Культура сбережений

Экономика и финансы
Москва, 24.11.2008
«Эксперт Северо-Запад» №46 (394)
Президент и генеральный директор BSGV Марк-Эммануэль Вивес полагает, что кризис в России не будет долгосрочным, большинство российских компаний находятся в хорошей форме и способны пережить финансовые невзгоды

Французская банковская группа «Сосьете Женераль» вновь пытается покорить Россию. Впервые дочерний банк группы в России появился в 1901 году, превратившись к 1917-му в крупнейшую финансовую компанию, однако октябрьские события спутали карты, и банк прекратил деятельность в нашей стране. Спустя почти столетие, в 1993 году, французские банкиры снова пришли в Россию, открыв в Москве Банк Сосьете Женераль Восток (BSGV). Сегодня кредитная организация входит в тридцатку крупнейших банков страны, ее отделения расположены в 11 регионах.

Неожиданно разразившийся финансовый кризис может помешать региональной экспансии банка. Президент и генеральный директор BSGV Марк-Эммануэль Вивес готов скорректировать амбициозные планы, но сдавать позиции на российском рынке не собирается, считая его вторым по значимости после родного французского. Наш разговор начался с размышлений о текущем кризисе и его возможных последствиях для банковской системы России.

– Сейчас многие люди в России сравнивают текущий кризис с кризисом 1998 года, но я ничего общего не вижу. Государство сейчас хорошо обеспечено финансовыми ресурсами, да и российский бизнес стал более солидным, чем несколько лет назад. Очевидно, что происходит кризис банковской системы, который ускорит концентрацию и реструктуризацию банковского сектора России. Полагаю, что небольшие банки могут покинуть рынок. Процентные ставки по кредитам будут расти из-за общего удорожания финансовых ресурсов.

В целом для экономики кризис позволит скорректировать возникший в последние годы дисбаланс на рынке. Например, в сфере недвижимости мы увидим снижение цен. По другим секторам пока сложно прогнозировать. Но наверняка кризис затронет добывающую, металлургическую промышленность, потому что уже сейчас цены на нефть, металлы снижаются. И компаниям из этих отраслей придется пересмотреть краткосрочные планы. К тому же их планы развития серьезно зависели от международного финансирования. В ближайшие несколько месяцев этим компаниям предстоит адаптироваться к новой рыночной ситуации, искать новые источники финансирования.

Но при этом не стоит забывать, что большинство российских компаний находится в хорошей форме. Прибыльность и высокий уровень достаточности капитала компаний – вот главное отличие от того, что было шесть-семь лет назад. За прошедшие годы они сильно укрепили финансовое положение и способны пережить этот кризис.

– Тем не менее многие компании сейчас объявляют о сокращении производства, персонала, не обернется ли это для банков еще большими проблемами в следующем году, например в связи с ростом невозвратов по кредитам и сокращением процентных доходов?

– Количество дефолтов возрастет уже в этом году. Но ситуация в России такова, что уровень невозвратов по кредитам очень низкий. И в этом смысле она была идеальной страной для банковского бизнеса. Конечно, увеличение количества невозвратов по кредитам может стать проблемой для некоторых банков, но для системы в целом это серьезной проблемой не станет.

– Банк России оказывает достаточно эффективную поддержку банкам по преодолению кризиса?

– Объем финансовых вливаний достаточен. Но не все банки получают средства из-за не очень хорошего оборота между кредитными организациями. То есть государство, как донор, дает кровь, но она не разносится по артериям ко всем органам. Я не знаю, как эта проблема будет решаться в России. Но, например, европейские правительства дают гарантии по межбанковским кредитам. И, мне кажется, российские власти должны применить похожий механизм, он будет полезен.

– Не приведет ли нынешний кризис к огосударствлению банковского сектора России?

– Скорее всего, это произойдет. Но я не знаю, насколько это хорошо для экономики в долгосрочной перспективе. Должен быть достигнут баланс между частными, государственными и иностранными банками, присутствующими на российском рынке. В целом доля участия государства в банках будет расти, как противовес – увеличится доля участия международных финансовых институтов.

– Много ли потерял BSGV после обвала российского фондового рынка?

– Ничего, мы не работаем на фондовом рынке.

– Россия все еще воспринимается иностранными банкирами как объект для экспансии или уже как страна с повышенными рисками?

– Россия – это финансово развивающийся рынок. И всем инвесторам понятно, что он более изменчивый, чем финансово развитые рынки. Остаются две категории иностранных инвесторов. Первые избегают России, поскольку многие западные державы смотрят на нее с осторожностью. Вторые делают ставки на нее, считая, что это рынок с хорошим потенциалом. Но он непростой и на него нелегко войти.

– Международные рейтинговые агентства понижают рейтинги российских банков…

– Рейтинговые агентства допустили ряд ошибок. И многие инвесторы повели себя неправильно, основываясь исключительно на оценках и рейтингах агентств, поскольку инвестор должен проводить собственные изыскания, чтобы понять, надо вкладывать средства или нет.

Сейчас рейтинговые агентства стали более настороженно относиться к российскому банковскому сектору из-за недостатка ликвидности, с которым сталкиваются небольшие банки.

– Изменились ли ваши планы развития российских активов и, в частности, крупнейшего вашего актива – Росбанка?

– Нет, когда группа «Сосьете Женераль» покупала Росбанк, то мы тщательно изучили приобретаемые активы. Росбанк – это хорошо диверсифицированный бизнес, он обладает развитой розничной сетью (680 отделений по всей стране), второй после Сбербанка, и обширной клиентской базой – более 3 млн клиентов.

Пока рано говорить о влиянии кризиса. Он может сказаться на темпах развития банка, но не на направлении. Темпы прироста активов Росбанка в следующем году могут замедлиться по сравнению с предыдущими годами, но это не значит, что мы откажемся от развития банка, возможно, будем медленнее наращивать розничную сеть.

Мы не хотим объединять Росбанк и BSGV. Каждый из этих банков работает в своем сегменте розничного рынка: Росбанк больше ориентирован на массового клиента, а BSGV – на людей со средним доходом и выше. Но оба сотрудничают в обслуживании корпоративных клиентов. Что касается Русфинансбанка и банка «Дельта Кредит», то они смогли стать лидерами в своих сегментах и их основная цель – не терять ведущих позиций.

Российский рынок остается для нас вторым по значимости после французского, где группа «Сосьете Женераль» планирует активно развиваться. Надеюсь, что кризис в России не будет долгосрочным.

– Каковы основные сходства и различия банковской системы России и Франции?

– Прежде всего, во Франции за многие десятилетия сформировалась культура сбережений. Это значит, что банками накоплено много средств частных клиентов на депозитах. И, как следствие, ресурсная база французских банков более стабильна, чем у российских. Проблемы с ликвидностью могут возникнуть у одного-двух банков, но в разряд системного кризиса это не перейдет.

Другое отличие в том, что во Франции гораздо меньше банков, чем в России, но в то же время рынок более диверсифицирован, там нет одного крупного игрока, который бы владел более 50% рынка, как, например, Сбербанк в России. Существуют, конечно, и другие отличия, но эти – главные.

– А что общего?

– Помимо хороших французских банкиров, даже не знаю...

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №46 (394) 24 ноября 2008
    Местное самоуправление
    Содержание:
    Реклама