Пилюли из Скандинавии

Мировой финансовый кризис не миновал Норвегию, Данию и Швецию: помимо падения фондовых рынков, у местных банков возникли серьезные проблемы с ликвидностью. Каждая из Скандинавских стран предпочла собственные антикризисные рецепты

В начале октября мир стоял на пороге финансового коллапса, который мог иметь катастрофические последствия. Ситуация была столь сложной, что потребовались антикризисные мероприятия со стороны государственных властей», – писала норвежская деловая газета Dagens Naeringsliv. По оценкам издания, США и 11 стран Европы затратили на спасательные меры почти 4 трлн долларов, причем больше 1 трлн направлено в банковский сектор для пополнения капитала и увеличения ликвидности.

Даже Норвегия, которая обладает огромными активами Пенсионного (бывшего Нефтяного) фонда, оказалась подвержена риску впасть в финансовый ступор. Норвежский премьер-министр Йенс Столтенберг убежден, что необходимо создать новые правила, которым должна подчиняться международная финансовая система: «Финансовые рынки работают в глобальном масштабе. Политика не может остановиться на государственной границе. Кризис показал, что международные регуляторы недостаточно прочны. Мы хотим иметь более сильные глобальные правила, регулирующие международные финансовые рынки». Выступая на конференции, организованной газетой Aftenposten, Столтенберг заявил, что поддерживает мнение своего британского коллеги Гордона Брауна о целесообразности созыва новой Бреттон-Вудской конференции, задачей которой была бы разработка новой международной архитектуры финансов. «Мы должны создать систему, которая могла бы предотвращать кризисы на ранних этапах, а также выработать глобальные стандарты для оценки состояния финансовых рынков, которые были бы обязательны для всех стран», – подчеркнул норвежский премьер.

Неокончательный диагноз

Государственные и финансовые власти Норвегии не могли ждать новой встречи в Бреттон-Вуде и в воскресенье 12 октября обнародовали на специально созванной пресс-конференции собственный пакет антикризисных мер. Ньюсмейкерами выступили премьер-министр, министр финансов Кристин Халворсен и глава Центробанка (ЦБ) Свейн Едрем. Буквально за три дня до этого правительство опубликовало проект бюджета на 2009 год, в котором никаких мероприятий в поддержку финансовой системы не предусматривалось. Больше того, Кристин Халворсен еще недавно вообще отрицала наличие кризисных явлений в норвежской экономике. Однако глава Центробанка нарисовал на воскресной пресс-конференции удручающую картину: «Норвежский денежный рынок, который интегрирован в международный, не функционирует. Мы наблюдаем растущий спрос на ликвидность, который привел к значительному удорожанию стоимости кредитов на межбанковском рынке. Мы видим также, что кредиты на межбанковском рынке очень короткие».

Едрем добавил, что норвежский финансовый рынок сильно сегментирован. Существует большой разрыв между норвежским и международным рынками, а также между большими и малыми банками страны. На рынке наблюдается небольшое предложение денег, и иностранные компании, которым требуются норвежские кроны, не могут удовлетворить свой спрос.

В качестве примера Свейн Едрем привел международные нефтегазовые компании, работающие на норвежском шельфе, которые должны платить налоги в местной валюте. Кризис ликвидности, отметил Едрем, привел к тому, что средние и малые банки, которые раньше кредитовались в крупных банках, вынуждены брать кредиты прямо у ЦБ. Фактически ЦБ превратился в единственного поставщика ликвидности на денежный рынок. «Растущий спрос на кроны спровоцировал рост процентных ставок, что приводит к сжатию денежного рынка день ото дня. Мы должны создать инструменты, которые позволили бы рынку работать так же хорошо, как это происходило в недавнее время», – заявил глава ЦБ. По его мнению, предлагаемые меры должны облегчить финансирование банковского сектора, а в перспективе – позволить обеспечить лучшее денежное обращение, которое почти остановилось из-за международного финансового кризиса. По сути дела, власти хотели бы восстановить возможность получения клиентами (банками, предприятиями и частными лицами) длинных и относительно недорогих кредитов.

Золотые активы

Норвегия не стала по примеру других стран накачивать собственные банки ликвидностью. Не было необходимости и в национализации банков, поскольку их финансовое положение не вызывало беспокойства. Наконец, государству не пришлось вносить изменения в законодательство о гарантиях вкладов, поскольку таковые нормы уже существуют. Власти и до кризиса гарантировали полный возврат вкладов размером до 315 тыс. долларов (2 млн норвежских крон). ЦБ снизил учетную ставку на 0,5%, доведя ее до уровня 5,25%, но Едрем не считает такую меру эффективной.

Самыми действенными правительство и ЦБ Норвегии посчитали два мероприятия – выпуск новых государственных облигаций на сумму, эквивалентную 57,4 млрд долларов (350 млрд крон), и возможность для средних банков брать кредит в ЦБ по фиксированной ставке сроком до двух лет. Посредством выпуска гособлигаций государство предоставляет банкам гарантии, под которые они могут брать кредиты на длительный срок. При этом банки имеют возможность обменять свои собственные активы (включая ипотечные облигации и закладные) на новые ценные бумаги. Гособлигации и их обмен на обязательства банков будут действовать в течение трех лет.

«Новый порядок дает банкам доступ к наиболее ценным финансовым инструментам, а именно – к гособлигациям. Этим мы предоставляем банкам возможность заменить их собственные ценные бумаги, то есть самые надежные облигации», – сказала Кристин Халворсен на пресс-конференции. «Мы можем сказать, что банки получили возможность занимать „золотые карты“. Это облегчит получение кредитов на межбанковском рынке», – добавила глава Минфина, имея в виду сделки РЕПО. Йенс Столтенберг пояснил, что банки, с которыми консультировались специалисты Минфина и ЦБ, собирались решить три проблемы. «Они хотели бы получать длинные кредиты. Кредиты на срок больший, чем недели и месяцы. Теперь они смогут получать кредиты на три года. Банки желали довольно большого обеспечения под предложенные мероприятия. 350 млрд крон – вполне достаточная сумма. Они хотели, чтобы разрабатывались меры, которые помогли бы средним и малым банкам. Теперь они смогут получать кредиты с постоянной ставкой от Центробанка», – отметил премьер.

И Халворсен, и Едрем подчеркивали, что государство не субсидирует банки, а предоставляет им эффективный рыночный механизм расшивки узких мест на денежном рынке. Глава ЦБ пояснил, что государство обеспечивает три уровня надежности государственных облигаций – за счет экономики домашних хозяйств, стоимости недвижимости и банковских активов. «Для того чтобы государство потеряло деньги, банки должны обанкротиться, недвижимость – обесцениться, а доходы домашних хозяйств – резко упасть», – заявил Едрем. Он отметил также, что ЦБ предоставит банкам возможность обменивать собственные облигации на государственные без предварительной оценки залога в так называемом кредитном бюро: «Мы предоставим стандартные условия кредитования, те, что существуют на межбанковском рынке». Гособлигации могут быть введены в обращение уже с 1 ноября, поскольку правительство успело заручиться поддержкой всех парламентских фракций. При этом, как пояснил премьер, если предлагаемые меры будут недостаточными, то правительство пойдет дальше. «Мы готовы предпринять все необходимое и применить те меры, которых потребует развитие ситуации», – сказал Столтенберг.

Своими руками

Датский банковский сектор является наиболее жестко контролируемым в Скандинавии, поэтому несколько средних банков страны, которые столкнулись с трудностями, были подвергнуты санации. В частности, еще в августе национализирован банк Roskilde, а в прошлом месяце он был продан. Теперь датское правительство собирается повысить надежность банковского сектора за счет средств самих банков. Для этого создается специальный страховой фонд размером примерно в 6 млрд долларов (35 млрд датских крон). Фонд будет работать как минимум в течение двух ближайших лет, его главная задача – оказание помощи банкам в проблемных ситуациях. Кроме того, государство гарантирует вклады клиентам банка в полном объеме даже в том случае, если средств на специальном счету окажется недостаточно. Как отмечает датское деловое издание Boersen, государственные гарантии предоставляются в обмен на обязательства банков. Часть соглашения состоит в том, что замораживается оплата труда банковских руководителей (в частности, запрещаются так называемые опционные премиальные выплаты топ-менеджерам).

Кроме того, банки не смогут осуществлять обратный выкуп своих акций и производить их обмен на другие активы. «В течение следующих двух лет банки должны сосредоточиться на консолидации. Сектору необходимо проявлять сдержанность. Должна быть обеспечена большая надежность, не в последнюю очередь – кредитоспособность», – цитирует Boersen министра промышленности и экономики Дании Лене Эсперсен. «Мы ожидаем, что соглашение принесет спокойствие и стабильность в банковский сектор. Мы хотим решить проблемы с опережением. Проблемы, связанные с банковским сектором, имеют большие последствия для общества», – подчеркнула министр. Как и в Норвегии, положение о создании страхового фонда требует одобрения парламента. Однако большинство парламентских фракций одобряет принятие соответствующего правительственного законопроекта. Законопроект был одобрен также Еврокомиссией, поскольку он соответствует антикризисной концепции Евросоюза.

В европейском духе

В отличие от соседей, шведское правительство пока не обнародовало мероприятий, направленных на стабилизацию работы банковского сектора. Как сообщило агентство Reuters, министр финансов Андерс Борг заявил о необходимости принятия комплексных мер. Однако эти меры, также как в Норвегии, не предусматривают инъекции ликвидностью со стороны государства. «Я полагаю, что нужно не увеличивать капитал банков, а создавать регулирующую структуру», – отметил Борг.

Министр финансов добавил, что Швеция рассматривает возможность удвоения гарантий по вкладам, увеличив страховую сумму до 71 тыс. долларов (0,5 млн шведских крон). «Нам необходимо обеспечить стабильность работы банков, но положение в Швеции и в некоторых других европейских странах значительно отличается. У нас нет разорившихся банков, поэтому мы не нуждаемся в слишком сильных регуляторах. А валюта баланса ведущих банков не свидетельствует о необходимости накачки банков капиталом», – отметил Борг. Он отметил, что Швеция согласовывает свои решения с действиями других стран Евросоюза, так, ранее страна уменьшила учетную ставку на 0,5%.

Санкт-Петербург – Копенгаген