Закон может не сработать

Общество
Москва, 24.11.2008
«Эксперт Северо-Запад» №46 (394)
Александр Кононов: «Главная цель наших поправок – четко регламентировать режимы зон регулирования застройки, чтобы пресечь появление скандальных проектов вроде „Биржевого комплекса“, „Финансиста“ или комплекса„ Империал“ у Новодевичьего монастыря. Надеемся, что губернатор Валентина Матвиенко нас поддержит»

В Законодательном собрании Санкт-Петербурга сейчас обсуждается проект закона «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и режимах использования земель в границах указанных зон…». Такой закон впервые принимается в нашем городе и имеет ключевое значение для регулирования градостроительной деятельности в части сохранения уникального исторического облика Петербурга.

Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) подготовило свои поправки к этому законопроекту, призванные повысить его эффективность. Заместитель председателя Санкт-Петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов в интервью обозревателю «Эксперта-СЗ» комментирует смысл и значение этих поправок.

– Насколько вы удовлетворены законопроектом?

– Наполовину. Крайне важно, что режимы зон охраны становятся наконец законом. Это должно остановить нынешнюю вакханалию, когда, пользуясь правовой неразберихой, в Смольный толпами ходят девелоперы за согласованием своих проектов, нередко явно не соответствующих петербургской архитектурной среде.

Поэтому чем скорее появится закон, тем лучше. Тут мы полностью согласны с требованием губернатора Валентины Матвиенко принять режимы до конца этого года.

– Помимо самого факта есть в проекте что-нибудь хорошее – новшества, позволяющие пресекать появление одиозных зданий?

– Конечно. Законопроект подготовлен квалифицированными специалистами и в целом правильный. Он содержит несколько очень нужных положений. Например, сказано, что в историческом центре помимо памятников сохранению подлежат исторические здания – те, что построены до 1917 года. Независимо от того, в какой зоне они расположены – в охранной или в зоне регулирования застройки (ЗРЗ-1, 2, 3), такие здания подлежат охране. Потому что вместе с памятниками они образуют ту уникальную петербургскую культурно-историческую среду, которая является национальным достоянием – тем самым единым градостроительным ансамблем XVIII-XIX веков, который ЮНЕСКО признал объектом всемирного наследия. Раньше эти исторические здания, образующие, как еще говорят, фоновую застройку, у нас никак формально не охранялись.

Очень важным мне также представляется отказ в законопроекте от так называемых лакун – мест в центре города (в том числе и в охранной зоне), где разрешалось новое строительство. К лакунам отнесли территории, где располагались здания, разрушенные во время войны или погибшие в результате обрушения, пожара и т.п. Это понятие было введено в 1988 году, одновременно с введением ныне действующей объединенной охранной зоны, как компромисс для строителей. Сейчас они почти все застроены, а оставшиеся места решено не застраивать из-за ужесточающегося режима охранной зоны. Теперь запрет на новое (по архитектуре) строительство в охранной зоне тотален, не знает почти никаких исключений. Если здание погибает или признано аварийным без возможности сохранения, можно только построить такое же по основным параметрам – внешнему виду (со всех сторон), высоте, габаритам (внутри допускается перепланировка). Или не строить ничего.

– Режимы зон регулирования застройки вас устраивают?

– Вот в этом-то все и дело. При всех достоинствах законопроекта у него есть довольно много недостатков. Мы, конечно, понимаем, что законопроект – плод компромисса и сделать его сегодня идеальным с точки зрения сохранения наследия невозможно при таком давлении строительного лобби. Поэтому в наших предложениях, которые переданы губернатору с просьбой внести их в ЗакС в качестве поправок к законопроекту, мы сконцентрировались на самом главном.

С нашей точки зрения, главное, что нужно сделать, – это более четко регламентировать режимы зон регулирования застройки, в статус которых в 2005 году, когда принимался закон о Генплане, была переведена часть ранее неприкосновенной объединенной охранной зоны. Тем самым на этих территориях были значительно смягчены ограничения, например разрешено новое строительство. В законопроекте формулировки режимов ЗРЗ, на наш взгляд, местами размыты, нечетки и оставляют лазейки для радикальной реконструкции территорий и реализации проектов, которые вызывают скандалы в обществе. Необходимо пресечь появление таких проектов, особенно в ЗРЗ-1, которая раньше входила в объединенную охранную зону и которую ЮНЕСКО до сих пор числит частью объекта всемирного наследия.

Например, в ЗРЗ-1 попадает Невский проспект от Литейного проспекта до Александро-Невской лавры, большая часть набережных Фонтанки (от площади Ломоносова и дальше от Невы), Владимирская площадь со всеми прилегающими улицами, улицы Некрасова, Маяковского, Чехова, Восстания и др. Это ценнейшие кварталы в самом центре Петербурга. Там разрешено новое строительство. Но мы считаем, что во всем остальном режимы в этих кварталах должны быть максимально приближены к режиму охранной зоны.

– Какие формулировки законопроекта в связи с этим вы считаете нужным поправить?

– Самая важная наша поправка относится к проблеме сноса исторических зданий в ЗРЗ. Опыт показывает, что две трети всех скандалов связаны именно с уничтожением таких зданий в центре Петербурга. Законопроект хоть и разрешает снос исторических зданий в ЗРЗ, как и в охранной зоне, лишь в случае признания их аварийными без возможности сохранения, но предписывает в новых зданиях восстанавливать лишь фасады, выходящие на улицы. При этом теряются ценные дворовые фасады, а также здания внутри кварталов, вообще не выходящие на улицы. При нынешней весьма нечеткой процедуре признания здания аварийным мы можем потерять всю внутриквартальную историческую застройку в ЗРЗ. Потому что у нас охраняются лишь дворы зданий-памятников. Мы рискуем превратить наше всемирное наследие в потемкинскую деревню, где от исторической фоновой застройки останутся лишь уличные фасады. Наша поправка предписывает взамен утраченного исторического здания в ЗРЗ-1 и ЗРЗ-2 строить такое же по всем основным параметрам, как и в охранной зоне.

Для иллюстрации приведу один характерный пример. Между домами на Галерной улице, 6 и Конногвардейском бульваре, 5 (а это в нескольких метрах от здания Сената и Синода) была полностью снесена вся внутриквартальная застройка – пять типичных петербургских исторических зданий, включая даже дом, выходящий на Галерную улицу. На их месте строится современный гостиничный комплекс. Мы считаем это варварством. Если бы действовал закон об РЗО с нашей поправкой, такое явное разрушение исторической среды было бы невозможно.

– Подобное варварство происходит, как известно, и под видом реконструкции зданий. Вы с этим бороться намерены?

– Разумеется. Этому сюжету посвящена наша специальная поправка. Она предписывает сохранять габариты реконструируемых исторических зданий в охранной зоне и ЗРЗ-1 (законопроект разрешает изменять габариты). Этим мы пресекаем создание уродливых боковых и задних пристроек, надстройку лишних этажей. На углу улиц Чайковского и Моховой стоит красивый двухэтажный домик. А во дворе в процессе реконструкции предполагается появление восьмиэтажного здания с подземным паркингом на 200 автомобилей. И все это – в охранной зоне! Проект согласован потому, что Высотный регламент (28 м) не нарушается. Но этот восьмиэтажный дом начисто погубит весь квартал, состоящий сейчас в основном из четырехэтажных исторических зданий, – его будет видно отовсюду, даже из Летнего сада. И как на его фоне будет смотреться двухэтажный особнячок на углу, можно себе представить. Для разрушения петербургской исторической среды достаточно одного такого здания на квартал.

Наша поправка пресекает подобные вольности при реконструкции. И позволяет избежать новых общественных скандалов. Вроде того, что разразился в связи с тем, что в процессе реконструкции павильона станции метро «Достоевская» на Владимирской площади, напротив собора, появилось здание «Регент-холла», которое явно диссонирует по габаритам (да и по архитектурному решению) с окружающими зданиями и уродует ансамбль площади. Похожий казус имеет место также на 8-й линии Васильевского острова, где позади двухэтажных домов 11 и 13, построенных в конце XVIII века, выросла огромная гостиница. Сюда можно отнести и известный проект «Серебряные зеркала» на Петроградской стороне, более 60% территории которой относится к ЗРЗ-1 (остальное – ЗРЗ-2). Как и множество других проектов в разных местах исторического центра.

Наша поправка позволяет избежать подобных казусов хотя бы в будущем. Например, при реализации проекта на углу Зоологического переулка (у Биржевого моста, напротив Петропавловки и Эрмитажа). Там уже произошло варварство – вопреки обещаниям инвестор не сохранил лицевые фасады (это ЗРЗ-1), а воспользовался известной технологией «реконструкция со сносом» и полностью снес весь квартал. Как, впрочем, произошло и на углу Невского проспекта и улицы Восстания, где реализуется проект концерна Stockmann.

Кстати, на эту тему у нас есть еще одна поправка. Она запрещает в охранной зоне изменение объемно-пространственной композиции, габаритов и архитектурного решения исторических зданий не только на территориях конкретно перечисленных в Приложении 1 открытых городских пространств (то есть части улиц и площадей), как записано в законопроекте, но вообще везде в пределах охранной зоны. Мы уверены, что без такой поправки сохранить целостность архитектурных ансамблей в охранной зоне не удастся.

– В ЗРЗ тоже есть подобные проблемы. Законопроект эти проблемы как-то решает?

– Вот именно, «как-то». Плохо, на наш взгляд. В проекте предусмотрено в ЗРЗ-1 три типа кварталов («А», «Б» и «В») разной степени сформированности. Кварталы типа «А» – полностью сформировавшиеся и наиболее ценные. Их в ЗРЗ-1 примерно 10-15% от общего количества. Самая тяжелая ситуация с кварталами типа «В», занимающими примерно половину территории ЗРЗ-1. К этой категории относятся так называемые типологически неоднородные кварталы. Законопроект допускает их разделение улицами и проездами. С нашей точки зрения, в ЗРЗ-1 почти нет кварталов, которые можно разделить подобным образом. Поэтому все территории, которые отнесены к такому типу, вызывают у нас недоумение. Например, сквер вокруг ТЮЗа. Это вполне сложившаяся территория. Как там можно провести новую улицу? Это радикально меняет городскую среду. От деления кварталов на типы нужно отказаться.

Наши поправки закрывают и другие лазейки. Например, связанную с тем, что можно изменить исторические границы земельных участков при реконструкции в охранной зоне. Вопрос этих границ в законопроекте вообще обойден, хотя федеральное законодательство обязывает регламентировать его даже для ЗРЗ-1.

– Какие возможности вы оставляете девелоперам в центральных районах? Нельзя же им все запрещать.

– Мы ограничиваем вмешательство только в историческую застройку, до 1917 года. Но в центральных районах много зданий советских времен. Памятников среди них мало. Остальные вполне можно перестраивать или даже сносить и строить заново. Кроме того, вне пределов охранной зоны есть пустыри, которые тоже можно застраивать. Более того, мы даже были бы рады, если бы девелоперы снесли уродливые советские здания (особенно типовые), например, на Садовой улице, Лиговском проспекте и на их месте построили красивые дома по проектам талантливых современных архитекторов. Естественно, не нарушая Высотный регламент. Мы же не против развития города.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№46 (394) 24 ноября 2008
Местное самоуправление
Содержание:
Реклама