Риск-менеджмент превыше всего

Глава Банка ВТБ Северо-Запад Дмитрий Олюнин считает, что нынешние кризисные явления не приведут к масштабному переделу банковского рынка, а меньше всего пострадают банки, уделявшие серьезное внимание качеству кредитного портфеля

Напряженность в российской банковской системе, несмотря на значительные денежные вливания властей, на убыль пока не идет. Связь-банк и «Глобэкс» перешли под контроль ВЭБа, «КИТ Финанс» – под контроль Российских железных дорог. Собинбанк продан Газэнергопромбанку, Ярсоцбанк – Промсвязьбанку, «Российский капитал» – Национальному резервному банку. Отозваны лицензии у банков «Евразия-центр», «Русский банкирский дом» и самарского Юнитбанка.

Ряд кредитных организаций объявили о полном или частичном замораживании кредитных программ. Размер гарантий по вкладам населения увеличен с 400 до 700 тыс. рублей. Госдума приняла закон, которым вводится процедура централизованной санации проблемных банков через Агентство по страхованию вкладов. Правда, этот закон коснется лишь около сотни крупнейших кредитных организаций. Остальным придется рассчитывать в основном на себя. Наш разговор с председателем правления Банка ВТБ Северо-Запад Дмитрием Олюниным начался с того, какие слабости российской финансовой системы вскрыл нынешний кризис.

– В первую очередь это недостаточные внутренние накопления. С кризисной ситуацией сталкивается не только Россия. Но нашей банковской системе в этом смысле сложнее, поскольку основными источниками долгосрочных инвестиций до сих пор были бюджет и зарубежные заимствования. Последние два-три года к этим источникам добавился и российский рынок капитала – облигаций, первичного размещения акций, но он оставался довольно скромным по объему. Таким образом, сегодня нам приходится замещать внешние ресурсы внутренними. Внутренние источники – это прежде всего накопления населения, именно они формируют основной объем долгосрочных ресурсов в развитой экономике. Россия же этим похвастаться пока не может. Страна пережила много ударов: начало 1990-х годов, дефолт 1998 года, теперь вот осень 2008-го. Все это не проходит без последствий для формирования моделей экономического поведения населения. И нам, банкирам, надо думать, как мотивировать сбережения людей.

Вливания слишком краткосрочны

– Нынешние действия правительства и Банка России по расширению предложения кредитных ресурсов, снижению ставок обязательного резервирования и т.п. способны поддержать банковскую систему?

– Проблемы ликвидности решены далеко не у всех банков, а ресурсы в системе распределены неравномерно. И в этом не стоит упрекать один или несколько системообразующих банков: ни один банк, даже государственный, не может быть кредитором последней инстанции. Эту функцию должно осуществлять государство.

Действия, которые предпринимаются Минфином и ЦБ, вполне адекватны и являются свидетельством более высокой, чем в 1998 году, организованности государственной системы управления. Целый ряд шагов уже предпринят: проведены первые беззалоговые аукционы, ВЭБу выделены средства для рефинансирования задолженности перед зарубежными кредиторами, объявлены меры по предоставлению субординированных кредитов ряду банков и предприятий. Но вливаемые в банковскую систему ресурсы все-таки пока краткосрочны и «закрывают» проблему на ограниченный период времени. Мы ждем получения длинных денег в виде субординированных кредитов, которые позволят нам изменить ситуацию.

– Не приведет ли ставка на поддержку только крупных банков к переделу рынка? Есть ли опасность, что более мелкие банки, лишенные господдержки, прекратят существование?

– В ситуациях, подобных нынешней, какие-то субъекты, будь то банки или предприятия, справляются с кризисными явлениями, а какие-то – нет. Определенный передел неизбежен, но я не думаю, что эти явления будут носить массовый характер. Понимаете, если бы крупные банки только и думали о том, как поглотить более мелкие, а те активно этому сопротивлялись, то нынешняя ситуация была бы идеальной для осуществления таких планов. Но это не так. Большинство банков уже сформировали свои сети продаж, клиентскую базу, и сегодня издержки от интеграции несопоставимы с возможными плюсами. В этой ситуации проще покупать какие-то элементы активов. Например, продажи ипотечных портфелей существовали и до кризиса и были достаточно массовыми.

– Но вы согласны, что при такой политике финансовых властей крупные банки находятся в более выигрышном положении?

– Величина банка не играет решающей роли. В лучшем положении окажутся не крупные или мелкие кредитные организации, а банки с устойчивой финансовой моделью и доступом к поддержке акционеров. И, говоря о будущей устойчивости банковской системы, нельзя уповать только на господдержку. Многие крупные корпорации – акционеры банков заявили о готовности их поддерживать. Активы этих компаний в России достаточно высоки, чтобы не только поддержать дочерний банк в разгар кризиса, но при желании и обеспечить его опережающее развитие.

Ставки выросли вдвое

– Как чувствует себя в условиях кризиса ликвидности Банк ВТБ Северо-Запад?

– Когда все вокруг испытывают проблемы, неразумно провозглашать себя островком какого-то особого благополучия. Но мы ощущаем, что финансовая модель банка прошла проверку кризисом и устойчива. Могу сказать, что сегодня мы не зависим от межбанковского привлечения, хотя для получения дополнительной ликвидности не только обращаемся к ЦБ и Минфину, но и идем на межбанковский рынок. Но бизнес-модель выстроена таким образом, что если вдруг межбанк полностью остановится, у нас есть запас прочности и осознание того, за счет чего пополнять ресурсную базу.

Средние объемы кредитных выдач сегодня, безусловно, несколько меньше, чем в августе. В этой связи считаем необходимым особое внимание уделять качеству кредитного портфеля. Сейчас это важнейший фактор для поддержания устойчивости любой кредитной организации. В последнее время существенно вырос спрос на кредиты сроком до одного года. У одного клиента скоро оферта по облигационному займу, у другого – погашение, у третьего – контракт, который надо срочно проплачивать. Вот это и есть та клиентура, которую мы в основном сейчас кредитуем. Что будет дальше происходить с длиной банковских кредитов, сказать непросто: необходимо какое-то время, примерно до конца года, чтобы осмотреться и понять, каким, к примеру, будет прогноз ВВП, скорректируется ли вектор экономического развития страны, что будет происходить на мировых рынках. Сейчас прогнозы носят слишком абстрактный характер.

– Помимо срочности кредитов сейчас много говорится и о резком повышении ставок…

– В начале года ставки выросли в среднем на два процентных пункта. Сегодня уровень ставок существенно колеблется и зависит от многих параметров, в том числе от доступности ресурсов для конкретного банка. Реальный прирост достиг уже шести-семи процентных пунктов по сравнению со ставками середины прошлого года. То есть в прошлом году первоклассный заемщик привлекал ресурсы под 7% годовых в рублях, а сейчас вдвое дороже – под 13-14%. Но это средние величины. Цены сегодня очень индивидуальны. Ставка формируется под воздействием двух факторов – цены фондирования и премии за риск. Цена ресурсов зафиксировалась в пределах 8-10% годовых, в зависимости от сроков. Сейчас основное давление на ставку будет оказывать рисковая маржа. Вместе с тем банк не заинтересован в навязывании клиенту чрезмерно высокой ставки. Как только цена кредита превышает разумную величину, мы не сокращаем собственные риски, а, напротив, увеличиваем, ведь высокая ставка способна «потопить» заемщика.

– Требования к качеству заемщиков пересматриваются?

– Если говорить о нас, то Банк ВТБ Северо-Запад всегда вел консервативную и очень взвешенную кредитную политику. Основные требования остаются прежними – это прогнозируемые финансовые потоки, прозрачная система управления. Другое дело, что риски растут и мы, безусловно, уделяем еще больше внимания оценке ситуации и контактам с клиентами и нередко движемся в сторону определенного дополнительного обеспечения интересов банка, ужесточения требований по залогу.

– Рассматривается ли вхождение в акционерный капитал заемщика в качестве одной из мер по урегулированию долговых вопросов?

– Когда банк вынужден настолько глубоко войти в бизнес клиента, чтобы разделить его риски, это все-таки нечто исключительное. Я пока не вижу среди наших заемщиков тех, в отношении кого следовало бы рассматривать такой вариант урегулирования кредитных отношений. Даже обеспечение в виде залога акций мы применяем крайне редко и как традиционный корпоративный коммерческий банк ориентированы на другие виды залогов.

Слагаемые изменятся, сумма – нет

– Ваш банк сейчас покидает регионы за пределами Северо-Западного федерального округа (СЗФО), за исключением Кировской области, и выходит из розничного бизнеса даже в пределах СЗФО. Как это сказывается на финансовых результатах?

– В этом году Банк ВТБ Северо-Запад проводил политику специализации внутри группы ВТБ. Мы действительно выходим из розницы и концентрируем усилия на развитии корпоративного бизнеса на территории СЗФО и Кировской области. С точки зрения активных операций до конца этого года бизнес Банка ВТБ Северо-Запад будет на 100% сосредоточен на работе со средними компаниями (с годовой выручкой от 100 млн рублей) и крупными предприятиями. Последний филиал за пределами Северо-Запада закрывается 15 декабря в Екатеринбурге.

Выход из розницы более долгий в первую очередь с точки зрения пассивов. Он продлится до середины 2009 года. На начало 2009 года у нас останется порядка 17 млрд рублей пассивов физических лиц. В основном это зарплатные проекты. Мы сознательно проводим политику очень мягкого выхода из розничного бизнеса, чтобы не заставить клиента к какой-то конкретной дате сделать выбор в пользу другого банка, а строить работу так, чтобы клиент был заинтересован продолжать обслуживание в группе ВТБ.

По итогам года мы рассчитываем сохранить активы на уровне конца 2007 года – 210-215 млрд рублей. В то же время изменится структура активов и пассивов. Объем средств, привлеченных от физлиц, снизится. В активной части кредитный розничный портфель сократится с 12 до 2 млрд рублей, портфель кредитов корпоративным клиентам вне СЗФО – с 40 млрд рублей практически до нуля. Но эти средства будут замещены корпоративными кредитами, выдаваемыми банком в СЗФО. Прирост портфеля в пределах СЗФО и Кировской области составит в 2008 году порядка 50 млрд рублей, или более 50%. Это позволит банку увеличить свою долю в данном сегменте до 11-11,5%.

– Не так давно был проведен обязательный выкуп акций ВТБ Северо-Запад Банком ВТБ. Последует ли вслед за этим долгожданное присоединение Банка ВТБ Северо-Запад к ВТБ?

– Присоединение к ВТБ остается нашей стратегической задачей. Сейчас банковское сообщество ждет изменений законодательства, которое позволило бы упростить процедуру интеграции и снизить финансовые риски для объединяемых банков. Когда это произойдет, группа предпримет действия по завершению интеграционных процессов.

Санкт-Петербург