Кризис сделает легпром европейским

Рейтинг
Москва, 26.10.2008
«Эксперт Северо-Запад» №42 (390)
Легкая промышленность покидает не только Москву, но и Петербург. Производители ищут места, где дешевле рабочая сила, а самое главное – недвижимость

Интерес инвесторов к легкой промышленности в столичных городах весьма специфический. Общая рентабельность производства в отрасли – около 10%, намного больше можно заработать от сдачи помещений швейных фабрик в аренду, тем более что они расположены, как правило, в центре города либо недалеко от него. Поэтому приходящие инвесторы и не собирались вникать в тонкости пряжи, их больше интересовали просторы кабинетов будущего бизнес-центра. Отсутствие средств не позволяет швейным производствам сопротивляться, и они часто добровольно сдают площади или перепрофилируют их.

У швейных производств в Петербурге нет будущего еще и потому, что желающих работать в легпроме не очень много. Причина банальная – низкая оплата труда. Так, если в среднем по промышленным предприятиям города зарплата составляет 17 тыс. рублей, то на текстильных и швейных фабриках – около 8 тыс. «Последнее время к нам с трудом идут работать уроженцы Средней Азии и Кавказа. Приходится завозить работников из Пакистана», – сетует владелец одной из швейных фабрик. Заметно лучше обстоят дела у промышленников, например, Псковской области. Там люди менее избалованы высокими зарплатами, да и интереса к убогим советским промышленным корпусам ни у кого нет.

Приоритетные регионы

Государство знает о проблемах легпрома, и, по различным данным, в вопросах поддержки отрасли решено прежде всего ориентироваться на Ивановскую, Костромскую, Ярославскую и Вологодскую области. То есть СЗФО с точки зрения перспектив господдержки не является приоритетным регионом. Конечно, на Вологодскую область по итогам 2007 года приходится выпуск 5,5% произведенных в РФ льняных тканей. Но неоднократно высказывавшиеся чиновниками надежды, что лен станет панацеей для российского легпрома, пока не оправдываются. Реализуемая под эгидой Минсельхоза программа «Русский лен» элементарно буксует. Всего в прошлом году, по данным Росстата, производство льняной пряжи осуществлялось на 17 крупных и средних предприятиях, в 2006-м – на 24. И, по данным агентства «Анитэкс», в 2007 году производство льняной пряжи в России сократилось на 22,6% по сравнению с 2006-м. На такую же величину снизился выпуск льняных тканей.

С другой стороны, как сообщили в Российском союзе предпринимателей текстильной и легкой промышленности, особенностью СЗФО является то, что здесь обсуждаемый сектор экономики развивается «больше с точки зрения выпуска высококонкурентной продукции».

В нынешнем году, по данным Минпромторга, индекс производства в текстильной и швейной промышленности (январь – август) в целом составил 100,6%, однако выпуск тканей снизился на 5,9%. То есть новых трендов отрасль не демонстрирует. На прошедшем в июне заседании президиума Госсовета «О модернизации текстильной отрасли и мерах по повышению уровня жизни и социальной защищенности ее работников» президент Дмитрий Медведев охарактеризовал состояние дел в текстильной промышленности как неблагополучное.

Китайская угроза слабеет

Безусловно, главной угрозой отрасли является давление импорта. Преимущественно – поступающего в Россию нелегально, то есть «освобожденного» от таможенных сборов и более дешевого. В итоге, по оценкам группы компаний «Чайковский текстиль», доля отечественного производства в легкой промышленности составляет около 19%, на официальный импорт приходится порядка 33%, рынок контрафактной продукции оценивается в 48%.

Исходя из этого, первой проблемой отрасли является отсутствие действенных заградительных мер для нелегальных поставщиков. Но такая проблема может быть решена только при успешной реализации правительственного плана по борьбе с коррупцией, а это дело небыстрое.

Между тем, по данным Ассоциации текстильной отрасли КНР, за 2007 год в Китае выпущено текстиля на 419 млрд долларов (на 22% больше, чем в 2006-м). При этом, по подсчетам отдела экономического планирования государственной комиссии по развитию КНДР, за 11 месяцев прошлого года на мировой рынок поставлено продукции на 156,6 млрд долларов (рост – 20%).

Китайские товары легпрома более конкурентоспособны на внутреннем российском рынке, чем отечественные, и причины этого очевидны. Кроме существенного субсидирования экспорта китайскими властями этому способствует более низкая, чем в РФ, средняя зарплата  по отрасли. Параллельно китайцы практикуют нулевые ставки по кредитам на закупку оборудования и широко используют административную и таможенную поддержку своих производителей.

Стоит отметить, что «китайская угроза» отечественному легпрому не вечна. Однако в будущем она просто сменится на другую угрозу, опять же внешнюю. «Китай постепенно теряет свою конкурентоспособность в издержках производства, в то время как другие азиатские страны набирают обороты в развитии текстильной отрасли, – заявил вице-президент Китайской национальной ассоциации производителей текстиля Сунь Жуйчже. – Издержки производства возросли за счет увеличения стоимости сырья, роста уровня заработной платы, подорожания электроэнергии, снижение капиталовложений также оказывает отрицательное влияние на эту отрасль».

Тем не менее президент Нашвильского информационного отдела корпорации Globecot Роберт Антошак считает, что «Китай будет мощнейшим поставщиком текстиля в течение некоторого времени, 10-15 лет. Страны Азии, такие как Бангладеш, Пакистан и Индия, заменят Китай в сфере торговли за рубежом, в то время как Вьетнам и Камбоджа в будущем могут стать крупнейшими производителями одежды».

Хуже не будет

Правда, в последнее время внешняя угроза уступила пальму первенства внутренней – экономическому кризису. «Ситуация непростая, но отрасль имеет господдержку, – сообщила первый вице-президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Надежда Самойленко. – Есть опасения насчет возможного ухода инвесторов, но ведется работа, чтобы этого не произошло».

Собственно, на момент написания материала кризис не  вылился в массовое сокращение штатов на предприятиях, а об уменьшении объема заказов не будет распространяться ни один участник рынка. Но, как сообщил генеральный директор петербургского прядильно-ниточного комбината «Красная нить» Алексей Хрулев, его компания встретила кризисные явления через проблемы поставщиков сырья и потребителей, поскольку кредиты в их оборотных средствах занимали существенную долю. Теперь часть контрагентов осталась без кредитов и «Красная нить» вынуждена сама привлекать в оборот кредиты, чтобы сохранить объемы поставок, хотя не пользовалась этим ресурсом уже три года. «Если в начале года нас буквально уговаривали, чтобы мы взяли кредит под 10% годовых, – уточнил Хрулев, – то теперь благодаря хорошим отношениям с банком будем брать под 16%. В целом же по городу дают кредиты в среднем под 20% годовых».

В одной из петербургских компаний-поставщиков рассказали, что в силу традиции работы на рынке «коротких» кредитов здесь вынуждены брать таковые на три месяца с суммарной ставкой в 22% годовых. Увольнений не предвидится, поскольку и так «работать некому», особенно на нетоповых позициях, но есть другая проблема. Весомая часть продукции компании поставляется в гипермаркеты. Последние же под влиянием кризиса стали строить более жесткие отношения с поставщиками. Нынешние контракты с гипермаркетами были заключены в августе-сентябре, пересмотр условий соглашений произойдет в декабре-феврале, и в компании полагают, что переговоры будут трудными.

То есть кризис обостряет отношения между участниками рынка по всей цепочке «магазин – поставщик – производитель» и в более выгодном положении оказываются компании, объединяющие все перечисленные подразделения. Более того, трудности конкурентов такие компании могут обернуть себе во благо. Так, например, «Мэлон Фэшн Груп» (сети женской одежды befree и Zarina) к концу месяца должна завершить сделку по приобретению сети Taxi из 17 магазинов в разных городах РФ.

Как сообщила руководитель отдела PR «Мэлон Фэшн Груп» Ирина Староверова, кризис для компании ощущается в том, что «все выставляют активы, а мы покупаем». По словам Староверовой, это удается благодаря политике отказа от привлечения кредитов на срок более одного месяца и акценту на работе с привлечением инвестиций.

Еще до кризиса в российском легпроме стала просматриваться тенденция развития по европейскому пути – производственные объекты постепенно переносятся в Китай, Пакистан и другие страны Азии, где есть необходимое сырье и дешевая рабочая сила, а в России остаются сбытовые отделы и головные офисы. Те же крупные торговые сети начинают продвигать собственные бренды, обходясь без услуг отечественных производителей и заказывая продукцию напрямую в Азии. Например, 7% реализуемой через сеть продукции вышеупомянутой «Мэлон Фэшн Груп» поступает с собственного производства в Псковской области, 10% – из СНГ (преимущественно из Белоруссии), остальная часть – из Азии. «Как и у всех», – согласилась Староверова. Вероятно, кризис только ускорит процесс перехода на европейские рельсы.

Рука государства

Российская власть не может махнуть рукой на отрасль по социальным причинам. Как сообщалось на июньском заседании Госсовета, в текстильном и швейном производстве России заняты около 425 тыс. человек, более 80% из них – женщины. Порядка 70% предприятий являются градообразующими для малых городов. Попробуй тут не поддержи! В итоге Медведев предложил восемь направлений для решения проблемы легпрома. Первое – химволокно: «Именно там и можно зарабатывать деньги». Второе – создание курирующей вопрос межведомственной группы. Третье – субсидирование процентной ставки. Четвертое – разработка стратегии развития отрасли. «Если уж мы беремся серьезно за возрождение нашей текстильной и легкой промышленности, сделать это нужно на основе стратегии», – подчеркнул Медведев. А министр промышленности и торговли Виктор Христенко уточнил, что в стратегии можно будет «увязать все основные элементы, влияющие на столь важный сегмент российского рынка, как со стороны спроса, так и со стороны предложения». Пятое – защита внутреннего рынка. «Здесь нужен комплекс предложений, – уточнил президент. – Я дам поручение и правительству в целом, и отдельно МВД, ФСБ, Минюсту и таможенной службе подготовить соответствующий комплекс идей по защите внутреннего рынка. Эти предложения должны быть необходимыми и достаточными. Мы, конечно, не должны и палку перегибать, чтобы это не повлекло увеличение нагрузки на потребителей. Тем не менее разобраться с «серым» импортом и с производством нелегальной продукции мы просто обязаны – это наша задача на ближайшие годы. Подавить его полностью будет очень сложно, но существенно сократить – все возможности для этого есть». Шестое – привлечение к поддержке предприятий легпрома средств Внешэкономбанка и Россельхозбанка. Седьмое – государственный заказ. Восьмое – работа по сырьевой базе.

«Где-то в середине 1990-х годов у многих возникло такое ощущение, что текстильная, легкая промышленность в Российской Федерации умерла, как и ряд других отраслей, заниматься этим неперспективно, рядом есть крупные именитые соседи с классными брендами (пусть китайцы делают то, что подешевле, итальянцы – то, что подороже и покрасивее, а мы этим заниматься не будем), – отметил Медведев. – Практика показала, что это ошибочная точка зрения. Мы способны заниматься и такой сложной тематикой, как восстановление нашей текстильной, легкой промышленности. В наших руках сейчас необходимый набор инструментов, финансовые возможности, а самое главное – видение того, что нужно делать», – заявил президент.

В отношении «чистых» денежных вливаний, по оценке начальника отдела организации легкой промышленности и народно-художественных промыслов Минпромторга РФ Сергея Шумилина, «вкладывать в легкую промышленность необходимо порядка 12 млрд рублей ежегодно в течение пяти лет, тогда мы сумеем перевооружиться и достичь уровня мировых стандартов».

Впрочем, эта оценка и президентские пожелания прозвучали до признания правительством РФ факта прихода финансового кризиса на суверенную территорию. А значит, в той или иной степени планы и цифры будут подвержены корректировкам.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама