Персональная экономия

Пятый угол
Москва, 17.11.2008
«Эксперт Северо-Запад» №45 (393)
Еще несколько месяцев назад работодатели энергично перекупали специалистов, теперь же с не меньшим энтузиазмом пытаются избавиться от них

За просчеты управленцев приходится расплачиваться рядовым сотрудникам. Последние пару месяцев не проходит и дня без сообщений о сокращении персонала, зарплат в той или иной компании. Пожалуй, уже подавляющее большинство наемных работников задумалось о своей судьбе в организации и будущих источниках доходов. Все-таки надо оплачивать кредиты, покупать дорожающую еду. Одним уже объявили о сокращении рабочих мест или зарплаты, другие это предвкушают. И только госчиновники пока ничего особенного не замечают. И это странно, ведь немалая часть прежде всего региональных бюджетов формируется за счет подоходого налога с граждан. Например, в Петербурге поступления по налогам с доходов физических лиц составляют четверть доходов городского бюджета.

Тем не менее на минувшей неделе заместитель министра здравоохранения и социального развития России Максим Топилин заявил, что еженедельный мониторинг, проводимый министерством, не подтверждает информацию о массовых увольнениях в России.

Оправдать «слепоту» замминистра, наверное, можно только тем, что мониторинг фиксирует сокращения персонала в соответствии с законодательством РФ, а это значит, что работодатель за два месяца предупреждает сотрудников об увольнении, сообщает об этом в службу занятости и выплачивает им двухмесячное выходное пособие в размере среднего заработка. Разумеется, по такой схеме рабочие места покидают люди на достаточно благополучных предприятиях. И это единичные случаи, нередко связанные с давно запланированной модернизацией производства, а не с кризисом.

Куда чаще сокращения происходят в компаниях, и до кризиса находившихся в незавидном финансовом положении из-за просчетов топ-менеджеров, которые привыкли в период экономического роста и радужных перспектив затыкать финансовые бреши за счет щедрых собственников, акционеров, учредителей или заемными средствами и совершенно не обращали внимания на растущую дебиторскую задолженность. Но в новой экономической ситуации кредитов дают меньше, стали они дороже, а часть дебиторской задолженности превратилась в сомнительный долг. В результате у компании не только нет денег на развитие, но их с трудом хватает на покрытие текущих расходов. Управленцам приходится пересматривать приоритеты – они первым делом рассчитываются с контрагентами, торг с которыми неуместен, после чего денег на выплату зарплаты в полном объеме не остается, приходится ее задерживать.

По данным Росстата, просроченная задолженность по заработной плате на 1 октября достигла в России максимального уровня за текущий год, превысив отметку 3 млрд рублей. Причем большая часть этой задолженности (93%) связана с отсутствием у организаций собственных средств.

В сложившейся ситуации ради сохранения бизнеса о прибыли уже не вспоминают, управленцы судорожно снижают издержки. Самое быстрое и простое – это сократить фонд заработной платы. Эта мера дает положительный экономический эффект в краткосрочной перспективе, но затем может привести к ухудшению качества продукта и утрате конкурентных преимуществ. Впрочем, не до жиру…

Проще всего сэкономить на персонале тем компаниям, где зарплату выплачивают без лишних бухгалтерских проводок, прямо в конверте. Но количество таких фирм в период бурного экономического роста стремительно сокращалось. И теперь руководителям за удовольствие быть белыми и пушистыми приходится платить – идти на компромиссы с наемными работниками, чтобы избежать трудовых конфликтов. Например, снизить зарплату на 20% и разрешить сотрудникам не посещать рабочее место в пятницу. Наиболее циничные работодатели отправили «лишний» персонал в неоплачиваемый отпуск, а наиболее дальновидные – в декретный.

Пожалуй, главная причина вакханалии на рынке труда в том, что наемные работники по незнанию или другим соображениям позволяют работодателям ущемлять свои интересы. И если взглянуть на ситуацию трезво, то еще неизвестно, кому повезло. На рынке пока остается достаточно успешных компаний с устойчивым финансовым положением, где сотрудников берегут и материально поощряют. Те же розничные сети продолжают активно набирать персонал, медицинские центры не только не сокращают, но и повышают зарплату сотрудникам.

В конце концов, при самом пессимистическом развитии событий всегда есть островок стабильности – государственная служба. Хотя здесь все хлебные меcта уже давно разобраны, пустуют в основном низкооплачиваемые, но и это лучше, чем ничего. И многие отчаявшиеся смогут найти там пристанище. Например, в милиции у нас много вакантных мест. Городу катастрофически не хватает образованных патрульных со знанием английского языка, чтобы вежливо объяснить заплутавшему иностранному туристу, куда ему лучше пойти. В ГИБДД тоже дефицит инспекторов. Правда, у них значительная часть дохода может быть непрозрачной, зато она уже никак не зависит от воли работодателя, а лишь от человеческих качеств и трудолюбия самого инспектора.

В федеральных органах власти в Петербурге зарплаты служащих примерно вдвое ниже, чем в городских структурах. Так, средняя зарплата петербургских чиновников – около 40 тыс. рублей, а в территориальных органах федеральных структур – чуть больше 20 тыс., что сопоставимо со средним заработком по городу.

Чиновникам, конечно, тоже приходится делить тяготы кризиса с народом, но все-таки народу достается большая часть. Региональные органы власти, корректируя бюджеты на 2009 год, больше сокращали расходы на инвестиционные проекты, чем на свои зарплаты. А в Петербурге, например, Законодательное собрание в столь непростые времена рассматривает законопроект, предусматривающий доплаты чиновникам, отдавшим госслужбе более четырех лет жизни.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №45 (393) 17 ноября 2008
    Бизнес и власть
    Содержание:
    Реклама