигилизма, в котором живет страна. Начать с того, что законность в Выборгском районе восстановлена только отчасти, как-то даже стыдливо.

Водный кодекс РФ, не допуская двусмысленных толкований, определяет, что естественные водные объекты не могут являться частной собственностью. И даже если приватизированный участок находится на самом берегу водоема, владелец обязан обеспечить свободный доступ сограждан к реке или озеру, оставив неогороженным так называемый бечевник – прибрежную полосу шириной 20 м. В Рощино к исполнению буквы закона отнеслись весьма формально – слегка подвинули сползавший в воду забор, высвободив для общественного пользования проход шириной метра полтора. Позагорать с комфортом не получится, разве что ноги помочить.

Кроме того, единственный прецедент погоды не делает – сплошь и рядом экологи и общественность в сходных ситуациях бессильно опускают руки. В том же Рощино, где проживает около 20 тыс. человек, на протяжении многих километров берега реки застроены частными владениями, так что осталось всего три свободных выхода к воде. У Зеленогорска в поселке Ильичево огорожены берега озер Длинное и Большое Симагинское. На Медном озере близ Сертолова воздвигнут коттеджный поселок, превративший побережье в «частную собственность». Не везде можно подойти к Ладожскому озеру, Финскому заливу – названия населенных пунктов и водоемов можно перечислять и перечислять. В Подмосковье ситуация, к слову, еще хуже: по данным Росприроднадзора, за последние 20 лет знаменитая сеть подмосковных водохранилищ – Клязьминское, Пестовское, Истринское, Пироговское – оказалась перекрыта частной застройкой на 20-70%. Непосредственно в водоохранных зонах, где строительство и вовсе запрещено, выросли как грибы частные особняки. Но никто не торопится восстанавливать порядок, следуя необычайно внятному для современного российского законодательства Водному кодексу.

Главным защитником интересов обиженного населения должна становиться муниципальная власть. Обнаружив факт водозахвата, чиновник обязан подготовить предписание по сносу незаконной постройки или ограждения, а в случае невыполнения – обращаться в суд. Но, как выясняется, у муниципалитетов и волостных администраций на судебные тяжбы нет средств. Блюстители законности и порядка, Росприроднадзор и природоохранная прокуратура, в «поле» с проверками выезжают нечасто, оправдывая свою низкую активность тем, что численность их штатов смехотворно мала по сравнению с объемом поставленных задач. Впрочем, иногда все же рейды проводятся, нарушители обнаруживаются и наказываются штрафом в 1,5 тыс. рублей. Заборы же остаются стоять где стояли.

Последовательное и повсеместное игнорирование закона можно объяснить, впрочем, и другими причинами – слишком многим интересантам выгодно сохранение status quo. Помимо домовладельцев, захвативших в личное пользование миниатюрные пляжи, существующий порядок вещей может быть на руку обличенным властью лицам, от которых зависит, заметить творящееся под носом безобразие или прикрыть глаза. Еще одна группа заинтересованных лиц – девелоперы, занимающиеся коттеджным строительством. По оценке риэлторов, цена на участки у воды и аналогичные владения на второй-третьей линии поселка может различаться в два-три раза. Строгое выполнение закона о бечевнике резко снизит прибыли бизнеса.

Кажется, во всей стране остался единственный человек – гроза водозахватчиков – заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь, с бульдозерами кидающийся то на особняк нувориша, то на загрязняющий реку ресторан, то на поселок самовольных застройщиков. Но деятельность этого Робин Гуда от Водного кодекса у понимающих людей вызывает ироничное недоумение. «В прошлое воскресенье я каталась с друзьями по Истринскому водохранилищу. По воде носились скутеры, тихо тарахтел мотор, а вдалеке выросла огромная новорусская дача, сползавшая флигельками и баньками к самой воде. „Дача генерала ФСБ“, – прокомментировал хозяин лодки. Немного погодя встретились еще две дачи, тоже у самой воды и тоже, по словам местных, генералов ФСБ: „Никто не знает, как они это место получили, но никто с них и не спрашивал“. Чуть подальше была дача Аллы Пугачевой: у самого дома с водоохранной зоной было все нормально, но, помнится, известный наш защитник экологии Олег Митволь что-то приставал к ней насчет баньки. Почему же не пристать: Алла Пугачева – все-таки пиар», – пишет в своем расследовании писательница и публицистка Юлия Латынина.

Но если абстрагироваться от конкретной личности – то ли донкихота, то ли славолюбца Митволя, можно еще раз поразиться абсурдности ситуации. Представьте себе, что заместитель главного природоохранного чиновника, положим, Канады борется с явными нарушителями законов об охране природы, а его раз за разом и весьма изобретательно посылают подальше. Звучит абсурдно, не правда ли? А в контексте российской действительности, увы, обыденно. 

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №34 (382) 1 сентября 2008
    Земельный вопрос
    Содержание:
    Реклама