Без дешевых рук

Международный бизнес
Москва, 29.09.2008
«Эксперт Северо-Запад» №38 (386)
Эстонская компания ESTEL сделала ставку на собственные интеллектуальные разработки и не проиграла

Когда проходишь по цехам и офисным помещениям предприятия ESTEL, необычное впечатление производят два сохранившихся кульмана, возвышающиеся в конструкторском бюро, словно динозавры в космическом центре. Как здесь, в среде hi-tech, оказались эти раритеты? Председатель правления предприятия Сергей Фролов поясняет, что это вовсе не музейные экспонаты: «Среди наших конструкторов немало людей, скажем деликатно, зрелого возраста. Для многих из них пересаживаться из-за кульмана за компьютер довольно проблематично, а терять таких классных специалистов нам не хотелось. Вот и решили: пусть работают так, как им удобнее». Казалось бы, эта деталь не является сколько-нибудь значимой, но в ней проглядывает тот принцип, который позволил предприятию выжить и войти в число наиболее «продвинутых» по части инноваций.

Здесь бережно хранят и развивают наработанный опыт, доказательство тому – огромное по меркам современного предприятия помещение, в котором на множестве стеллажей хранятся папки с чертежами и проектами прежних лет. Сейчас содержимое этих папок постепенно оцифровывается, хотя это весьма кропотливый труд. Ведь большинство работ раньше выполнялось на «синьке», которая с большим трудом поддается сканированию и другим методам компьютерной обработки, но что поделаешь, этими материалами здесь очень дорожат, поскольку это бесценный опыт, который позволяет избежать изобретения велосипеда.

От паровоза до лунохода

Формально холдинг, именуемый ныне ESTEL Elektro AS, ведет свою историю с 1870 года, от Главных железнодорожных мастерских, основанных в тогдашнем Ревеле. Однако поры расцвета производство достигло в послевоенный период – сначала как Таллинский завод ртутных выпрямителей им. М.И. Калинина, затем – как Таллинский электротехнический завод (ТЭЗ) того же имени, и наконец – как научно-производственное объединение «Электротехника». Свое нынешнее назва ние компания получила после восстановления независимости Эстонии. Основная сфера деятельности предприятия осталась прежней – это разработка, производство, пуско-наладка и сервисное обслуживание силовой преобразовательной техники. Приоритетные позиции занимает выпуск электротехнического оборудования – преобразователей, генераторов, трансформаторов, полупроводниковых приборов.

Продукция ESTEL успешно функционирует в энергетике и на транспорте, а также в энергоемких отраслях промышленности – на металлургических комбинатах и на крупных металлообрабатывающих производствах. Достаточно сказать, что практически на всех АЭС, построенных на территории бывшего СССР и стран социалистического лагеря, до сих пор безотказно служат изготовленные на ТЭЗ агрегаты бесперебойного электропитания – что-то вроде нынешних UPS для компьютеров. Специалисты завода участ вовали в создании «Лунохода» и «Токамака», сотрудничали с ядерными научно-исследовательскими центрами по всему миру, и в первую очередь – со знаменитым Курчатовским центром.

Уже в наши дни конструкторы и испытатели ESTEL помогли наладить серийное производство преобразователей в Красноярске. Сейчас специалисты из Таллина осуществляют совместный проект со своими московскими коллегами из научно-технической фирмы «Экта» и поставляют универсальные дуговые печи постоянного тока нового поколения. На предприятии отсутствует склад готовой продукции: все изделия делаются под конкретный заказ. Принципиальная позиция руководства фирмы – отказ от закупок иностранных лицензий – никаких отверточных технологий. Как говорит Фролов, «наше главное достояние – не дешевые рабочие руки для сборки чужой продукции, а собственные мозги». Поэтому работники ESTEL не опасаются, что хозяева в один прекрасный момент вдруг решат, что собирать блоки или платы выгоднее не в Эстонии, а в Сингапуре, и здешние рабочие места будут ликвидированы. Правда, путь к сегодняшнему благосостоянию не был усыпан розами.

Обратный отсчет

В 1992 году, когда Эстония ввела собственную валюту – крону, объединение «Электротехника», как обычно, отправило своим потребителям готовые изделия. Подразумевалось, что и оплата произойдет обычным порядком, только конвертированная в кроны. Но товар ушел, а деньги из-за границы уже не пришли. То есть буквально ни копейки. А налоговое ведомство привычно насчитывало налоги на так и не полученную прибыль. Плюс пени за просроченный период, плюс долги по зарплате. В итоге за короткий период сумма долгов достигла астрономической цифры в 2,6 млн евро по сегодняшнему курсу. Никакой «подушки безопасности» у завода не было. Тогда многие предприятия реального сектора экономики Эстонии постигла печальная участь – банкротство.

Спасением для «Электротехники» стал уже сложившийся к тому моменту триумвират менеджеров высшего звена: Сергей Фролов (назначенный в 1993 году директором головного предприятия), директор завода полупроводниковых приборов Александр Сафонов и директор завода преобразовательных устройств Николай Самсонов. Для них ТЭЗ был родным домом: Сафонов работал здесь с 1974 года, двое других начали свою карьеру в 1983-м. Молодых и амбициозных лидеров вариант банкротства не устраивал, вместо этого был разработан план жесткой экономии. Предприятие отказалось от территории площадью 7,5 га в районе железнодорожного вокзала, поскольку нужно было сокращать производство. Как балласт были «сброшены за борт» еще три площадки в Таллине и других городах Эстонии.

Продажа земли позволила уменьшить накопившийся долг. Но пришлось пойти и на значительные сокращения персонала. «А что было делать? В тех условиях мы просто не вправе были обманывать людей, обещая им несбыточные перспективы. До сих пор испытываю боль, вспоминая те беседы. Кто был помобильнее, уходили сами – на рынках торговать, „челночить“. Эстония в те годы потеряла многих высококвалифицированных специалистов», – рассказывает Сафонов. В результате из почти 4 тыс. работников на предприятии осталось всего 125.

С полной предоплатой

Предприятие столкнулось с проблемой заемных средств: продавать его новому хозяину не хотелось, а кредиты должникам не дают. Выход был только в том, чтобы изготавливать и продавать привычную продукцию. Тем более что марка ESTEL имела хорошую репутацию и товар пользовался спросом. Но привычный восточный рынок, что называется, лег на дно. Необходимо было искать новых покупателей, и здесь весьма пригодились наработки Сергея Фролова, который в начале 1990-х годов проходил стажировку в Швеции. К привычным рынкам, таким как Россия, Украина, Латвия, добавились Германия, Куба, Китай, страны Юго-Восточной Азии. Кроме того, пришлось взять на вооружение принцип монтера Мечникова из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова: «Утром – деньги, вечером – стулья». «Конечно, – говорит Фролов, – если бы мы пошли на более мягкие условия оплаты, то, возможно, у нас был бы гораздо больший оборот. Но мы просто не могли себе этого позволить. Ведь некоторые наши шкафы-распределители стоят сотни тысяч долларов». В конечном итоге именно соблюдение жестких условий поставки позволило фирме встать на ноги. Только за последние три года оборот компании вырос более чем в десять раз и сегодня превышает 100 млн крон (100 тыс. долларов) – примерно по 1 млн на каждого работника. Зарплата сотрудников ESTEL примерно на 15-20% выше средней по стране (которая сейчас составляет больше 1 тыс. долларов). «Мы вправе назвать себя лидером среди производителей Эстонии в выбранных нами областях – оказании услуг, сервисном обслуживании и производстве. Мы готовы предложить решения начиная с традиционных и заканчивая самыми современными, основанными на последних достижениях. При помощи наших высококвали фицированных сотрудников мы также можем выполнять технико-экономические обоснования в соответствии с индивидуальными требованиями заказчика, возможностями мировой сети услуг, требованиями охраны окружающей среды, гарантиями качества», – говорится в проспекте ESTEL. Это не просто предложения потенциальному клиенту, упакованные в рекламную оболочку. Это своего рода производственная философия, которая создавалась в течение 15 лет напряженного труда.

Таллин

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №38 (386) 29 сентября 2008
    Банковская система
    Содержание:
    Локальная заморозка

    Последствия кризиса банковской ликвидности начинают сказываться на многих отраслях экономики Северо-Запада. Да и сам кризис вполне может повториться, поскольку вливания властей в банковский сектор краткосрочны

    Реклама