Не захлебнуться в новациях

Спецвыпуск
Москва, 13.10.2008
«Эксперт Северо-Запад» №40 (388)
Генеральный директор компании «Русский логистический провайдер» Руслан Кисс: «Все, что Федеральная таможенная служба выдает за новации, – не что иное как аврал»

Следующий, 2009 год будет богатым на нововведения в таможенном администрировании России. Начинания Федеральной таможенной службы (ФТС), содержащиеся в Концепции таможенного оформления и таможенного контроля ввозимых товаров в местах, приближенных к государственной границе РФ, до конца не продуманы и при этом столь радикальны, что их реализация может иметь негативные последствия для российских участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Грядут и другие изменения – введение добровольного предварительного информирования со странами ЕС с начала 2009 года (с июля следующего года это условие может стать обязательным для всех участников ВЭД) и присвоение отдельным компаниям статуса уполномоченных грузополучателей.

Но все же самая масштабная инициатива – перенос таможенного оформления грузов на  приграничные территории. Сегодня львиная доля импорта и экспорта оформляется на внутренних таможнях, разбросанных по территории страны. После реформы только небольшая часть из них (в морских портах, аэропортах, а также вблизи крупных предприятий типа «Северстали») сохранит свое нынешнее расположение. Полностью завершить перевод таможенного оформления и контроля к госгранице планируют через 12 лет, но его подготовительная часть – корректировка законодательства – стартовала уже в этом году. Как считает генеральный директор компании «Русский логистический провайдер» Руслан Кисс, перенос таможенного оформления к госгранице – сырая идея, а ее форсируют исключительно с целью передела околотаможенного бизнеса.

 – Работа отечественной таможни отличается огромным количеством приказов, распоряжений, указаний. Причем, как признают сами таможенники, мало кто из них успевает до конца разобраться во всем этом информационном потоке: все ожидают, когда следующий приказ отменит предыдущий. На Западе изменения происходят очень редко, зато по существу. Как вы оцениваете те радикальные изменения, которые готовит ФТС?

 – Все, что ФТС выдает сегодня за нововведения, – не что иное, как аврал. Дело в том, что еще 14 декабря 2005 года вышло распоряжение правительства РФ, которое утвердило Концепцию развития таможенных органов страны до 2010 года. Исполнение положений концепции предполагается проводить поэтапно. В общих чертах задача первого этапа – привести российскую законодательную базу, в частности закон «О таможенном тарифе», и правоприменительную практику к уровню международных стандартов.

Так вот, первый этап завершился 31 декабря 2007 года. И как раз за месяц до этой даты руководитель ФТС России Андрей Бельянинов на одной из международных конференций доложил о его успешном завершении, что, впрочем, совершенно не соответствовало действительности. Таможня спохватилась только в этом году: все-таки хоть что-то надо исполнить из того, что требует концепция. Поэтому нечего удивляться, что сейчас все делается в экстренном порядке.

 – Вы не сгущаете краски? Известно, что ФТС еще несколько лет назад предлагала странам ЕС, в частности Финляндии, запустить прогрессивную технологию – предварительное информирование о перемещаемых через границу товарах. Но это, по словам таможенников, не нашло поддержки у их западных коллег. Все же с 1 января 2009 года эта опция начнет работать.

 – Заявление о том, что вводится предварительное информирование, – исключительно пиар-акция для непосвященных. На самом деле данная опция сможет худо-бедно заработать не раньше чем через год. И то при условии, что ФТС начнет работать так же продуктивно, как сейчас пиарится. Я так уверенно говорю хотя бы потому, что никто в ФТС не знает, какими средствами и по какой технологии это реализовывать. Ни один источник ФТС, ни одна служба пока даже не представили для обсуждения алгоритм внедрения и работы предварительного информирования.

Для экспорта эту опцию еще можно ввести как обязаловку, то есть заставить экспортера приобрести необходимую технику, программное обеспечение, подключиться к серверу таможни и, прежде чем завезти товар на таможню для оформления, прислать всю необходимую информацию в электронном виде. Но для импорта такой вариант не пройдет. Потому что неясно, как и на каком уровне будет происходить обмен информацией, перевод, стандартизация мер исчисления, определение стоимости. О чем говорить, если на сегодняшний день ни один пост Северо-Западного таможенного управления не смог организовать полноценный обмен информацией даже со своими приграничными таможнями, кое-где налажен лишь факсовый обмен. Про качество связи на границе уже и говорить не приходится. Не то чтобы интернет и ИT-технологии, не представлено ни одного ПО передачи-приема данных.

 – Но таможенники регулярно сообщают о том, что все больше деклараций подается предварительно.

 – Все равно в общем объеме грузовых транспортных деклараций (ГТД) их крайне мало. Почему? Да потому, что в этом нет смысла. Должно быть так: ГТД подаются на таможню предварительно, за несколько дней до прибытия самого груза. Это делается для того, чтобы таможенники могли отработать все риски. Затем, при прибытии груза на границу, если необходимо, проводится его досмотр, и максимум в течение суток товар выпускается. На самом деле происходит следующее: все ГТД сначала попадают в приграничные региональные таможни, где они выпускаются в среднем в течение суток. Но затем та же операция обязательно повторяется в Центральном таможенном управлении. На это, как правило, уходит еще от суток до трех. Кому нужно такое предварительное информирование, где здесь экономия времени?

– Как обстоит дело с электронным декларированием, которое широко применяется в мировой практике и позволяет таможенное оформление грузов проводить на месте отправки, а не на постах?

– Электронное декларирование – это вообще на сегодняшний день мертворожденное дитя ФТС. Уже больше года, как ФТС отрапортовала о его внедрении в таможенную практику. Но пока это локальный и дорогостоящий продукт. Максимум, что работает, так это локальное подключение в пределах одной таможни. Но попробуйте, к примеру, получить федеральные ключи для подачи декларации из Петербурга во Владивосток. Ничего не выйдет, так как таких ключей нет в природе. Кроме того, для выпуска товара в свободное обращение необходимо представить таможне всю информацию еще и в бумажном виде. То есть надо подать две декларации – электронную и бумажную. Проблема дублирования документов решается за счет объединения баз данных таможенной и налоговой служб, но когда такая единая база появится, неясно.

– Прокомментируйте конкретные меры, предусмотренные концепцией по переносу таможенного оформления грузов на приграничные территории.

 – Скажу сразу, сама идея переноса правильная с точки зрения минимизации рисков и избавления от ущербной логистики, когда перевозчики везут в Москву грузы со всей России для растаможки, а затем развозят обратно. Но очень сильно смущают две вещи. Во-первых, стиль исполнения – комсомольский задор в стиле БАМа. Мол, уйдем на границу, а там будет видно. Во-вторых, полное отсутствие расчетов, в какую сумму обойдется затея, что при этом приобретет или потеряет государство, транспортные компании и импортеры. К примеру, надо будет как минимум в два раза увеличивать штат таможенных постов у границы. Но в приграничных городах, в том же Выборге, нужного числа инспекторов не найти. А московские и питерские туда не поедут. Кроме того, где людей размещать?

Прежде чем начинать перенос оформления к границе, надо привлечь Минтранс для расчета существующих проходных мощностей и планов их увеличения в соответствии с грузопотоками. А то у нас получается так: решила ФТС поставить шлагбаум на опушке леса, и ей без разницы, что он стоит далеко от дороги. И только потом начинают думать, как проложить дорогу к шлагбауму, чтобы он начал работать.

Кроме того, очевидно, что затраты будут колоссальные даже по меркам государства. И ему одному их не осилить. Значит, надо как-то заинтересовать бизнес, чтобы он начал строить вдоль границ терминалы со всей необходимой инфраструктурой и заворачивал туда грузопотоки. К сожалению, действия ФТС не способствуют этому. Более того, они отталкивают бизнес. А как иначе расценивать, например, тот факт, что еще в начале сентября ФТС одобрила концепцию, но она до сих пор не представлена участникам ВЭД? Так что вся задуманная реформа сегодня выглядит как передел рынка таможенных услуг. И не больше.

– Перенос оформления в приграничные районы понизит транспортную нагрузку на крупные города РФ. В первую очередь – Москву и Петербург, которые таможня рассматривает в своей концепции как пилотные. Значит, компании из этих мегаполисов и должны будут нести основную финансовую нагрузку по обустройству новых терминалов?

– Не факт. Питерскому бизнесу и так неплохо на существующих терминалах. Тем более что большая часть из них ориентирована на порт, в котором таможня остается. Что касается москвичей, то они скорее дифференцируют свои капиталы в другие виды деятельности, тем более что в последнее время очень сильно прослеживается такая тенденция. Вообще-то, нынешние склады временного хранения – очень современные постройки. На их услуги всегда будет спрос, пусть и без таможенной составляющей. Вполне возможно, что владельцы этих складов еще и выиграют от отказа работать с таможенными грузами.

– Таможня когда-нибудь определится в своих отношениях с таможенными брокерами? То их называют лучшими друзьями ФТС, то, наоборот, обвиняют в пособничестве провозу контрабанды и грозят закрыть.

– Последние три месяца с завидной периодичностью какой-нибудь чиновник заявляет о ненужности таможенных брокеров и проведении экспериментов по работе без них. Возможно, что таможенное администрирование выйдет на такой уровень, что брокеры останутся не у дел, но это будет нескоро. А сегодня ФТС, с одной стороны, желает отказаться от их услуг, а с другой – активно развивает родственную структуру, «Ростэк», который является брокером. Более того, совсем недавно «Ростэк» получил право выступать гарантом перед ФТС для включения организаций в реестр таможенных брокеров. Отличный метод борьбы с частными брокерами. По-моему, резкий отказ от их услуг приведет к уходу грузов в «серый» сектор, большому количеству ошибок и, как результат, к росту административных и уголовных правонарушений.

– Сегодня и так достаточно товаров ввозится по «серым» схемам.

– А знаете, почему даже те брокеры, которые легально работают на основании членства в реестре таможенных брокеров, только 50% грузов оформляют официально? Да потому, что у брокера нет прав, одни обязательства, да и не желает ФТС иметь грамотного посредника, проще договариваться с «серым» брокером.

– В ближайшее время в Таможенном кодексе могут появиться изменения, позволяющие создать институт уполномоченных грузополучателей, которые смогут оформлять товары на собственном складе без их представления таможенникам. На первый взгляд вполне позитивное начинание.

– И выдавать такие полномочия будет ФТС. То есть сами себе доверяют? Хороший принцип. Экономика России становится довольно стабильной, и вероятность того, что могут появиться новые крупные импортеры, невелика.

Большая часть из уже работающих в стране крупных импортеров и так пользуется упрощенной процедурой таможенного оформления. Тогда для кого все упрощать? Соберут конгломераты из мелких импортеров и им вручат этот статус? Но тут сразу возникает вопрос, кто будет нести ответственность, с кого будут спрашивать в случае нарушений.

– Какова вероятность того, что найдутся лоббисты, которые все инициативы Андрея Бельянинова спустят на тормозах в Госдуме, утопят в бесконечных межведомственных согласованиях?

– Думаю, особо противодействовать новациям ФТС никто не будет, по причине того что конструктивно сотрудничать в ФТС не с кем и все ее действия по внедрению новаций идут, к сожалению, сами по себе, без оглядки на реальную ситуацию. Мне думается, что таможня сама захлебнется в этих новациях.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №40 (388) 13 октября 2008
    Бизнес и власть
    Содержание:
    Реклама