В одной туфле

То, что происходит в последний год вокруг малого бизнеса, похоже на уложенную в алгоритм историю о Золушке: вроде основные детали перечислены, а сказка все равно не складывается

Cудьбоносный для малого бизнеса (МБ) «бал» был объявлен прошлым летом, когда федеральные законодатели впервые определились с критериями ранжирования предприятий по величине. Закон РФ №209 установил предельные значения выручки от реализации товаров (работ, услуг) для следующих категорий субъектов малого и среднего предпринимательства: микропредприятия – 60 млн рублей, малые – 400 млн, средние – 1 млрд.

Выступивший в марте 2008 года в роли принца из «Золушки» новый президент Дмитрий Медведев объявил сферу малого предпринимательства своей избранницей, признав, что в последнее время власти ее недооценивали. Он велел создать все условия для того, чтобы к 2020 году доля малых предприятий в ВВП достигла 50% (сейчас она составляет 17%), а число занятых в этих организациях выросло до 60-70% трудоспособного населения (сегодня – 25%).

Федеральный «калым»

Приданое «золушке» приготовили федеральные власти. Прежде всего, они решили заинтересовать региональных чиновников в том, чтобы те субсидировали малый бизнес. Для этого постановлением правительства №188 от 20 марта 2008 года изменены правила предоставления регионам федеральных субсидий. Теперь чем больше средств выделит малым предпринимателям местная администрация, тем больше она получит дотаций на те же цели из федеральной казны. При этом учитывается также количество предприятий, получивших региональные субсидии, и средний объем финансовой помощи в расчете на одно малое предприятие.

Еще один долгожданный подарок назван малой приватизацией. Федеральный закон №159 с 5 августа 2008 года закрепил за арендаторами помещений государственного фонда право преимущественного выкупа занимаемых ими площадей, если в течение последних трех лет они исправно вносили арендную плату. Раньше выкупить такие объекты можно было только на аукционе, где малые предприятия, как правило, проигрывали более состоятельным покупателям.

Две недели назад президент подписал закон о налоговых послаблениях, где для МБ наиболее важными стали два нововведения. Первое разрешает региональным властям снижать ставку упрощенной схемы налогообложения с 15 до 5%. Вторая позволяет фирмам перейти на уплату налога на прибыль по итогам четвертого квартала исходя из фактической прибыли, полученной с начала года. Сама же ставка налога на прибыль с 2009 года снижена с 24 до 20%.

Также МБ обещали выгодные кредиты – не более чем под 11% годовых. Для этого Внешэкономбанк и Российский банк развития будут предоставлять региональным банкам деньги под меньший процент. Объем финансирования программ кредитования МБ этими двумя банками в 2008 году составит 30 млрд рублей, в 2009-м – 40,5 млрд. Кроме того, в форме субсидирования ставок по кредитам, грантов, средств венчурных фондов малые предприятия в 2009 году получат около 10,5 млрд рублей, в 2010-м – 17 млрд, в 2011-м – 22 млрд. Предполагается установить предельный уровень маржи для региональных банков в 3%. Скажем, ВЭБ выделяет банку средства под 8%, а тот, в свою очередь, кредитует малое предприятие под 11%.

Кроме того, Дмитрий Медведев обещал минимизировать количество проверок, которым подвергается мелкое предпринимательство (сегодня только легальные затраты на проверки составляют 10% от выручки таких предприятий), освободить бизнесменов, уплачивающих единый налог на вмененный доход, от обязательного применения контрольно-кассовой техники. Региональным властям рекомендовано упростить процесс регистрации новых малых компаний, энергичнее консультировать МБ, создавать бизнес-инкубаторы, где предприниматели, особенно на стартапе, могли бы получить в аренду помещения и оргтехнику на льготных условиях.

На всех не угодишь

Детализировать рамочные федеральные документы должны региональные власти. Но оказалось, что дело это небыстрое, хотя бы потому, что в некоторых регионах чиновники даже толком не знают, сколько субъектов МБ действует на их территории (в большинстве регионов только этим летом власти приступили к созданию реестра малых предприятий). У других слишком мало опыта взаимодействия с мелкими предпринимателями (в Пскове программу поддержки МБ начали разрабатывать лишь в этом году). К тому же далеко не все региональные администрации сходятся во мнении, что нужнее всего для становления МБ. Например, Министерство экономического развития Республики Карелия утверждает, что распродажа государственной недвижимости по праву преимущественного выкупа арендаторами «открывает ворота для рейдерских захватов». Губернатор Псковской области Михаил Кузнецов назвал льготный выкуп и создание фондов поддержки предпринимательства бессистемными мерами, так как ими могут воспользоваться только отдельные представители малого бизнеса. Продуктивнее, по его мнению, снижать налоги, потому что это поможет всем малым предпринимателям. В Пскове ставку налога для субъектов упрощенной системы налогообложения собираются снизить с 15 до 5%.

А вот мэр Великого Новгорода Юрий Бобрышев, наоборот, убежден, что «снижение налоговых ставок – путь в никуда, только усугубляющий кризисную ситуацию», так как это сокращает доходную часть бюджета.

По мнению Алексея Третьякова, председателя Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка, основная проблема в том, что региональные чиновники в отношениях с малым бизнесом по инерции руководствуются стремлением получить от него как можно больше выгоды, а не помочь его развитию. Особенно это видно на примере местных законов о праве преимущественного выкупа помещений. Скажем, в Петербурге этот документ предусматривает возможность приобретения арендатором объектов площадью до 500 кв. м в рассрочку на два года. При этом значительная доля помещений (в частности, вдоль основных городских магистралей) выкупу не подлежит. Как прогнозируют эксперты, через «сито» закона пройдет лишь 10% от 18,5 тыс. петербургских предпринимателей, арендующих площади у города.

Председатель КУГИ Петербурга Игорь Метельский считает, что если сделать условия выкупа мягче, это приведет к слишком большим потерям городского бюджета. По его подсчетам, даже если бы закон прошел в своем первоначальном варианте (при внесении в петербургский парламент документ ограничивал площадь выкупаемого объекта 50 кв. м), казна недосчиталась бы 2 млрд рублей.

Примечательно, что в большинстве остальных субъектов Северо-Запада, где уже принят или внесен на рассмотрение парламента аналогичный документ, администрации менее озабочены проблемой упущенной прибыли бюджета. Например, в вологодском варианте малая приватизация предусматривает пять лет рассрочки и до 1,5 тыс. кв. м выкупаемой площади, в Ленобласти – 2,5 тыс. «квадратов» и три года рассрочки, в Мурманске – пять лет на выкуп площади, фактически занимаемой в течение последних трех лет, в Коми – 1 тыс. кв. м и два года рассрочки. Исключение – по вышеупомянутым причинам – составляет лишь Псков, где в законе прописана возможность выкупа до 50 кв. м и оплата в течение года.

Правда, региональных предпринимателей не устраивают даже относительно выгодные условия приватизации. «На мой взгляд, здесь уместна градация, – говорит председатель ухтинского Союза среднего и малого бизнеса Сергей Ярченко (Республика Коми). – Например, рассрочку на оплату стоимости помещения в 300 кв. м определить сроком на три года, 400 „квадратов“ – на четыре года, 500 – на пять лет». По его подсчетам, при средней стоимости коммерческих помещений 40 тыс. рублей за 1 кв. м объект площадью 500 «квадратов» обойдется в 20 млн рублей. Такие расходы местному МБ не потянуть, считает Ярченко.

Директор сыктывкарской сети магазинов «Парус» Александр Филимонов, который арендует у города 350 кв. м, не согласен выкупать помещение за 30 млн рублей (примерно во столько оно оценено): «Взять кредит в банке почти невозможно – потребуют залог. А что я могу заложить на такую огромную сумму? Два года выплачивать по миллиону в месяц – это нереально. Так что нам придется арендовать, пока не выгонят».

На трех ногах

Чиновников такие претензии удивляют. Петербургский КУГИ укоряет бизнесменов в чрезмерных аппетитах. Действительно, требование малых бизнесменов предоставить им в собственность помещения фактически только на условиях зачета арендной ставки не отвечает никаким рыночным законам. Ведь во всем мире подобные покупки совершаются, как правило, за счет заемных средств.

Чтобы облегчить кредитное бремя, на федеральном и региональном уровнях уже создаются фонды содействия заемщикам. Средства фондов будут использоваться в качестве поручительства для предпринимателей, не имеющих полного залогового обеспечения по кредиту, для возмещения части затрат по возвращению займа (например, субсидирование процентной ставки).

Начальник отдела департамента экономического развития Мурманской области Ольга Борисенко считает, что бюджету выгодно субсидировать уплату процентов по кредитам, которые малые предприятия берут под инвестиционные проекты. По ее данным, за 2005-2007 годы в области на эти цели было потрачено 4,8 млн рублей бюджетных средств. За это время более 200 предпринимателей получили субсидии, что позволило привлечь около 200 млн рублей кредитов и создать 130 рабочих мест. В результате ежегодно областной бюджет получает более 2 млн рублей НДФЛ.

О неизбежности кредитования МБ говорят и финансисты. «Банки сегодня настороженно относятся к крупным заемщикам как к слишком рискованным клиентам. Если что-то случится с одним-двумя мелкими клиентами, это не будет так ощутимо для кредитора, как банкротство крупного заемщика. Кроме того, большие компании и без того закредитованы, а потому неактивно берут новые займы, так что эта ниша освобождается для малых предприятий», – рассуждает президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир Джикович.

Генеральный директор общероссийского Агентства по поддержке малого и среднего бизнеса Виктор Ермаков не столь оптимистичен: «О развороте банков к малому бизнесу я слышу уже лет пятнадцать, а воз и ныне там. Пока весь разворот состоит в том, чтобы втиснуть в стратегию направление работы с малым бизнесом и попытаться сделать так, чтобы оно приносило прибыль».

К тому же обещанные федеральными властями 11% годовых пока остаются малодостижимой мечтой. В последние несколько месяцев банки дружно принялись поднимать ставки по кредитам. В разных регионах рост составил до 50%, а по данным президента Северной торгово-промышленной палаты Анатолия Глушкова, в Мурманской области некоторые банки повысили ставки почти вдвое.

Ужесточился и «фэйс-контроль»: строительным предприятиям, компаниям сектора В2В и других отраслей, наиболее пострадавших от экономического кризиса, в долг давать никто не хочет. Сроки кредитования пока ничтожны: по данным Ассоциации российских банков, около 76% займов предоставляется предприятиям на срок до трех лет, на пять и более лет – лишь 4% (в странах ЕС – свыше половины всех кредитов). По мнению руководителя петербургского отделения «Опоры России» Андрея Горюнова, инвестиционные ссуды малым предприятиям нужно выдавать на 10-15 лет – как ипотечные кредиты.

Председатель Общественного совета по малому предпринимательству при губернаторе Петербурга Елена Церетели утверждает, что «у многих бизнесменов сейчас паника», так как они не верят, что смогут получить кредиты, а потом в срок погасить их. «Что греха таить, малый бизнес до сих пор одной ногой в белой бухгалтерии, другой – в „серой“, третьей – в „черной“», – признает Церетели. Выходить из тени бизнесмены не особо стремятся. По приблизительным оценкам, треть денежных отношений в МБ не фиксируется в отчетности.

Но дело не только в этом. Почти половина малых компаний работают по упрощенной системе налогообложения, которая не предусматривает ведения отчетности в том объеме, который требуют банки для предоставления кредита. Поэтому предприятиям, желающим получить ссуду, зачастую приходится специально для кредиторов составлять бухгалтерский баланс.

С другой стороны, МБ не хочет садиться на кредитную «иглу», чтобы не лишиться финансовой независимости – одного из своих весомых преимуществ перед крупными компаниями.

«Семья» напрягает

Проблема «малой золушки» еще и в том, что «мачеха» и «сводные сестры» (региональные и муниципальные власти) никуда из ее дома не денутся. И мигом полюбить МБ в соответствии с новой директивой «сверху» они не смогут. Об этом свидетельствует ряд более или менее громких скандалов этого года. То в Великом Новгороде уже после вступления в силу ФЗ №159 власти выставляют арендуемые малыми предприятиями помещения на аукцион (после прокурорской проверки новгородский мэр отменил торги). То выясняется, что в Новгородской области администрация Лычковского сельского поселения ввела для бизнесменов незаконные поборы за уборку и благоустройство территорий. То отличится Ленобласть: невзирая на то что в соответствии с федеральной нормой доля МБ в госзаказе должна составлять не меньше 10%, местные власти допустили его только до 1,5% заказов.

Алексей Третьяков рассказывает об общепринятой практике, когда региональные чиновники навязывают новым малым фирмам и индивидуальным предпринимателям услуги консалтинговых и прочих компаний, которые гарантируют новичкам беспроблемную регистрацию бизнеса. Понятно, что «помощники» тесно связаны с чиновниками, от которых зависит получение соответствующих резолюций.

«Пока не будет изжит фискальный подход властей к предпринимателям и малый бизнес останется для них дойной коровой, задача президента о повышении доли МБ до 50% ВВП невыполнима», – говорит Андрей Горюнов.

Безусловно, внимание властей всех уровней к малому бизнесу сейчас беспрецедентно. И меры, которые принимаются для его развития, необходимы. Но в единую систему они пока не складываются. Это и понятно: до сих пор такую систему никто не выстраивал. Малое предпринимательство, которое стало стихийно развиваться в конце 1980-х годов, уже в конце 1990-х начали оттеснять с рынка более крупные игроки.

К тому же сейчас неясно, сохранится ли у «принца» Дмитрия Медведева намерение усадить малый бизнес на трон после того, как минует кризис. Или в стабильной российской экономике вновь начнутся битвы рыночных гигантов, а МБ из дворца оттеснят «на кухню». Эксперты не берутся прогнозировать события на долгосрочную перспективу.

Cанкт-Петербург